Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Механизмы интеграции вузов и реального сектора экономики

В современном мире роль университетов кардинально меняется и формируется новая модель их участия в экономике. Сущность новой модели состоит в неизмеримо более тесной интеграции вузов с предприятиями и организациями реального сектора экономики. Вузы, которые отвергнут эту модель, фактически не смогут больше быть полноправными участниками рынка высшего образования. В связи с этим многие российские университеты вынуждены искать новые механизмы взаимодействия с хозяйствующими субъектами региональной экономики. В статье обобщены и систематизированы наиболее успешные практики российских вузов по созданию и использованию интеграционных механизмов с компаниями, предприятиями и ведомствами регионов.

Введение

 

Третье десятилетие XXI века предъявляет совершенно иные требования к вузам, нежели предыдущие 20 лет. Цифровизация и роботизация экономики идут полным ходом, а сложность многих видов деятельности радикально повышается и требует специальных навыков. В таких условиях существует угроза роста дефицита рабочих мест, а их получение становится все более и более проблематичным. Наличие диплома без соответствующей профессиональной подготовки, скорее всего, уже не будет давать каких–либо преференций на рынке труда. Сказанное означает, что в ближайшее десятилетие университеты России должны стать практико–ориентированными и обеспечивать своим выпускникам если не гарантию, то, по крайней мере, очень высокую вероятность трудоустройства. Вузы, которые не смогут соответствовать этому требованию, будут ликвидироваться – либо директивным методом, либо в результате естественных процессов, связанных с отсутствием спроса среди абитуриентов на предоставляемые услуги. При этом обозначенная угроза не является отдалённой перспективой. Согласно сложившемуся в обществе мнению, отдача от образования в России в последние два десятилетия неуклонно снижается (Тихонова, Каравай, 2018) и в межстрановом сравнении демонстрирует одни из худших в мире показателей (Melianova et al., 2020). Происходит пересмотр ценности высшего образования и среди молодёжи: все большая часть молодых людей убеждена, что деньги могут заменить знания (Зубок, Чупров, 2012). И неуклонно растёт осознание необходимости интеграции образования и бизнеса (Соловей, 2021), особенно в интересах регионального развития (Gunasekara, 2006; Кранзеева, 2017).

Справедливости ради отметим, что существует и диаметрально противоположная точка зрения, согласно которой отдача от образования в современной России остаётся достаточно высокой: премия за высшее образование находится на уровне 100%, а вузовский диплом способствует практически двукратному увеличению заработной платы (Капелюшников, 2021). Кроме того, проведённые исследования показали, что для работодателя важным фактором остаётся получение магистерского образования, гарантирующего более высокий уровень заработной платы (на 5–12% выше выпускников бакалавриата), и наличие диплома с отличием, который выступает неким индикатором потенциальной производительности соискателя вакантной должности и повышает вероятность занятости в среднем на 3–4% (Рожкова и др., 2021). При этом инженерно–техническая специализация не даёт зарплатных преференций относительно естественно-научной (Гимпельсон, Зинченко, 2021).

Выполнить требование практико–ориентированности можно только путем налаживания самой тесной интеграции вузов с субъектами реальной экономики. Однако сделать это довольно сложно хотя бы потому, что все предыдущие 30 лет российская система высшего образования (СВО) функционировала практически в полном отрыве от нужд отечественной экономики (Balatsky, Ekimova, 2021). Тем не менее, некоторым университетам страны за прошедшие годы все–таки удалось нащупать эффективные механизмы интеграции с предприятиями, которые могут быть использованы остальными участниками СВО. Цель статьи состоит в рассмотрении новой модели организации деятельности вузов с целью повышения их практико–ориентированности.

 

Новый формат университетского образования

 

В начале 2020 года российским регулятором была анонсирована трансформация отечественной СВО: переход на новую формулу «2+2+2», которая частично или полностью заменит старую модель «4+2». Смысл новой схемы таков: первые два года студенты бакалавриата получают широкое образование, а следующие два года предполагают выбор более узконаправленного направления и подготовку в соответствии с выбранным направлением. После прохождения усовершенствованной модели бакалавриата «2+2» человек поступает на 2 года в магистратуру, которая должна быть перепроектирована под новую логику бакалавриата и не повторять его содержание. При этом рекомендуется бакалавриат и магистратуру оканчивать в разных вузах, как это принято в развитых странах Запада [1].

Стоит отметить, что данная инициатива не является абсолютно новой. Похожие механизмы уже пытались внедрить более 10 лет назад, когда в 2009 г. вышло постановление Правительства РФ №667 «О проведении эксперимента по созданию прикладного бакалавриата в образовательных учреждениях среднего профессионального и высшего профессионального образования», в котором было закреплено понятие «прикладной бакалавриат». С этого момента фактически произошло деление бакалавриата на прикладной и академический, разница между которыми заключалась в практико–ориентированности первого и теоретико–методическом характере второго. Предполагалось, что на начальных курсах обучение будет проходить по одинаковым программам, а в дальнейшем студент сможет выбрать прикладную или научную направленность. После получения степени «прикладной бакалавр» выпускник мог поступать в магистратуру только после того, как отработает определенное время по полученной специальности, тогда как квалификация «академический бакалавр» позволяла сразу продолжать обучение на следующей ступени.

Несмотря на то, что более 50 вузов и техникумов подключились к реализации нововведения, инициатива не получила широкого распространения, и в образовательных стандартах, принятых после 2017 г., не предусматривалось разделение на прикладной и академический бакалавриат. Однако в 2020 г. Президентом РФ В. Путиным было поручено рассмотреть вопрос о введении в российских вузах образовательных программ прикладного бакалавриата, в результате чего данная тематика снова вернулась в число обсуждаемых (Грязнов, 2020).

Таким образом, к настоящему моменту сформировалось понимание как минимум двух ключевых моментов относительно образовательного процесса. Во-первых, образование должно быть практико–ориентированным (Pluzhnik et al., 2018). Современные реалии диктуют новые правила обучения: в условиях конкурентной борьбы побеждает не простое наличие корочек, а обладание конкретными навыками и умениями. Во-вторых, практико–ориентированность образования требует новых подходов к обучению. В частности, формула «2+2+2» фактически позволяет внедрить в образовательный процесс «отложенный выбор», когда у студентов появляется возможность определить направление подготовки после второго курса, что не только повышает уровень их ответственности за своё образование, но и выдвигает серьёзные требования к вузам в части глубокого пересмотра существующих методик и форматов образовательного процесса, а также усиления их интеграции с реальным сектором экономики [2].

 

Механизмы интеграции образования и реального сектора экономики

 

Взаимодействие университетов, бизнеса и власти породило различные механизмы и формы сотрудничества. В зарубежной литературе имеется множество статей, посвящённых изучению подобного рода механизмов, в основе которых лежит модель тройной спирали (напр., (Lui, Huang, 2018; Basco et al., 2021)). Анализ европейского опыта взаимодействия университетов и бизнес–сообщества приведён в (Седунов, Седунова, 2011).

В России также имеется определенный набор механизмов, который позволяет осуществить интеграцию высшего образования и экономики. Некоторые из них носят преимущественно декларативный характер и не имеют серьезных перспектив для распространения, но некоторые – являются по-настоящему продуктивными. Рассмотрим наиболее распространённые из них на примере конкретных организаций.

