Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Что значит «потерять нос» или шизофрения по-гоголевски

Повесть Н.Гоголя «Нос» продолжает быть актуальной, а потому и обсуждаемой. До сих пор вопрос о пресловутой потере главным персонажем повести своего носа подвергается все новым и новым расшифровкам и интерпретациям. Можно ли сказать еще что-то в отношении нарисованной Гоголем фантастической картины? Как соотносится древний гоголевский манускрипт с сегодняшней реальностью?

В настоящее время считается общепризнанным, что потеря носа в повести Н.Н.Гоголя означает потерю частички себя, своего «Я», а также некое фантастическое отделение социального статуса человека от его физической и нравственной сущности. На самом деле, писатель в форме социальной фантасмагории раскрыл двойную шизофрению своего времени. С одной стороны, восприятие коллежским асессором Ковалевым своего носа в качестве самостоятельного действующего лица свидетельствует о явном раздвоении личности, то есть о клинической шизофрении. Блуждания же носа по городу, его превращение в статского советника и надменная беседа со своим «хозяином» лишь подтверждают глубокое психическое помешательство главного персонажа. Все его тайные мечты о головокружительной карьере, страхи перед высшими чинами и комплексы относительно собственных возможностей выразились в диалоге с носом в форме статского советника, то есть с самим собой.

С другой стороны, асессор Ковалев не одинок в своем помешательстве – другие люди также сталкиваются с этим странным предметом. Так, цирюльник Иван Яковлевич ухитряется обнаружить нос в свежеиспеченном хлебе. Врач, обследовавший главного героя, также удостоверяет факт пропажи носа, хотя помочь ничем не может. Более того, по столице поползли странные слухи: кто-то видел нос на Невском проспекте, кто-то – в Таврическом саду. В довершение всего некий полицмейстер, схвативший нос при попытке бегства по чужим документам в Ригу, возвращает асессору Ковалеву его пропажу. Все это недвусмысленно говорит о том, что все социальное окружение главного героя также, как и он сам оказалось во власти жестокой шизофрении. Фактически данное социальное заболевание у Гоголя принимает форму массовых галлюцинаций. Именно эта череда нелепых галлюцинаций превращает повесть «Нос» в сатирическую фантасмагорию.

Так что же означает по Гоголю «потерять нос»? Ответ таков: это возникновение полной вакханалии или, по выражению булгаковского профессора Преображенского, разрухи в головах людей, развитие социальной шизофрении, когда общество утрачивает разумное начало, начинает жить двойными стандартами, преклоняется перед социальными фантомами, утопает во лжи и окончательно теряет какую-либо связь с созидательной деятельностью. С этой точки зрения в гоголевском «потере носа» юмора, иронии и сарказма гораздо меньше, чем горечи, разочарования и презрения к современному обществу. И не зря Николай Гоголь входит в пантеон величайших классиков России – классика не устаревает. А потому и «потеря носа» сегодня также актуальна, как и во времена автора бессмертной повести.

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. Что значит «потерять нос» или шизофрения по-гоголевски// «Неэргодическая экономика», 27.09.2017.

10323
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
The article discusses mechanisms that are put into action during the hybrid war of civilizations that has unfolded at the present time. For this purpose, the concepts of two antagonistic megacivilizations – the West and the Non–West – have been introduced. We reveal the essence and genesis of the First and Second civilizational failures within Western civilization, reconstruct the anatomy of destruction of the national model of Russia’s social development after 1991 under the influence of the neocolonial governance system. We uncover and interpret the paradox of the lag in the development of the two megacivilizations, look into the genesis of the passionarity of the ethnos, and substantiate the primacy of geopolitical logic over economic logic. We provide an outlook of the current hybrid war between the West and the Non–West. The novelty of our approach consists in combining the knowledge of different sciences to explain social processes during the period of geopolitical turbulence. We look into philosophical phenomena (opposite dynamics of the material and spiritual spheres), cybernetic (full and partial cybernetic inversions), historical (birth of ethnic passionarity), political (hybrid wars), biological (neuroplasticity of the brain), cultural (cultural plasticity of civilization), economic (world currency, phenomenon of superprofits) factors. This made it possible to correlate objective and subjective factors in the confrontation between the two megacivilizations. The main conclusion of the study is that neither the West (USA) nor the Non–West (Russia) has clear advantages in the unfolding hybrid war of civilizations. The tactical superiority of the West is opposed to the strategic superiority of the Non–West; this situation does not allow us to make unambiguous predictions about the future winner.
В статье рассматриваются механизмы, которые приводятся в действие во время развернувшейся в настоящее время гибридной войны цивилизаций. Для этого введены понятия двух враждующих мегацивилизаций – Запад и Не–Запад. Раскрыты сущность и генезис возникновения Первого и Второго цивилизационных сбоев внутри Западной цивилизации, реконструирована анатомия разрушения национальной модели социального развития России после 1991 года под воздействием неоколониальной системы управления. Обнаружен и проинтерпретирован парадокс отставания в развитии двух мегацивилизаций, раскрыт механизм рождения пассионарности этноса, обоснован примат геополитической логики над экономической. Дан эскиз протекания нынешней гибридной войны между Западом и Не–Западом. Новизна авторского подхода состоит в синтезе имеющихся знаний в рамках разных наук для объяснения социальных процессов в период геополитической турбулентности. В зоне внимания оказались философские явления (разнонаправленная динамика материальной и духовной сфер), кибернетические (полная и частичная кибернетические инверсии), исторические (рождение пассионарности этноса), политические (гибридные войны), биологические (нейропластичность мозга), культурологические (культурная пластичность цивилизации), экономические (мировая валюта, феномен сверхприбыли) факторы. Это позволило соотнести объективные и субъективные факторы противостояния двух мегацивилизаций. Главный вывод исследования состоит в том, что ни Запад (США), ни Не–Запад (Россия) не имеют явных преимуществ в развернувшейся гибридной войне цивилизаций. Тактическое превосходство Запада противостоит стратегическому превосходству Не–Запада, что не позволяет делать однозначные прогнозы относительно будущего победителя.
The article deals with the problem of identifying world–class universities (WCU) on the basis of information provided by various ranking systems. The relevance of the problem is due to the fact that in 2022 Russia was “cut off” from the world community, including the interruption of cooperation with leading international ranking universities, so the country risks losing the opportunity to self–check its successes and failures by generally recognized criteria. In this regard, the purpose of this article is hypothesis verification that the “friendly” ranking of ARWU base can serve as an effective substitute for the “unfriendly” OS ranking base. To test the formulated hypothesis, we used the previously developed algorithm for identifying WCU using statistical data from the five Global University Rankings – Ouacquarelli Symonds (OS), Times Higher Education (THE), Academic Ranking of World Universities (ARWU), Center for World University Rankings (CWUR) and National Taiwan University Ranking (NTU) – and two University Rankings by subject – OS and ARWU. Conducted calculations disproved the general hypothesis and revealed a fundamental inconsistency of results obtained on the basis of different rankings. In addition, by the example of the ARWU, a profound contradiction in the logic of compiling the GUR and the SRU was uncovered. That raises a broader question about adequacy of the concept of the WCU itself. To answer this question, we conducted a “humanitarian test” for the validity of modern WCU, which showed the presence of elementary illiteracy and lack of culture among graduates of advanced universities. Collected stylized examples allowed to establish that modern world market leaders’ universities do not pass the “humanitarian test”, and therefore the entire rating system cannot be considered a reliable basis for conclusions about the activities of universities. The question of replacing the term WCU with a less pretentious “product” category – practice–oriented universities – is being discussed.
Яндекс.Метрика



Loading...