Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Статьи
Статья посвящена раскрытию концепции мирового рынка университетов и обоснованию необходимости отказа от лежащего в ее основе понятия университета мирового класса (УМК). Показано, что в 2022 г. из-за усугубившейся глобальной геополитической турбулентности мировой рынок университетов начал дробиться на локальные (региональные) сегменты, а достигнутый в предыдущие два десятилетия консенсус в отношении критериев передовых университетов был окончательно нарушен. Отмечается, что усугубившееся в 2022 г. противостояние Запада и Востока привело к разрушению монополии США на рынке высшего образования и превращению гомогенного рынка университетов в гетерогенный, для которого понятие УМК теряет прежний смысл. Во многом это связано с отрицанием прежней роли глобальных рейтингов университетов, которые стали совершенно нерелевантны в условиях международных санкций с сопутствующим им феноменом научного остракизма отдельных стран. Показано, что система международных рейтингов университетов ведёт к формированию эффекта ложного престижа, когда научные достижения США и Европы в них неправомерно завышаются, в том числе за счет навязывания ложных идеологем и мифологем относительно прогрессивных организационных моделей университетов. В качестве альтернативы УМК предлагается понятие университета высшего класса (УВК), которое основано на максимально тесной связи вуза с высокотехнологичными секторами национальной экономики посредством его участия в научно–исследовательских и производственно–экспериментальных проектах передовых компаний страны. Показано, что новое понятие и принятие в качестве цели модернизации системы высшего образования России построение множества УВК ведет к революционным изменениям в организационной модели отечественных вузов. Рассмотрены наиболее важные аспекты в сфере кадровой политики при создании УВК.
Объектом статьи выступают ценовые шоки в России, возникающие в результате введения международных санкций в связи с военными действиями на Украине. Цель статьи состоит в рассмотрении наиболее плодотворного международного опыта административного регулирования цен на жизненно важные товары. В частности, рассмотрены методы ценового регулирования в Индии, Китае, Кыргызстане, Венесуэле, Иране, Боливии, Саудовской Аравии, а также в самой России. Обобщение практики регулирования цен позволило построить ее обобщенную схему с учетом этапов, масштаба, времени и методов государственного вмешательства. Кроме того, делается акцент на необходимости совмещения методов статического и динамического регулирования цен на разные группы товаров. Среди рассмотренных стран наиболее интересным и оригинальным представляется опыт Индии, касающийся регулирования корпоративных запасов (например, торговых сетей) для повышения ритмичности продаж и практики маркировки максимальной фиксированной розничной цены (Maximum Retail Price – MRP) на отдельные виды товаров. Обсуждается возможность корректировки индекса удорожания услуг ЖКХ с учетом резких всплесков инфляции в первоначальный период санкций, а также сокращения оперативного периода мониторинга цен для принятия решений с 60 до 30 дней.
Цель статьи состоит в систематическом рассмотрении концептуальных основ процесса формирования и поддержания общественного договора, его свойств и значения. В работе используются исторический и структурный подходы к исследованию феномена общественного договора в связке с их практическим приложением к современным событиям. Результатом исследования является обоснование и раскрытие авторами шести положений теории общественного договора. В частности, дано систематическое объяснение того, почему понимание справедливости, заложенное в основу общественного договора, существенно меняется с течением времени. Обоснована структура общественного договора, предполагающая наличие постоянной (обязательств населения) и переменной (обязательств власти) частей. Показано, что постоянная часть в форме лояльности населения позволяет сохранять в течение длительного исторического времени само государство как таковое, а переменная часть в форме меняющихся требований к власти обеспечивает эволюцию социума. Сформулированы и формализованы два условия эффективности общественного договора, когда выполнение своих обязательств обеими сторонами контракта ведёт к усилению сраны и улучшению положения масс: уровень обязательств верховной власти и общества должен быть примерно равным; багаж благих дел власти должен превышать багаж её неблагих дел. Показано, что первое условие порождает свойство общественного договора, когда в экстраординарных условиях требование лояльности со стороны власти в адрес населения резко возрастает, а второе условие позволяет понять длительное существование неэффективных режимов правления типа диктатуры, когда деспотия в лице авторитарного правителя даёт пользы больше, чем вреда. Основной вывод работы состоит в обосновании того, что в настоящее время в Российской Федерации сложилась уникальная ситуация для создания эффективного нового общественного договора, потребность в котором ощущалась уже давно. Представленные теоретические положения могут быть использованы в системе государственного управления для формирования содержания нового социального контракта.