Научнообразовательные центры (НОЦ) и инфраструктурные инициативы. С 2019 года в Российской Федерации апробируется такой механизм, как НОЦ, под которым понимается особое партнёрство в рамках определенного направления, призванное интегрировать возможности университетов, академических институтов и бизнеса для ускоренного технологического развития экономик регионов [3]. В стране создаются НОЦ как со статусом «мирового уровня» (МУ), так и без него. По состоянию на начало 2021 года в России создано 10 НОЦ МУ, в программы которых вовлечено 20 субъектов федерации, более 100 университетов, 83 научных института и более 200 организаций реального сектора экономики; в июле 2021 года созданы еще 5 НОЦ МУ [4].

В настоящее время говорить об интеграционных достижениях российских НОЦ пока рано. Однако первые положительные результаты уже имеются. Так, в НОЦ «ТулаТЕХ» реализуется совместный проект Тульского государственного университета (ТулГУ) и НПО «СПЛАВ» (лидера по производству реактивных систем залпового огня) по созданию новых реактивных снарядов для Министерства обороны РФ. Кроме того, проект АО «Тулаточмаш» обеспечит создание комплексов тренажёров нового поколения для подготовки специалистов сухопутных войск на единственной в России кафедре «Тренажерные системы и комплексы» в ТулГУ [5].

Реализуемый в рамках Евразийского НОЦ МУ совместный проект Уфимского государственного авиационного технического университета (УГАТУ) и станкостроительной компании «ЕСМ» по разработке продукции для Центра инновационной травматологии и ортопедии (ЦИТО) в Москве позволил сократить отток из региона талантливых выпускников школ и университетов [6].

В рамках НОЦ МУ «Север: территория устойчивого развития» исследователи Северо-Восточного федерального университета (СВФУ) создают биопрепараты из северного природного биосырья профилактического и лечебного действия. В частности, создана новая биологически активная добавка из коры березы и ягеля, предназначенная для профилактики, облегчения и ускорения процесса реабилитации людей, переболевших вирусными заболеваниями. Эффективность этих природных компонентов арктической природы уже продемонстрирована в рамках первой стадии клинических испытаний [7].

В целом можно констатировать, что пока механизм НОЦ не имеет в своем арсенале неких уникальных и аутентичных форм интеграции вузов и предприятий реального сектора; скорее, это лишь обычная договорная форма такой интеграции, получившая специфическое институциональное оформление и направленная на долгосрочное сотрудничество участников договора. Главный плюс такой формы интеграции состоит в определенных гарантиях ее сохранения в долгосрочной перспективе, что является крайне важным для дорогих наукоемких инфраструктурных проектов. В связи с этим можно утверждать, что данный механизм, скорее всего, не станет в ближайшем будущем ведущим драйвером процесса интеграции СВО и реальной экономики, но будет вносить свою заметную лепту в интеграционный процесс.

Опорные вузы и сетевые инициативы. Еще одним механизмом интеграции СВО и реального сектора экономики стала сеть опорных университетов (ОУ), создание которой началось в 2015 г. Минобрнауки России в рамках программы «Развитие сети опорных университетов». В число целей ОУ входила интеграция вузов в социально–культурную, экономическую и образовательную среду региона пребывания. Этот механизм делает акцент на укреплении связей между вузами и предприятиями конкретного региона. Участниками программы стали 33 организации из 32 субъектов РФ; часть из них получили непосредственное финансирование из федерального бюджета, часть – из бюджетов региональных уровней (Аржанова и др., 2017). Окончательная целевая модель развития ОУ включает четыре контура: 1) центр притяжения и развития талантов в регионе; 2) гарант качественной подготовки по широкому спектру направлений; 3) региональный научно–инновационный центр; 4) источник позитивных изменений городской и региональной среды [8]. Главным итогом программы является: строительство ОУ на своей базе объектов инновационной инфраструктуры; организация ими на своей площадке различных этапов инициатив российских институтов развития; создание регионального кадрового резерва для органов государственного управления.

В качестве примеров взаимовыгодного сотрудничества опорных университетов и компаний реального сектора можно указать следующие: Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е. Алексеева на коммерческой основе выполняет инжиниринговые услуги для ООО «Объединенный инженерный центр» Группы ГАЗ, в частности ведет разработки среднего коммерческого автомобиля ГАЗель «NEXT» с электроприводом [9]; Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова совместно с ПАО «ММК–Метиз» осуществляют выпуск опытно–промышленных партий проката высокопрочной арматуры для железобетонных шпал, предназначенных для строительства скоростных железных дорог [10]; Новосибирский государственный технический университет в сотрудничестве с АО «Трансмашхолдинг» и ПАО «Татнефть» ведет разработку новых приводов для вагонов метрополитена [11].

Надо признать, что инициатива по созданию ОВ дала определенный толчок к усилению интеграции образования, науки и бизнеса регионов. Так, число организаций, с которыми заключены договоры в сфере трудоустройства выпускников ОВ, выросло со 124 в 2015 г. до 164 в 2018 г. Зафиксирован рост числа базовых кафедр и организаций, с которыми заключены договоры на реализацию сетевых программ. Например, Уфимский государственный нефтяной технический университет (УГНТУ) в 2018 г. имел в своем составе 76 базовых кафедр, а Саратовский государственный технический университет (СГТУ) имени Гагарина Ю.А. – 60 (при среднем значении для опорных вузов 15). Увеличилось и количество статей, подготовленных сотрудниками опорных вузов совместно с зарубежными организациями: с 38 в 2015 г. до 49 в 2018 г. (Берестов и др., 2020).

Связь ОУ с регионами также усилилась благодаря вовлечению экспертов вузов в политический процесс. Так, в 2018 г. УГНТУ принимал активное участие в разработке документов региональной программы «Стратегия социально-экономического развития Республики Башкортостан на период до 2030 года». Петрозаводский государственный университет (ПетрГУ) в 2018 г. стал ключевой площадкой по выработке и широкому обсуждению с Правительством Республики Карелия, бизнесом и местным сообществом Концепции и Стратегии социально–экономического развития Республики Карелия до 2030 года, стратегий социально–экономического развития муниципальных районов Республики Карелия, программ оздоровления финансов муниципалитетов. Воронежский государственный технический университет (ВГТУ) принял участие в разработке «Стратегии социально–экономического развития Воронежской области на период до 2035 г.» в части проведения комплексного анализа потенциала и динамики развития социально–экономической системы Воронежской области. Кроме того, два проекта ВГТУ вошли в стратегию развития Воронежской области до 2035 г.: создание регионального центра наукоёмких технологий и социально значимых проектов (объём финансирования – 95 млн руб.) и создание инжинирингового центра – технологической платформы «Территория Smart» (объём финансирования – 70 млн руб.) (Берестов и др., 2020).

Имеются позитивные примеры, когда ОУ выступали в качестве драйверов новых производств в регионе. Например, ВГТУ создал автономную некоммерческую организацию «Центр технологического предпринимательства и инноваций», объединяющую вузы, предприятия и организации региона. К проекту присоединились АО «Корпорация НПО РИФ», ПАО «Ростелеком», АО «Турбонасос», АО «Гидрогаз», ООО ФПК «Космос–Нефть–Газ» и др. (Берестов и др., 2020).

