Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Истоки американской русофобии: сверхприбыль прежде всего!

Практически все годы XXI века проходят под знаком тотальной русофобии. Коллективный Запад обвиняет Россию буквально во всех грехах, а в своих санкциях доходит до абсурда, вплоть до отрицания самого себя и своих завоеваний. Ненависть к СССР можно оправдать «красной заразой» коммунизма, но РФ уже 32 года является капиталистическим государством. В такой ситуации правомерно задать вопрос: откуда же столь непримиримая русофобия?

Маски сброшены, господа!

 

События на Украине подводят определенную черту в развитии современной капиталистической системы. Антироссийские санкции обнажили истинное лицо американской демократии – маски сброшены, господа. Пресловутый «загнивающий капитализм» показал свои интересы в условиях отсутствия морали и двойных стандартов, в одну секунду разрушив выстраиваемые столетиями «высшие ценности». Тем не менее не стоит забывать, что все эти ценности всегда прикрывали только одно – феномен капитала. Того самого, который должен неустанно работать и приносить не просто прибыли, а сверхприбыли. Только так может быть обеспечен пресловутый экономический рост и технологический прогресс.

Однако в последнее время все громче звучат голоса ведущих экономистов мира о конце эпохи экономического роста. «Экономический рост был исключением, а правилом – стагнация и упадок…» (лауреат Нобелевской премии по экономике Дуглас Норт); «Современные теории устойчивого роста… абстрагируются от изучения предложения земли и вообще от ограниченных ресурсов. Подобные теории могут объяснять и объясняют длинные экономические ряды достаточно хорошо, но это не сможет продолжаться долго» (лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Лукас); «…уникальным был как раз период Славного тридцатилетия…» (культовый французский экономист современности Тома Пикетти); «…экономический рост в том виде, какой нам известен, закончился раз и навсегда» (известный публицист и экономист Ричард Хейнберг).

Относительно недавно в Финансовом университете при Правительстве РФ было выполнено исследование, позволившее вывести фундаментальное уравнение экономического роста, в свою очередь давшее возможность сформулировать и доказать теорему об особом секторе, где под особым понимается сектор экономики с очень высокой рентабельностью (свыше 100% в год). Суть указанной теоремы заключается в том, что для обеспечения положительных темпов экономического роста необходимо наличие в экономике особого сектора; в противном случае рост оказывается невозможен (см. подробнее: http://nonerg-econ.ru/cat/6/509/). Анализ многовековой истории показал, что только появление сверхприбыли позволило запустить механизм экономического роста, способствовавшего выходу человечества из мальтузианской ловушки (см. подробнее: http://nonerg-econ.ru/cat/6/500/). В свою очередь возможность получения сверхприбылей у человечества появилась только в эпоху великих географических открытий.

И здесь мы возвращаемся к этическим вопросам, для чего посмотрим, какие виды деятельности обеспечивали появление сверхприбыли.

Начнём с более–менее традиционных. Прежде всего, это пряности (перец, гвоздика, корица и др.), торговля которыми на европейских рынках в Новое время позволяла голландским торговцам обеспечивать норму прибыли в 700–1000%. Однако достижение такой сверхприбыли обеспечивалось жёсткой эксплуатацией колониального населения, безжалостным уничтожением конкурирующих плантаций пряностей, бескомпромиссным ограничением их поставок в Европу. По мнению итальянского экономиста Джованни Арриги, вся бизнес–логика основана на стремлении поддержать сверхвысокую норму прибыли, что возможно только в условиях монополии. Именно стремление к монополии и сверхприбылям объясняет мотивацию всех жестокостей, которые чинил Белый Человек в отношении аборигенов колоний, уничтожении им любых альтернативных торговых и производственных плацдармов, подавлении бунтов рабочих и т.п. Более того, эта же логика капитала лежит даже в основе благотворительности и меценатства. Например, Лоренцо Великолепный Медичи жертвовал немыслимые суммы на работу великих мастеров позднего Ренессанса. Однако подвигло его к этому не чистая любовь к искусству, а рационирование операционного капитала, объем которого был в 10 раз меньше вложений в живопись, скульптуру и архитектуру. Если бы Лоренцо влил этот капитал в свое основное дело, то возник бы избыток его предложения с неизбежным падением его цены – нормы прибыли. Поэтому Лоренцо Медичи строго ограничивал величину своего операционного капитала, а его излишки пускал в атрибуты символического могущества.

Ещё одним сверхприбыльным источником английского капитала XVIII века является рынок чая, рентабельность от продаж которого достигала 300–350% только за счёт того, что Ост–Индская компания, не имеющая конкурентов на европейском рынке, продавала его в Европе по цене в 4,0–4,5 раза выше закупочной.