According to a general social development theory postulate called the consistency principle, the economic growth rate depends not only upon technological, institutional, and cultural progress, but also upon the degree of consistency between these factor groups. The paper formalizes and verifies this hypothesis by applying econometric models to a sample of 154 countries. GDP growth rate was used as the output variable, and technologies, institutions, and culture quantified via proxy variables of labor productivity, Doing Business, and Corruption Perception Indices, respectively, as input ones. A fixed effect model was built on this basis, with explanatory variables’ coefficients adjusted by means of covariance–dispersion matrices. The empirical calculations confirmed the validity of the consistency principle for a group of rich countries (with above the average per capita income), but not for a group of poor countries with per capita income below the average. The obtained results were interpreted in terms of Acemoglu–Robinson’s “narrow corridor” and the structural competition concepts and the self–organization theory. It is shown that in the scope of the Acemoglu–Robinson concept, the consistency principle becomes a necessary condition for the occurrence of the Red Queen effect.
В статье рассматривается проблема кардинального пересмотра общественного договора (ОД) между российским обществом и верховной властью, которая возникла в результате глобальной трансформации геополитической системы в 2022 году. Начавшиеся сдвиги знаменуют кардинальную смену режима управления страной – с зависимого (колониального) на независимый (суверенный). Предметом статьи являются общие контуры, содержание и логика нового ОД, методологической основой – институциональная теория, парадигма исторических нарративов и философские концепции социальной направленности. Пересмотренный ОД включает следующие требования: новая идеология; определение экономического строя страны; обеспечение профессиональных социальных лифтов и персональной ответственности; интеграция Банка России в общую систему государственного управления; дебюрократизация экономики; борьба с крайними формами неравенства; прекращение неконтролируемой иммиграции; введение ответственности за политический саботаж. Несущей конструкцией нового ОД выступает идеология Русской Цивилизации, которая определяется посредством раскрытия следующих вопросов: понятие, лозунг, экономические и социальные основы, философские основания, ценности, международный статус и внутрироссийское восприятие. Для определения отношения россиян к идее Русской Цивилизации был разработан метод стихийной беседы, который позволил установить «эффект психологического треугольника», суть которого состоит в наличии трех фаз восприятия идеи – отторжение, принятие и использование.
The article examines the situation of Russia falling into the epicenter of geopolitical shifts in 2022, when the country found itself involved in the hybrid warfare with the Collective West. The novelty of our approach consists in reconstructing key events of the geopolitical competition of the last 15–20 years with the use of an extensive range of related concepts from various fields: economics (Trout’s mistake, neocolonialism), cybernetics (Ashby’s Law and Sedov’s Law), management (external management, hybrid warfare), synergetics (synergetic effect, system complexity), political science (security, freedom, power structure), political economy (Arrighi’s cycles of capital accumulation, global capital center, rate of return), institutionalism (shifting risks from the physical world to the social world), geography (horizontal diffusion of innovations), psychology (war of meanings, war of nerves). This made it possible to bring together many poorly compatible phenomena of different nature, synthesize the concepts used and reveal the logic behind the struggle of geopolitical players for world hegemony. To deepen the analysis, we provide our own typology of world wars and their characteristics. We prove that the special military operation in Ukraine exposed the impasse of Russia’s economic policy and consolidated other countries in a hybrid war against the United States, thereby becoming a key event in history and giving rise to a global geopolitical confrontation between the West and the Non–West. Our main conclusion is that Russia has objectively found itself in the epicenter of geopolitical turbulence, and, consequently, cannot avoid a direct collision with the Collective West; therefore, over the next 15–20 years the country will have to go through all the stages of a new hybrid world war.
В статье проверяется один из принципов общей теории социального развития, который получил название принципа согласованности. Согласно данному принципу, темпы экономического роста положительно зависят не только от уровня развития технологий, институтов и культуры, но и от степени согласованности между названными факторами. Данная гипотеза была формализована и проверялась путем построения эконометрических моделей на выборке из 154 стран. Выходной переменной выступали темпы прироста ВВП, а входными – технологии, институты и культура. Для квантификации последних использовались соответствующие прокси–переменные: производительность труда, индекс Doing Business и индекс Corruption Perceptions Index. Построенные модели являются моделями с фиксированными эффектами, а коэффициенты при объясняющих переменных определены путем корректировки с помощью использования ковариационно–дисперсионных матриц. Эмпирические расчеты подтвердили справедливость принципа согласованности для группы «богатых» стран с доходом выше среднего уровня и не подтвердили для группы «бедных» стран с доходом ниже среднего. Дана интерпретация полученного результата в терминах концепции узкого коридора Асемоглу–Робинсона, концепции структурной конкуренции и теории самоорганизации. Показано, что принцип согласованности выступает в качестве необходимого условия для возникновения эффекта Красной Королевы в концепции Асемоглу–Робинсона.