Подчеркнём, что система ОУ реализует сетевой инструмент интеграции СВО и бизнеса. Главный итог государственной инициативы состоит в централизованном выделении неких вузов-маркеров, которые должны привлечь внимание предприятий реальной экономики. Во многом инициатива опорных университетов – это преимущественно информационная (рекламная) акция со стороны центральной и региональных властей для концентрации интереса бизнеса на наиболее надежных вузах субъектов федерации. На площадках этих ОУ реализуются разнообразные инициативы по взаимодействию вузов и предприятий реального сектора экономики. Фактически ОУ выполняют роль «центров притяжения» и одновременно «центров распределения» ресурсов региона в целях местного производства. Данный сетевой механизм является аналогом популярных в Германии системы институтов прикладных наук (Fachhochschule), обязательным условием обучения в которых является получение практического опыта работы на предприятии в рамках образовательной программы. Для этого в немецкий вузах созданы центры по взаимодействию с предприятиями малого и среднего бизнеса, выполняющие роль посредника и координатора между заказчиками – бизнес–структурами и исполнителями – студентами вузов (Сагинова, Максимова, 2017).

Целевое обучение и практикоориентированные программы. Одной из проверенных мер адаптации СВО к потребностям реального сектора экономики является институт целевого обучения. Нормативные изменения, которые были сделаны за последнее время, позволили в 2020 г. принять по квоте целевого приёма 503 73 человека, что почти на 5 тысяч человек больше, чем в 2019 г. Наибольшее число студентов по целевому механизму обучаются по программам медицинского, педагогического и транспортного образования. При этом более 85% договоров о целевом обучении заключены на условиях последующей работы не на территориях городов Москвы и Санкт–Петербурга, Московской и Ленинградской областей [12], что способствует более равномерному распределению специалистов по территории страны.

Проявлением интереса компаний реального сектора к университетам стало появление в их структуре, помимо ставших уже традиционными PR– и HR–подразделений (Public Relations и Human Resources соответственно), UR–служб (University Relations), занимающихся связями непосредственно с вузами. Тем самым можно говорить не только об интересе вузов к компаниям, но и наличии встречного интереса. В связи с этим понятие целевого обучения несколько расширяется и, помимо количественного обеспечения кадрами соответствующих компаний и отраслей (Новиков, Новгородов, 2017), предполагает изменение самих учебных программ и формата обучения.

Нормативные новации 2020 года затронули государственные образовательные стандарты. Главное требование состояло в том, что преподаватели–практики, работающие в реальном секторе экономики, должны себя комфортно чувствовать в университетах. С учётом этого обстоятельства из образовательных стандартов было исключено требование о наличии учёных степеней и званий у преподавателей–практиков, что раньше напрямую препятствовало их привлечению к образовательному процессу. Это особенно актуально для новых, развивающихся сфер, например, IT–сектора. Для этого сейчас в вузах создаются специализированные центры компетенций в интересах предприятий. Например, в ВГТУ реализуется проект «Система привлечения специалистов из профильных предприятий (более 5% от общего числа ППС)», направленный на привлечение к преподавательской работе ведущих специалистов предприятий Воронежа (Берестов и др., 2020).

Институт целевого обучения порождает различные формы интеграции вузов и предприятий. Примером таковой является система целевого обучения Московского авиационного института (МАИ) и Национального центра вертолетостроения (НЦВ) имени М.Л. Миля и Н.И. Камова.

На первом уровне сотрудничества – рекрутирование способных школьников для нужд отрасли – осуществляется с помощью организации НЦВ профориентационных чемпионатов по физике «Время винтокрылых» для школьников 9–11 классов, победители которого получают право на целевое обучение в МАИ и МГТУ им. Н.Э. Баумана [13].

На втором уровне сотрудничества происходит бронирование НЦВ части выпускников МАИ для своих нужд путем создания целевых мест. Причем практика целевого обучения в МАИ при подготовке специалистов становится доминирующей по отношению к простому обучению на бюджетной основе. Так, в 2021 г. в МАИ организован набор на 8 программ специалитета, контрольные цифры приема на которые составляют 902 человека, из которых почти 55% мест приходится на целевое обучение. При этом по отдельным специальностям этот показатель еще выше. Например, по специальности «Радиоэлектронные системы и комплексы» из 85 мест под целевое обучение отдано 60 (70,6%), а по направлению «Самолёто– и вертолётостроение» из 160 мест целевая квота составляет 96 (60%), из которых на 70 мест заказчиком выступают предприятия Минпромторга России, на 20 – Министерство обороны РФ, на 6 – иные организации. В частности, целевой набор в НЦВ в 2021 году составляет 25 мест [14].

На третьем уровне сотрудничества осуществляется участие НЦВ в учебном процессе МАИ. Для этого базе НЦВ с 1996 года создана учебная площадка кафедры «Проектирование вертолётов» МАИ, на которой ведется подготовка студентов по специальности «Самолёто– и вертолётостроение». Обучение построено таким образом, что, начиная с 1–го курса, учебный процесс совмещен с практикой, которую студенты проходят поочередно по 2–3 месяца в разных структурных подразделениях НЦВ. На 2–ом курсе студенты могут устроиться на работу на должность техника и дополнительно получать профессиональные навыки, непосредственно участвуя в производственном цикле. Весь процесс спланирован так, что студенты 4 дня в неделю учатся, а 2 дня – могут работать. При этом за каждым студентом, устроившемся на работу, закрепляется персональный наставник, который не только контролирует рабочий процесс, но и оказывает всестороннюю помощь в образовательном процессе. Такой подход продуцирует последующий достаточно быстрый карьерный рост и дает возможность выпускникам вуза претендовать на высокие должности и хорошие зарплаты. Тем самым НЦВ готовит профессионалов, которые по окончании вуза уже являются достаточно хорошими специалистами и, как правило, остаются работать не просто в отрасли, а именно на этом предприятии. Практика «выращивания» НЦВ необходимых ему кадров уже в процессе обучения позволила за годы функционирования рассматриваемого совместного проекта подготовить около 350 уникальных специалистов, многие из которых сегодня занимают на предприятии руководящие должности [15].

На четвертом уровне сотрудничества МАИ и НЦВ организуется дополнительное образование. Примером такового служит совместная программа МАИ и Госкорпорации Ростех «Крылья России» по подготовке инженеров для авиапрома. Кроме того, сотрудники холдинга «Вертолёты России», в состав которого входит НЦВ, периодически проходят дополнительное обучение в МАИ. Например, с 2019 г. реализуется совместный с Академией Airbus образовательный цикл по обучению специалистов холдинга ключевым управленческим компетенциям; зимой 2021 г. на базе МАИ проходила программа дополнительного профессионального образования «Математическое моделирование. Общие принципы и прикладные задачи», в задачи которой входило обучение практическим навыкам моделирования в области вертолётостроения и сертификации [16].

По всей видимости институт целевого обучения только начинает проявлять заложенные в нем возможности и в будущем станет, скорее всего, одним из главных механизмов интеграции бизнеса и высшего образования.

Интеграция производства и образования на площадке вузов: учебные центры. Специализация подготовки студентов под нужды конкретного предприятия может осуществляться разными способами. Традиционный подход состоит в создании в самом вузе специализированного учебно-производственного центра, ориентированного на специфику работы на предприятии–партнере. Наиболее показательном в этом отношении является Омский государственный технический университет (ОмГТУ), который наладил долгосрочное сотрудничество с АО Омский завод транспортного машиностроения (Омсктрансмаш), которое предусматривает три уровня.