Среди относительно «этичных» способов накопления капитала можно упомянуть и «тюльпановую лихорадку», которая охватила в начале XVII века Голландию и позволила получать доход с капитала от 400% до 2000%.

Однако основными источниками накопления капитала все–таки являлись пиратство, каперство (узаконенное государством пиратство), работорговля и опиумный бизнес. Пиратская деятельность Джона Хокинса, Пита Хейна, Жана Бара, поддерживаемая и спонсируемая в том числе и на государственном уровне, способствовала не только их собственному обогащению, но и пополнению казны Британии, наживе пайщиков Вест–Индской компании и принца Оранского, а также французских инвесторов пиратской компании Жана Бара. Норма прибыли от подобного рода пиратской деятельности доходила до 1000%. Не меньших значений достигала и рентабельность рынка работорговли, когда стоимость продажи взрослого раба из стран Африки в Европе почти в 7 раз превышала закупочную цену. Более 1000% позволял получать акционерам английской Ост–Индской компании и опиумный бизнес, который помимо обогащения выполнял ещё и стратегическую задачу по выправлению торгового баланса Британии: англичане платили за китайский чай серебром, что способствовало хроническому отрицательному торговому балансу страны; экспорт опиума, 90% которого в XIX веке приходилось именно на Китай, позволяло возвращать серебро назад – в Англию.

Таким образом, несложно увидеть, что первоначальное накопление капитала базировалось на насилии, жестокости, убийствах, многочисленных бесчинствах и крови. Однако не стоит забывать, что это лишь небольшая часть айсберга той бесчеловечной и абсолютно аморальной стратегии накопления капитала, которая позволила в дальнейшем начать путь к «цивилизованному» миру и построению «государства всеобщего благосостояния».

 

А что сегодня?

 

Дальнейшее построение капитализма было основано на той же идеологии – крупный капитал должен не просто работать, но работать так, чтобы приносить сверхприбыль. Отчасти это можно было сделать благодаря новым рынкам, которые стремительно возникали в мировом пространстве. Развитие любого рынка заключается в том, что на ранней стадии оно происходит экспоненциально, т.е. в момент своего образования любой рынок позволяет получать компаниям сверхприбыли. По мере расширения рынка происходит не только увеличение количества производителей, но и насыщение потребления, что в конечном счёте приводит к сокращению прибыли. В этот момент крупный капитал должен переходить на новый перспективный рынок, чтобы снова обеспечить процесс получения сверхдоходов. Компьютеры, айфоны, программные продукты и социальные сети – самые очевидные примеры новых рынков со сверхприбылями.

Способом обеспечения сверхприбыли является создание сети транснациональных корпораций, которые используют ресурсы всего мира с одновременной ликвидацией любой конкуренции, что и позволяет их владельцам становиться монополистами на мировом рынке и… обеспечить себе сверхприбыли. Труд детей, инвалидов и женщин в развивающихся странах за сущие гроши стоит за красивым лейблом кроссовок, джинсов и прочей продукции известных брендов.

И вдруг все пошло не так. Что именно?

США около века были мировым монополистом. Их корпорации опутали своей сетью весь мир и в любой точке земли Америка разруливала ситуацию в свою пользу. Даже мировой нарко–траффик, в конечном счете, был взят под контроль агентами ЦРУ США. А мировой валютой стал доллар, который печатали в Америке и на который бизнесмены страны могли купить у других стран любой товар. Это означает – получить товар почти бесплатно, просто так, за обычные бумажки. Именно немыслимая рентабельность американского бизнеса позволяла правительству страны проводить принцип, согласно которому ради любого гражданина США, оказавшегося в беде, страна готова была послать в место происшествия свой авианосец. И вдруг… механизм перестает работать. Выросли конкуренты и претенденты на роль конкурентов. Это, конечно, Китай, отчасти Индия и… Россия. Масла в огонь подливают Иран, Пакистан, Северная Корея, а с ней и Южная Корея. Всех не устранишь и не удержишь. А потому и монополию уже стало удерживать страшно трудно. И вот наглядный результат – уход Вооруженных Сил США из Афганистана без оглядки на собственных граждан, живших и работавших в чужой стране, которых собственное правительство бросило и не стало тратить средства на их эвакуацию. Пусть сами решают свои проблемы!

Оказывается, для поддержания мировой монополии национального крупного бизнеса допустимы самые жестокие и безнравственные действия по отношению к другим народам, а в случае разрушения этой монополии и исчезновения сверхприбылей вполне допустимо безнравственное отношение и к своему собственному населению. Ничего личного! Логика капитала диктует свои поведенческие модели.

 

А что Россия и Украина?