Масштабные международные санкции, наложенные на Россию в 2022 году из-за специальной военной операции на Украине, обострили проблему экономического роста и инвестиционного голода. Эти проблемы были призваны хотя бы отчасти решить создаваемые уже 20 лет назад региональные корпорации развития (РКР). В статье предпринята попытка дать оценку деятельности данного института регионального развития в широкой ретроспективе. Для этого используются три волны авторского Рейтинга информационной открытости РКР России за 2016, 2020 и 2022 гг. Расчеты показывают, что российский рынок РКР пришел к количественному и качественному насыщению, когда ни число подобных структур, ни результативность их работы уже не растут. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о финише движения РКР России в своей нынешней форме и их неспособности решать масштабные вызовы 2022 года. Вместе с тем накопленная практика функционирования РКР позволяет обнаружить намечающийся рестарт их деятельности на несколько иной основе – в качестве проектных офисов для вовлечения жителей регионов в построение так называемого народного капитализма. Широкая манифестация приоритетных проектов региона, пользующихся поддержкой местных властей, позволяет предоставить классу инвесторов большой выбор и вовлечь широкие слои населения к инвестированию в предприятия реального сектора на долевой основе.
В статье рассматриваются мегапроекты гражданского назначения как инструмент точечного форсированного социально–экономического развития государства. Возможность и способность инициировать и успешно реализовывать такие проекты в национальных интересах квалифицируется как мера эффективности и суверенитета государства. На примере РФ показано смещение акцента в сторону инфраструктурных мегапроектов преимущественно невысокотехнологичного характера и, вместе с тем, интернационального назначения. По итогам проведенного анализа установлено, что производственные мегапроекты РФ посвящены в основном добыче природных ресурсов и зависят от зарубежного промышленного оборудования. Сделан вывод о том, что инициированные производственные мегапроекты, потенциально направленные на достижение технологического суверенитета РФ, устойчиво пробуксовывают по системным управленческим причинам. Обоснован тезис, что текущая система государственного управления в РФ не может обеспечить эффективный механизм управления мегапроектами по причине «неквалифицированности заказчиков» в лице отраслевых федеральных органов исполнительной власти и проблемами их межведомственного взаимодействия. Предложен методический подход к оценке мегапроектов на этапе их отбора и оценки достигнутых результатов, учитывающий социальную, экономическую, внутриполитическую и внешнеполитическую эффективность.
В статье рассматривается ситуация попадания России в 2022 году в эпицентр геополитических сдвигов, когда она оказалась в состоянии гибридной войны с коллективным Западом. Новизна авторского подхода состоит в реконструкции ключевых событий геополитической конкуренции последних 15–20 лет с привлечением обширного арсенала смежных научных понятий: экономических (ошибка Траута, неоколониализм), кибернетических (законы Эшби и Седова), управленческих (внешнее управление, гибридная война), синергетических (синергетический эффект, сложность системы), политологических (безопасность, свобода, структура власти), политэкономических (цикл накопления капитала Арриги, мировой центр капитала, норма прибыли), институциональных (перекладывание физических рисков в социальные), географических (горизонтальная диффузия инноваций), психологических (война смыслов, война нервов). Это позволило собрать воедино многие плохо совместимые явления разной природы, осуществить синтез используемых понятий и раскрыть логику процесса борьбы геополитических игроков за мировую гегемонию. Для углубления анализа дана авторская типология мировых войн и их характеристики. Обосновано, что специальная военная операция на Украине обнажила тупиковость экономической курса России и консолидировала другие страны в гибридной войне против США, тем самым став ключевым событием истории и дав старт глобальному геополитическому противостоянию Запад/Не–Запад. Главный вывод исследования состоит в том, что Россия объективно оказалась в эпицентре геополитической турбулентности, а потому не может уклониться от прямого столкновения с коллективным Западом, следовательно, на протяжении последующих 15–20 лет ей предстоит пройти все этапы новой мировой войны гибридного типа.
Яндекс.Метрика



Loading...