На первом уровне осуществляется профориентация школьников относительно профессий ОмГТУ, необходимых для будущей работы на Омсктрансмаше; на факультете довузовской подготовки готовят школьников к поступлению в университет.

На втором уровне в ОмГТУ с 2014 г. организован учебный процесс с участием Омсктрансмаша. Для этого на территории университета смонтировано оборудование, полностью идентичное тому, что используется на самом заводе. Оборудование на территории университета используется, во-первых, для обучения студентов, а, во-вторых, для изготовления ими и сотрудниками ОмГТУ деталей, необходимых для производства конечных изделий Омсктрансмаша. Примечательно, что при установке заводского оборудования в здании учебного корпуса ОмГТУ пришлось существенно укрепить его фундамент. Соответственно в учебном процессе участвуют сотрудники завода и преподаватели университета. Для студентов последних курсов направления «Транспортные средства специального назначения» организованы теоретические и практические занятия с учетом специфики работы завода. Обучение будущей профессии происходит как на самом заводе, так и в учебном центре вуза. Это позволяет выпускникам ОмГТУ прийти на работу в Омсктрансмаш не новичками, а уже готовыми специалистами.

На третьем уровне в вузе организованы специальные классы для подготовки сварщиков, необходимых для Омсктрансмаша. В данном случае университет берет на себя дополнительную опцию по подготовке кадров по рабочим специальностям.

Специализированные центры на площадке вузов особенно эффективны, когда они принимают форму технопарков для многих предприятий–партнеров. Это направление интеграции производства и обучения является достаточно перспективным и будет продолжать развиваться.

Интеграция производства и образования на площадке предприятий: базовые кафедры. Самым перспективным механизмом интеграции реальной экономики и СВО, на наш взгляд, являются базовые кафедры (БК), которые представляют собой своеобразный академический аутсорсинг – вынос процесса обучения за пределы вуза, на предприятие, представленное соответствующей БК. Этот механизм в России имеет давние традиции и уже нашёл широкое распространение (Флек, Угнич, 2020; Пронин, 2021).

В Московском физико-техническом институте (МФТИ) (НИУ) с самого начала была заложена так называемая «система Физтеха», предполагающая отбор самых талантливых абитуриентов и вовлечение студентов в реальную научно-исследовательскую работу под руководством выдающихся ученых в базовых организациях. Таких организаций-партнеров у МФТИ сейчас больше ста [17]. Среди них не только институты РАН, но и крупнейшие российские и зарубежные компании. Для примера рассмотрим некоторые БК вуза. Так, в качестве базовой организации Кафедры анализа данных выступает компания Яндекс и позволяет готовить специалистов в области Data Science: студенты осваивают современные методы хранения, обработки и анализа данных и получают опыт работы над реальными задачами в самых различных приложениях – от диалоговых систем до компьютерного зрения; им доступны специальные курсы Школы анализа данных компании Яндекс, они имеют возможность поработать в командах Яндекса в рамках прохождения стажировки или практики [18]. Патронаж Кафедры аэрофизической механики и управления движением осуществляет ПАО Ракетно–космическая корпорация «Энергия» имени С.П. Королёва, что позволяет студентам и выпускникам кафедры участвовать в процессе модернизации космических транспортных и грузовых кораблей серий СоюзМС и ПрогрессМС, в разработке и создании автоматических космических аппаратов, осуществляющих дистанционное зондирование Земли и предоставление современных услуг связи [19]. Кафедра аэрофизического и летного эксперимента курируется двумя организациями – Центральным аэрогидродинамическим институтом (ЦАГИ) имени профессора Н.Е. Жуковского и Летноисследовательским институтом (ЛИИ) имени М.М. Громова. Особенность обучения на кафедре – большой объем практических занятий и участие в реальных научных экспериментах благодаря имеющимся в ЛИИ и ЦАГИ современной научно–экспериментальной базе и квалифицированным специалистам [20]. Базовыми предприятиями Кафедры интегрированных киберсистем являются Институт проблем управления (ИПУ) имени В.А. Трапезникова РАН, компании Honeywell и IBS (Информационные бизнес системы). За счет этого студенты кафедры могут пройти практику в лабораториях ИПУ РАН, в исследовательских структурах компании Honeywell – мирового лидера средств промышленной автоматизации – и компании IBS – одного из ведущих поставщиков программного обеспечения и ИТ–услуг в Восточной Европе; прикладные исследования ведутся в интересах федеральных органов власти – Министерства обороны РФ, МЧС РФ и др. – и крупных корпораций – Газпрома, Газпромнефти, Лукойла, Роснефти, РЖД и др [21]. Не менее основательно поставлено дело и на Кафедре микропроцессорных технологий в интеллектуальных системах управления, которая курируется российским отделением корпорации Intel, российской компанией-разработчиком микросхем ПКК Миландр и Российским исследовательским институтом корпорации Huawei (R&D–подразделением компании в России). С 3–го курса студенты кафедры становятся сотрудниками одного из подразделений базовых предприятий, что позволяет им начать карьеру в успешной высокотехнологичной компании и в течение учебы получать конкурентоспособную заработную плату; научные и дипломные работы они готовят на основе своей деятельности в компаниях [22].

По этому же пути пошел и НИУ Высшая школа экономики (ВШЭ). Так, по направлению «Физика» образование на бакалавриате в вузе разбито на два этапа. На первом дается общее образование, включающее лекции, семинары и учебные лабораторные работы, которые осуществляются на территории Факультета физики НИУ ВШЭ. При этом практико-ориентированность образования на этом этапе достигается за счет привлечения к ведению занятий действующих исследователей из базовых организаций факультета – специализированных институтов РАН. На втором этапе (начиная с третьего курса) осуществляется специальное образование на БК и в лабораториях базовых институтов РАН. Это дает прямой доступ студентам к современному научному оборудованию, позволяет им погрузиться в профессиональную среду, включиться в обсуждение исследовательских задач. Для этого на Факультете физики НИУ ВШЭ предусмотрено 6 БК: физики конденсированных сред при Институте физики твердого тела РАН; теоретической физики при Институте теоретической физики РАН им. Л.Д. Ландау; физики низких температур при Институте физических проблем РАН им. П.Л. Капицы; физики космоса при Институте космических исследований РАН; квантовой оптики и нанофотоники при Институте спектроскопии РАН; квантовых технологий при Институте общей физики РАН им. А.М. Прохорова. Учебные занятия и руководство научной работой студентов бакалавриата осуществляют ведущие специалисты институтов РАН, что и обеспечивает взаимосвязь обучения студентов с реальными задачами современной физики [23].