 

Когда на кону стоит мировое господство, то нет такой преграды, которую не был бы готов снести крупный капитал. И нет такого преступления, которое бы он не оправдал. И здесь роль России не просто велика, но и поистине губительна для США.

Россия обладает огромной территорий, невероятно богата жизненно важными природными ресурсами, имеет чудовищную военную мощь и таинственную креативность населения. Естественный ход событий должен рано или поздно привести к тому, что именно Россия станет претендовать на роль нового центра капитала, на место нового мирового гегемона и монополиста. Именно поэтому естественный ход событий должен быть нарушен и обращен вспять. Для этого США должны сделать все, чтобы устранить потенциального конкурента и возможного лидера. Это можно сделать путем расчленения Российской Федерации на множество мелких «независимых» и «самостоятельных» государств. А для этого все средства хороши.

Европейские страны уже давно находятся под «крышей» США, однако Китай всерьез замахивается на американскую монополию, а с Китаем жестко разобраться один на один опять-таки мешает Россия. Это смертельная угроза для крупного бизнеса США. И именно поэтому происходит сбрасывание масок «цивилизации», потому что единственный вариант для американского капитала в этой ситуации – региональная война, которая посеет хаос в России и тем самым позволит не только отстоять свои позиции транснациональным монополистам, но и укрепить свое влияние. И снова начинает действовать безжалостная логика капитала, оправдывающая все – абсолютную бесчеловечность, кровь, насилие, цинизм, ложь, двойные стандарты и т.п.

Именно с этим обстоятельством связана та истерия коллективного Запада, которая наблюдается сегодня и приобретает абсолютно вселенские масштабы. На наших глазах происходит разрушение того, что считалось основой основ капитализма и рыночной экономики – частной собственности. Санкции, введённые в отношении золотовалютных резервов РФ, собственности ее юридических и физических лиц ставят под сомнение дальнейшее существование капитализма как общественного строя в целом. Закрытие российских СМИ и односторонняя информационная война против России, которую можно сегодня наблюдать, полностью дискредитирует и разрушает миф о свободе слова. Принесение в жертву «демократии» миллионов мирных жителей Югославии, Ливии и стран Ближнего Востока, по которым были нанесены удары бойцов НАТО, крушат идеалы равноправия и равенства в мире. А что насчёт «Black Lives Matter»? Это пустой звук, ибо массовая русофобия перечёркивает любое упоминание о толерантности.

Новое время – новые стандарты. А потому санкции затрагивают уже не только экономику, истерия распространяется и на сферы «вне политики»: культуру, спорт, науку. Отсюда и запрет на русскую культуру, откровенные издевательства в отношении российских спортсменов в форме бесконечных допинговых скандалов, «отлучение» российских ученых от международных баз данных и запрет на публикацию их статей. Борьба за монополию не имеет границ, а потому мы видим поразительно «эффективные» действия в защиту Украины: нелепый запрет на участие кошек из России на международных выставках; перенесение вины «милитаристской России» на 198–летний тургеневский дуб, исключенный из международного конкурса «Европейское дерево года»; запрет на изучение книг Достоевского, родившегося 201 год назад, и звучание музыки Чайковского, родившегося 182 года назад.

Последний гвоздь в гроб «цивилизованного» мира вбили разговоры о том, что США готовят морскую блокаду России и закрытие ей доступа к международным морским путям, что фактически означает узаконивание США пиратства, введение каперства и провоцирование третьей мировой войны. Не случайно США уже подняли в небо четыре самолёта системы управления коммуникациями США при ядерном взрыве. Дежавю: все это уже было, когда Британия боролась за свою мировую монополию.

И не надо думать, что страны Запада борются за мир, за интересы «суверенной» Украины, что они готовы пожертвовать прибылью ради блага человечества. Увы, старый мировой центр капитала в лице США борется за своё выживание, за свои сверхприбыли, а не за те урезанные доходы, которые будут им перепадать в новом геополитическом устройстве. И ради этого капитал идёт ва–банк, возвращаясь к тем самым диким и нецивилизованным методам, на которых он и начинал своё восхождение. Такова диалектика развития – в борьбе за своё право властвовать единолично и безальтернативно страны Запада во главе с США разрушают и обесценивают свои же собственные многовековые завоевания.

 

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкий Е.В., Екимова Н.А. Истоки американской русофобии: сверхприбыль прежде всего! // «Капитал страны», 16.03.2022.