Похожие инициативы реализованы в Финансовом университете при Правительстве РФ, в котором открыты БК трех международных консалтинговых компаний из знаменитой «Большой четвёрки» – за исключением фирмы Deloitte в вузе открыты кафедры KPMG, Ernst & Young и PwC. В рамках данного сотрудничества компания PwC для четверокурсников бакалавриата и магистрантов, стремящихся попасть на работу в «Большую четвёрку», открыла бизнес–школу PwC Audit Camp по аудиту; обучение проходит по закрытым материалам международной квалификации ACCA [24]. Кафедра KPMG предоставляет своим студентам возможность участвовать в разработке научной темы компании, приобщиться к её профессиональному сообществу и внести посильный вклад в решение прикладных корпоративных задач, что дает значительное конкурентное преимущество при трудоустройстве в компанию [25]. Кафедра Ernst & Young вообще позиционируется как промежуточная ступень между университетским образованием и работой в большой международной компании. Для этого она предоставляет студентам свой огромный ресурс аналитических материалов для новаторских научных работ в форме лекций, тренингов, презентаций, мастер–классов, кейсов, что позволяет пройти стажировку и начать работу в компании. Занятия по дисциплинам кафедры проводят руководители бизнес–подразделений Ernst & Young [26]. Еще один интересный пример совмещения финансовых и цифровых технологий дает Кафедра «Технологии 1С», куратором которой является группа компаний «1С–Рарус». Кафедра ведет подготовку специалистов в области разработки конфигураций в системе «1С: Предприятие 8». Участие в образовательном процессе сотрудников группы компаний «1С–Рарус» позволяет синхронизировать учебные программы с актуальными задачами бизнеса и тем самым существенно увеличивать потенциал будущих специалистов. Базовая кафедра ведет активную работу по профориентационному консалтингу студентов, организует стажерские программы в подразделениях группы компаний «1С–Рарус», привлекает в сообщество «1С» перспективных студентов, содействует трудоустройству выпускников [27]. Не менее любопытным представляется опыт создания в вузе Кафедры Федеральной антимонопольной службы (ФАС), которая нацелена на использование возможностей ФАС России и ее территориальных органов для подготовки квалифицированных специалистов в области конкурентной политики и антимонопольного регулирования на стыке юриспруденции и экономики [28].

Исходя из последних тенденций, можно предположить, что институт БК в будущем может стать не просто распространенным, а безальтернативным – все выпускники вузов должны будут проходить обучение на БК.

Интеграция производства и образования на площадке предприятий: полный аутсорсинг. Еще более радикальной формой академического аутсорсинга является создание вузом практически автономных учебных площадок за пределами своей территории. В этом случае можно говорить о полном аутсорсинге высшего образования.

Одной из интересных и перспективных инициатив такого рода является проект создания филиала Московского государственного университета (МГУ) им. М.В. Ломоносова в «Национальном центре физики и математики» в г. Сарове. Проект филиал МГУСаров стартует 01.09.2021 по пяти магистерским программам: два по направлению «Прикладная математика и информатика» и три по направлению «Физика». В этих целях каждая магистерская программа имеет руководителей с реальными научными достижениями, которые, помимо этого, еще и задействованы в ведущих научных организациях – институтах РАН, вычислительных центрах и лабораториях МГУ и т.п. Для реализации проекта филиал МГУСаров построен уникальный академический городок, на территории которого имеется конференц–зал на 300 мест, зона коворкинга, поточные и семинарские аудитории, научные лаборатории и оборудование, компьютерные классы, зона библиотеки, широкополосный интернет, кафе, парковка для автомобилей и велосипедов, база для занятий спортом. Студенты будут проживать на территории кампуса в просторных и хорошо оборудованных таунхаусах [29]. Таким образом, в проекте филиал МГУСаров учебный процесс и реальная исследовательская деятельность полностью интегрированы.

Подчеркнем, что подобный полный учебный аутсорсинг осуществляется для магистратуры, которая предполагает более углубленное погружение в специальность. По всей видимости, такой механизм интеграции в совокупности с институтом БК станут главным драйвером интеграции СВО и реального сектора экономики.

Предпринимательские университеты и модель глобального академического партнерства. Наиболее продвинутой формой интеграции экономики и СВО является так называемый предпринимательский университет, который в своей коммерческой деятельности ориентирован на внешние заказы от разных хозяйствующих субъектов.

В России примером такого рода образовательных структур является Университет Иннополис, основанный в 2012 г. и являющийся англоязычным вузом страны. Университет ориентирован на преподавание и исследования в области информационных технологий и робототехники. В настоящее время в его штате работают 213 преподавателей и научных сотрудников из 22 стран и обучаются 823 студента бакалавриата, магистратуры и докторантуры (по состоянию на 2020/2021 учебный год) [30]. Вуз привлекает к образовательному процессу отраслевых специалистов, тем самым сохраняя актуальность программ; более 40% академических программ посвящено практической деятельности в форме командных проектов. После каждого семестра студенты проходят практику в компаниях–партнерах университета, что позволяет им приобрести необходимый опыт и сразу по окончании учебы начать работать в высокотехнологичных компаниях.

Университет Иннополис реализует модель глобальной сети академических партнеров, которая предполагает исследовательские стажировки, студенческий обмен, совместные международные исследования и совместные лаборатории и т.п. Результат такого подхода проявляется в том, что большая часть научно–исследовательской работы вуза ведется по инициативе представителей отраслей: около 60% бюджета университета обеспечивают заказы на НИОКР от Газпрома, Транснефти, Сибура, Аэрофлота и других крупных компаний (например, для Газпрома и Газпромнефти, вуз реализует проект по геомеханическому 3D–моделированию бурения скважин); оставшиеся 40% бюджета – это консалтинг, разработка программного обеспечения, корпоративное обучение и другие заказы от резидентов и партнеров, а также целевые пожертвования [31]. За 2019 год Университет Иннополис привлёк финансирование на 1,8 млрд руб., а в настоящее время в его портфеле 63 коммерческих и грантовых проекта на сумму в 3,2 млрд руб. Привлечение специалистов из разных отраслей делает проводимые исследования междисциплинарными.

В 2017 г. Университет Иннополис выиграл грантовый конкурс на создание и развитие Национального центра компетенций по открытой технологии в области робототехники и мехатроники [32]. В состав консорциума, курируемого Университетом Иннополис, входят 16 российских университетов, 5 институтов прикладных наук, 7 зарубежных партнеров, а также 16 промышленных партнеров. Созданный центр ориентирован на развитие промышленной и коллаборативной робототехники и создание новых робототехнических решений для таких отраслей, как медицина и реабилитация, домашнее хозяйство, сельское хозяйство и транспорт. Кроме того, вуз вовлечен в реализацию приоритетных национальных проектов. В рамках федерального проекта «Кадры для цифровой экономики РФ» в Университете Иннополис в 2019 г. прошло обучение по программе повышения квалификации «CDO (Chief Data Officer) – управление, основанное на данных» [33]. Слушателями программы стали сотрудники органов государственной и муниципальной власти, подведомственных организаций и организаций федерального подчинения. Параллельно с программой CDO в Республике Татарстан по инициативе Университета Иннополис запущена программа повышения квалификации «CDTO (Chief Digital Transformation Officer) – лидер цифровой трансформации». Практическая задача обучающихся состоит в курировании проектов команд CDO, подготовке аналитики по внедрению проектов в регионе и разработке стратегии цифровизации Республики Татарстан.

Институт предпринимательского университета, без сомнения, является самым передовым подходом к обеспечению интеграции СВО и реальной экономики. Однако именно этот подход относится к разряду наиболее трудоемких и труднореализуемых. В будущем можно рассчитывать лишь на несколько подобных масштабных инициатив.

Институт уникальных коллабораций и Центры коллективного пользования. В некоторых случаях российским вузам удается использовать свои уникальные возможности для организации научных исследований на самом высоком уровне, в том числе совместно с ведущими зарубежными научными центрами. Такой пример дает Северо–Восточный федеральный университет (СВФУ) им. М.К. Аммосова, в состав которого в 2011 г. вошел известный в Якутии Музей мамонта им. П.А. Лазарева. В морозильниках музея находится самая впечатляющая по количеству и по составу коллекция замороженных останков ископаемых животных ледникового периода – более 3 тыс. экземпляров [34]. Ученые всего мира вынашивают амбициозные планы по клонированию мамонтов на основе ДНК, выделенных из ископаемых останков. Для реализации этого проекта в 2012 г. между СВФУ и южнокорейского Фонда биотехнологических исследований Sooam (Sooam Biotech Research Foundation) был заключён договор о научном сотрудничестве по проекту «Возрождение мамонта и других ископаемых животных» [35]. Идейными вдохновителями проекта были всемирно известный корейский биотехнолог Хванг Ву Сок и бывший директор Музея мамонта Семен Григорьев. Почти сразу после подписания договора на острове Малый Ляховский была найдена очень хорошо сохранившаяся туша мамонта, аналогов которой нет нигде в мире; впоследствии было найдено еще несколько хорошо сохранившихся останков других животных мамонтовой фауны. На волне этих успехов в 2015 г. на основе Музея мамонта в Якутске был открыт Международный центр коллективного пользования (МЦКП) Молекулярная палеонтология в качестве отдельного структурного подразделения СВФУ.

Если до открытия Музея мамонта почти все палеонтологические находки родом из Якутии отправлялись в научные организации Москвы, Новосибирска, Петербурга, то после организации музея они остаются и экспонируются в Якутске, здесь же проводятся их многоцелевые исследования. Сегодня передовое оснащение МЦКП Молекулярная палеонтология позволяет наиболее интересные и эксклюзивные находки исследовать по всем направлениям. Перед началом работы организуется рабочая группа с участием признанных ученых России (в том числе из Якутии) и других стран, создается индивидуальный план научных исследований. Так, в программе изучения Малоляховского мамонта параллельно существует 15 направлений, а в рабочую группу входят сотрудники и студенты СВФУ, пяти научных учреждений Якутии, пяти российских университетов и институтов РАН, шести научных организаций и университетов других стран. Совместно с Фондом развития Абу–Даби создана уникальная лаборатория по исследованию древних животных.

Благодаря МЦКП Молекулярная палеонтология исследователи Якутии оказались в авангарде палеогенетики, являющейся относительно новым и приоритетным направлением биологии, и получили возможность публиковаться в самых престижных международных научных журналах. Кроме того, СВФУ смог радикально усилить интеграцию учебы в вузе и реальную исследовательскую деятельность за счет совместных научных исследования в области изучения генома древних животных, совместной научной лаборатории, участия в образовательном процессе исследователей–практиков, расширения связей между российскими и зарубежными научными центрами, приглашения высококвалифицированных специалистов для проведения совместных исследований и стажировки сотрудников и студентов университета в центра–партнерах.

Рассмотренный пример показывает, как поиск уникальных возможностей вуза, подкрепленный инфраструктурным потенциалом центров коллективного пользования (ЦКП), позволяет выстроить работоспособную систему «образование–наука». Подобная модель успеха вузов может считаться образцовой и должна максимально широко тиражироваться другими университетами России.

 

Новая модель интеграции образования и реального сектора экономики

 

Перечисленные выше механизмы интеграции, которые уже в той или иной степени освоены российскими университетами, служат достаточной базой для того, чтобы реформировать всю СВО. Для этого фактически необходимо только одно – максимально широкое распространение положительных практик интегрирования образования и производства. Не вдаваясь в детали новой модели СВО, наметим лишь ее основные черты.

Пересмотр учебных программ. В данном случае предполагается пересмотр учебных программ в соответствии с моделью «2+2+2», т.е. создание 2–годовых общих (базовых, фундаментальных) и 2–годовых специализированных (практико–ориентированных) программ для бакалавриата и создание 2–годовых продвинутых (узкопрофильных) программ для магистратуры.

Кадровая реформа в вузах. В данном случае подразумевается, что в новой модели преподавательский состав должен быть разделен на несколько качественно разных групп работников. Первая должна состоять из кадровых (кафедральных) сотрудников вуза, которые будут вести традиционные (базовые) дисциплины в течение первых двух лет обучения студентов бакалавриата. Данная группа преподавателей должна очень хорошо владеть содержанием преподаваемого материала и обладать педагогическими и методическими навыками для повышения качества подачи учебного материала. Научные требования к данным работникам могут быть минимальными. Вторая группа преподавателей должна состоять из преподавателей–практиков, которые способны конкретизировать базовые знания применительно к определенной специальности на определенных местах прохождения студентами практики. Для этой группы кадров научные требования могут быть невысокими при условии солидного практического опыта работы по соответствующей специальности. Эти преподаватели призваны обеспечить специализированные обучение студентов в течение последних двух лет бакалавриата. Эти же лица должны курировать прохождение студентами практики – как внутри вуза, так и за его пределами. Третья группа преподавателей должна обеспечить обучение студентов в магистратуре, для чего они должны соответствовать высоким научным стандартам или обладать высокими практико–ориентированными компетенциями.

Интеграционные действия. В данном случае предполагается разнообразный спектр мер по налаживанию прямых связей с предприятиями реального сектора экономики, набор которых был представлен выше. Главным элементом должно стать тотальное введение базовых кафедр, а все выпускные работы должны готовиться и защищаться только на них с непременным участием представителей базовых предприятий. Внутриуниверситетские кафедры могут заниматься выпускниками бакалавриата и магистратуры только при условии наличия в их арсенале реального производства или научных центров с соответствующим технологическим оснащением. Собственная база вузов в виде технопарков, ЦКП или других форм интеграции образования и бизнеса позволяет готовить специалистов с учетом реальных научно-производственных технологий.

Расширение целевого обучения. Как было сказано выше, гарантия трудоустройства выпускника вуза в ближайшее время будет главной мотивацией получения высшего образования. В связи с этим университеты должны переходить преимущественно на целевой обучение, которое изначально гарантирует трудоустройство студенту. При этом необходимо стремиться, чтобы целевой заказчик по возможности участвовал в процессе организации практики и стажировки студента. Помимо этого, работа базовых кафедр в разных формах позволит если не всем, то значительной части выпускников трудоустроиться в базовые организации, причем этот «приз» будет порождать разумную конкуренцию среди студентов с соответствующим ростом качества подготовки выпускников.

Учёт специфики региональной экономики. При разработке своих программ и специальностей вуз должен ориентироваться, прежде всего, на потребности экономики региона. Знание отраслевых драйверов экономики и дефицитных и востребованных профессий должно непосредственно учитываться при определении состава учебных программ и численности набора студентов. Среди базовых кафедр в обязательном порядке должны присутствовать предприятия отраслевых драйверов экономики региона. Даже при отсутствии гарантий трудоустройства относительно этой группы выпускников, у них будет высокая гарантия попасть на работу в другие аналогичные предприятия отрасли.

 

Заключение

 

Переход к постиндустриальному обществу порождает повышенные риски на рынке труда. Массовая цифровизация и роботизация экономики приведет к значительной массе лишних людей. Для снижения социальных издержек и трудовых рисков у молодежи нынешняя СВО должна изменить свою модель работы с «рыночной», когда выпускники вузов поставляются на абстрактный рынок, иногда даже на несуществующий, на «целевую», когда каждый студент заранее знает, куда он пойдёт работать после учёбы.