368
6
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
The paper investigates a set of factors contributing to Russia’s transformation into a new world capital accumulation center in the next two to three decades. The novelty of our approach lies in the fact that we consider the current phase of global geopolitical turbulence through the prism of the capital accumulation cycles theory in order to determine the vector of future development of the world economic system. We dig into the topic by forming a comprehensive picture of Russia’s potential advantages that are quite versatile. Thus, we look into the following phenomena: geographical (ice decline in the Russian Arctic; Russia evolving from a land power into a sea power; natural resources endowment), philosophical (dialectical confrontation of homogeneity and heterogeneity of the world system), historical (syndrome of false contender for the role of a world capital accumulation center; passionarity of the ethnos), political (parade of sovereignties and imperial revanchists, diffusion of the nuclear syndrome, legitimization of the struggle against political and managerial opposition), political economy (cycles of capital accumulation; world capital accumulation center; Russia’s economy joining the world system of capitalism), economic (effectiveness of international economic sanctions; general–purpose technologies; industry cycles; regulatory and technology triads), demographic (demographic curse), cultural (openness of the Russian Civilization to immigrants, its civilizing experience in relation to other peoples, high civilizational absorption), military (latent and active phases of hybrid warfare; hybrid warfare paradox), factors and management effects (autonomous and authoritarian management, hegemon and leader models). This helped us to reconstruct the system of checks and balances formed around the Russian Federation in the hybrid warfare between the West and the Non–West. We deepen the analysis by providing our own interpretation of sea states and land states. The main conclusion of the research is that Russia possesses unique geopolitical advantages that allow it to successfully counteract the Collective West and eventually become a new leader of the world economic system.
В статье рассматривается совокупность факторов, способствующих превращению России в новый мировой центр капитала в перспективе ближайших двух–трех десятилетий. Новизна авторского подхода состоит в нетрадиционном наложении концепции циклов накопления капитала к текущей фазе глобальной геополитической турбулентности с целью определения вектора будущего развития мирохозяйственной системы. Раскрытие темы основано на формировании целостной картины потенциальных преимуществ России совершенно разной природы. В зону внимания попали географические явления (таяние льдов в российской зоне Арктики, превращение России из сухопутной державы в морскую, наделенность природными ресурсами), философские (диалектическое противоборство гомогенности и гетерогенности мировой системы), исторические (синдром ложного претендента на роль мирового центра капитала, пассионарность этноса), политические (парад суверенитетов и имперских реваншистов, диффузия ядерного синдрома, легитимация борьбы с политической и управленческой оппозицией), политэкономические (циклы накопления капитала, мировой центр капитала, вхождение российской экономики в мировую систему капитализма), экономические (эффективность международных экономических санкций, технологии широкого применения, отраслевые циклы, регуляторно–технологические триады), демографические (демографическое проклятье), культурологические (открытость Русской Цивилизации для иммигрантов, ее цивилизаторский опыт в отношении других народов, высокая цивилизационная абсорбция), военные (латентная и активная фазы гибридной войны, парадокс гибридной войны) факторы и управленческие эффекты (автономно–авторитарное управление, модели гегемона и лидера). Это позволило реконструировать сформировавшуюся вокруг Российской Федерации систему сдержек и противовесов в гибридной войне Запад/Не–Запад. Для углубления анализа дана авторская трактовка морских и сухопутных государств. Главный вывод исследования состоит в том, что Россия обладает уникальными геополитическими преимуществами, позволяющими ей успешно противостоять консолидированному Западу и в перспективе стать новым лидером мирохозяйственной системы.
The article is devoted to the disclosure of the concept of the global university market and the rationale for the need to abandon the idea of a world–class university (WCU) the concept is based on. The authors have shown that in 2022, due to increased global geopolitical turbulence, the global university market began to split into local (regional) segments, and the consensus reached in the previous two decades on the criteria for leading universities was finally broken. The paper notes that the confrontation between the West and the East, which worsened in 2022, led to the destruction of the US monopoly in the higher education market and the transformation of a homogeneous university market into a heterogeneous one, for which the WCU concept loses its former meaning. This is largely due to the denial of the former role of global university rankings, which have become completely irrelevant under international sanctions with the accompanying phenomenon of scientific ostracism of individual countries. The authors prove that the system of international university rankings leads to the formation of the effect of false prestige, when the scientific achievements of the United States and Europe are unduly exaggerated, including by imposing false ideologemes and mythologemes regarding progressive organizational models of universities. As an alternative to the WCU, the authors propose a concept of Higher Class University (HCU), which is based on the closest connection of the university with the high–tech sectors of the national economy through its participation in research and production and experimental projects of the country’s leading companies. The article shows that the new concept and the adoption of the construction of a HCU set as the goal of modernizing the system of higher education in Russia leads to revolutionary changes in the organizational model of domestic universities. The authors have considered the most important aspects in the field of personnel policy during the HCUs creation.
Яндекс.Метрика



Loading...