Рассмотренная «целевая» модель обучения в СВО уже сейчас стихийно формируется – иногда фрагментарно, иногда на системной основе. Однако этому процессу необходимо придать четкое направление и значительное ускорение. В противном случае интеграция СВО и реальной экономики будет запаздывать относительно требований современного мира. Непременное условие изменения модели функционирования российских университетов состоит в наделении их максимальной свободой в формировании набора учебных программ и их содержания. Именно децентрализация управления СВО лежит в основе восстановления связей между вузами и реальной экономикой.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Аржанова И.В., Воров А.Б., Дерман Д.О., Дьячкова Э.А., Клягин А.В. (2017). Итоги реализации программ развития опорных университетов в 2016 г. // Университетское управление: практика и анализ, 21(4), 11–21.

Берестов, А.В., Гусева, А.И., Калашник, В.М., Каминский, В.И., Киреев, С.В., Садчиков, С.М. (2020). Опорные университеты – потенциал развития регионов и отраслей // Высшее образование в России, 29(8/9), 9–25. DOI: 10.31992/0869-3617-2020-29-8-9-9-25.

Гимпельсон, В.Е., Зинченко, Д.И. (2021). «Физики» и «лирики»: кто российскому рынку более ценен? // Вопросы экономики, 8, 5–36. DOI: 10.32609/0042-8736-2021-8-5-36.

Грязнов, С.А. (2020). Возвращаясь к прикладному бакалавриату // Международный журнал гуманитарных и естественных наук, 10–1(49), 69–71. DOI: 10.24411/2500-1000-11077.

Зубок, Ю.А., Чупров, В.И. (2012). Отношение молодёжи к образованию как фактор повышения эффективности подготовки высококвалифицированных кадров // Социологические исследования, 8(340), 103–111.

Капелюшников, Р.И. (2021). Отдача от образования в России: ниже некуда? // Вопросы экономики, 8, 69–92. DOI: 10.32609/0042-8736-2021-8-69-92.

Кранзеева, Е.А. (2017). Новые модели университетов: вклад в региональное развитие // Университетское управление: практика и анализ, 21(5), 6473.

Новиков, А.В., Новгородов, П.А. (2017). Стратегия развития экономического вуза как основа оценки его интеллектуального капитала // Вестник НГУЭУ, 3, 10–24.

Плужник, И.Л., Ильницкая, Т.О., Луччи, Ф. (2018). Предпринимателями рождаются или становятся? Эффективные академические модели обучения предпринимательству студентов вузов // Образование и наука, 20(5), 56–78. DOI: 10.17853/1994-5639-2018-5-56-78.

Пронин, А.Ю. (2021). Подготовка гражданских специалистов на базовых кафедрах для организаций Министерства обороны Российской Федерации // Международный журнал гуманитарных и естественных наук, 7(58), 6568. DOI: 10.24412/2500-1000-7-65-68.

Рожкова, К.В., Рощин, С.Ю., Солнцев, С.А., Травкин, П.В. (2021). Отдача на магистерскую степень на российском рынке труда // Вопросы экономики, 8, 69–92. DOI: 10.32609/0042-8736-2021-8-69-92.

Сагинова, О.В., Максимова, С.М. (2017). Опыт взаимодействия вузов и предпринимательских структур // Российское предпринимательство, 18(3), 377–387. DOI: 10.18334/rp.18.3.37304.

Седунов, А.В., Седунова, С.Ю. (2011). Модели взаимодействия университета и делового сообщества: европейский опыт // Вестник Псковского государственного педагогического университета. Серия: социально-гуманитарные и психологопедагогические науки, 15, 146153.

Соловей, О.В. (2021). Интеграция образования, бизнеса и государства в условиях инновационной экономики // Экономика образования, 2, 4–14.

Тихонова, Н.Е., Каравай, А.В. (2018). Динамика некоторых показателей общего человеческого капитала россиян в 20102015 гг. // Социологические исследования, 5, 8498. DOI: 10.7868/S0132162518050082.

Флек, М.Б., Угнич, Е.А. (2020). Взаимодействие вуза и предприятия: опыт базово кафедры в подготовке инженерных кадров // Университетское управление: практика и анализ, 24(3), 122136. DOI: 10.15826/umpa.2020.03.030.

Balatsky, E.V., Ekimova, N.A. (2021). Russian economy model: Post–industrial society without industrial sector // The World of New Economy, 15(2), 29–46. DOI: 10.26794/2220-6469-2021-15-2-29-46.

Basso, F.G., Pereira, C.G., Porto, G.S. (2021). Cooperation and technological areas in the state universities of São Paulo: An analysis from the perspective of the triple helix model // Technology in Society, 65, article 101566. DOI: 10.1016/j.techsoc.2021.101566.

Gunasekara, C. (2006). Reframing the Role of Universities in the Development of Regional Innovation Systems // Journal of Technology Transfer, 31(1), 101–113. DOI: 10.1007/s10961-005-5016-4.

Liu, Y., Huang, Q. (2018). University capability as a micro–foundation for the Triple Helix model: The case of China // Technovation, 76-77, 40–50. DOI: 10.1016/j.technovation.2018.02.013.

Melianova, E., Parandekar, S., Patrinos, H. A., Volgin, A. (2020). Returns to education in the Russian Federation: Some new estimates // World Bank Policy Research Working Paper, No. 9387. DOI: 10.1596/1813-9450-9387.

 


[1] См.: Кузнецова Е. Высшее образование отложенного действия: как будут меняться университеты России // Forbes Education, 22.06.2021. URL: https://education.forbes.ru/authors/novaya-sistema-vo-222

[2] См.: Мельник Д. 2+2+2 = современная высшая школа? Что такое отложенный выбор студентов // ТАСС, 18.02.2020. URL: https://tass.ru/opinions/7763823

[3] См.: Научно–образовательные центры: год спустя // Официальный сайт Министерства науки и высшего образования Российской Федерации, 23.11.2020. URL: https://www.minobrnauki.gov.ru/press-center/news/?ELEMENT_ID=25903

[4] См.: Отобраны новые 5 научно–образовательных центров мирового уровня // Официальный сайт Министерства науки и высшего образования Российской Федерации, 09.07.2021. URL: https://minobrnauki.gov.ru/press-center/news/?ELEMENT_ID=36573

[5] См.: Подведены итоги работы НОЦ мирового уровня за 2020 год // Официальный сайт Тульского государственного университета, 19.05.2021. URL: https://tsu.tula.ru/news/all/10141

[6] См.: НОЦем единым // Коммерсантъ, 23.12.2020. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4627056

[7] См.: Наука для людей и бизнеса. На Байкале ищут лекарство от болезни Альцгеймера // Официальный сайт Высшей школы организации и управления здравоохранением, 19.07.2021. https://www.vshouz.ru/news/science/41084/

[8] См.: Опорные университеты. URL: http://flagshipuniversity.ntf.ru/sites/default/files/01_presentation Sobolev.pdf

[9] См.: Отчёт о результатах самообследования федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е. Алексеева». URL: https://www.nntu.ru/frontend/web/ngtu/files/universitet/documents/samoobsledov/otchet2020.pdf

[10] См.: Отчёт о самообследовании опорного университета ФГБОУ ВО «МГТУ им. Г.И. Носова» по состоянию на 01.01.2020 г. URL: https://magtu.ru/servisy-sajta/fajlovyj-arkhiv/send/552-samoobsledovanie-mgtu-na-01-01-2020-g/10972-otchet-o-samoobsledovanii-fgbou-vo-mgtu-im-g-i-nosova.html

[11] См.: Отчёт о самообследовании деятельности университета за 2020 год. URL: https://ciu.nstu.ru/documents_pub/download?id=42724

[12] См.: Доклад «Об итогах деятельности Минобрнауки России за 2020 год и задачах на 2021 год». URL:  http://fgosvo.ru/files/files/Report_MON_2020.pdf

[13] См.: НЦВ “Миль и Камов» проводит онлайн–чемпионат по физике // Официальный сайт холдинга «Вертолёты России», 21.05.2020. URL: https://rhc.aero/media/NCV_chempionat_physics

[14] См.: В профессию с первого курса: система целевого обучения МАИ и АО «НЦВ Миль и Камов» // Официальный сайт холдинга «Вертолёты России», 02.02.2021.  URL: https://mai.ru/press/news/detail.php?ID=120515

[15] Там же

[16] См.: В МАИ открылась школа матмоделирования для сотрудников АО «Вертолёты России» // Рамблер, 21.02.2021. URL: https://news.rambler.ru/education/45649662-v-mai-otkrylas-shkola-matmodelirovaniya-dlya-sotrudnikov-ao-vertolety-rossii/

[17] См.: Официальный сайт МФТИ. Общая информация. URL: https://mipt.ru/about/general/

[18] См.: Официальный сайт МФТИ. Кафедра анализа данных. URL: https://mipt.ru/education/chairs/da/

[19] См.: Официальный сайт МФТИ. Кафедра аэрофизической механики и управления движением. URL: https://mipt.ru/education/chairs/movementcontrol/

[20] См.: Официальный сайт МФТИ. Кафедра аэрофизического и лётного эксперимента. URL: https://mipt.ru/education/chairs/afe/

[21] См.: Официальный сайт МФТИ. Кафедра интегрированных киберсистем. URL: https://mipt.ru/education/chairs/management_problems/

[22] См.: Официальный сайт МФТИ. Кафедра микропроцессорных технологий. URL: https://mipt.ru/education/chairs/microprocessors/

[23] См.: Официальный сайт НИУ ВШЭ. Бакалаврская программа «Физика». URL: https://www.hse.ru/ba/physics/

[24] См.: Официальный сайт Финуниверситета. Базовая кафедра «PwC». URL: http://www.fa.ru/org/chair/pwc/Pages/Home.aspx

[25] См.: Официальный сайт Финуниверситета. Базовая кафедра «КПМГ». URL: http://www.fa.ru/org/chair/kpmg/Pages/Home.aspx

[26] См.: Официальный сайт Финуниверситета. Базовая кафедра «Эрнст энд Янг. URL: http://www.fa.ru/org/chair/ernstyoung/Pages/ey.aspx

[27] См.: Официальный сайт Финуниверситета. Базовая кафедра «Технологии 1С». URL: http://www.fa.ru/org/chair/1c/Pages/Home.aspx

[28] См.: Официальный сайт Финуниверситета. Базовая кафедра «Федеральная антимонопольная служба». URL: http://www.fa.ru/org/chair/fas/Pages/About.aspx

[29] См.: Официальный сайт Филиала МГУ имени М.В. Ломоносова в городе Сарове. URL: https://sarov.msu.ru/ru

[30] См.: Об университете. Официальный сайт Университета Иннополис. URL: https://innopolis.university/about/

[31] См.: Готовой отчёт Университета Иннополис за 2019 год. URL: https://innopolis.university/upload/iblock/d1b/ГО_2019_23.pdf

[32] См.: Центр компетенций НТИ по направлению «Технологии компонентов робототехники и мехатроники» на базе Университета Иннополис. URL: https://robotics.innopolis.university

[33] См.: Бородина В. Школа будущих «единорогов»: как работает университет первого в России IT–города // Forbes, 20.07.2020. URL: https://www.forbes.ru/obshchestvo/403605-shkola-budushchih-edinorogov-kak-rabotaet-universitet-pervogo-v-rossii-it-goroda?photo=3

[34] См.: Рудич К. Можно ли вернуть мамонтов: палеонтолог из Якутии – о том, зачем клонировать древних животных // Forbes, 23.07.2021. URL: https://www.forbes.ru/forbes-woman/435479-mozhno-li-vernut-mamontov-paleontolog-iz-yakutii-o-tom-zachem-klonirovat-drevnih

[35] См.: Официальный сайт Северо–Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова. Международный центр коллективного пользования “Молекулярная палеонтология». URL: https://www.s-vfu.ru/universitet/rukovodstvo-i-struktura/instituty/niipes/mskp_mp/

 

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкий Е.В., Екимова Н.А. Механизмы интеграции вузов и реального сектора экономики // Journal of Economic Regulation (Вопросы регулирования экономики), 2021. Т. 12, №3. С. 58–75.

1201
17
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
The paper investigates a set of factors contributing to Russia’s transformation into a new world capital accumulation center in the next two to three decades. The novelty of our approach lies in the fact that we consider the current phase of global geopolitical turbulence through the prism of the capital accumulation cycles theory in order to determine the vector of future development of the world economic system. We dig into the topic by forming a comprehensive picture of Russia’s potential advantages that are quite versatile. Thus, we look into the following phenomena: geographical (ice decline in the Russian Arctic; Russia evolving from a land power into a sea power; natural resources endowment), philosophical (dialectical confrontation of homogeneity and heterogeneity of the world system), historical (syndrome of false contender for the role of a world capital accumulation center; passionarity of the ethnos), political (parade of sovereignties and imperial revanchists, diffusion of the nuclear syndrome, legitimization of the struggle against political and managerial opposition), political economy (cycles of capital accumulation; world capital accumulation center; Russia’s economy joining the world system of capitalism), economic (effectiveness of international economic sanctions; general–purpose technologies; industry cycles; regulatory and technology triads), demographic (demographic curse), cultural (openness of the Russian Civilization to immigrants, its civilizing experience in relation to other peoples, high civilizational absorption), military (latent and active phases of hybrid warfare; hybrid warfare paradox), factors and management effects (autonomous and authoritarian management, hegemon and leader models). This helped us to reconstruct the system of checks and balances formed around the Russian Federation in the hybrid warfare between the West and the Non–West. We deepen the analysis by providing our own interpretation of sea states and land states. The main conclusion of the research is that Russia possesses unique geopolitical advantages that allow it to successfully counteract the Collective West and eventually become a new leader of the world economic system.
В статье рассматривается совокупность факторов, способствующих превращению России в новый мировой центр капитала в перспективе ближайших двух–трех десятилетий. Новизна авторского подхода состоит в нетрадиционном наложении концепции циклов накопления капитала к текущей фазе глобальной геополитической турбулентности с целью определения вектора будущего развития мирохозяйственной системы. Раскрытие темы основано на формировании целостной картины потенциальных преимуществ России совершенно разной природы. В зону внимания попали географические явления (таяние льдов в российской зоне Арктики, превращение России из сухопутной державы в морскую, наделенность природными ресурсами), философские (диалектическое противоборство гомогенности и гетерогенности мировой системы), исторические (синдром ложного претендента на роль мирового центра капитала, пассионарность этноса), политические (парад суверенитетов и имперских реваншистов, диффузия ядерного синдрома, легитимация борьбы с политической и управленческой оппозицией), политэкономические (циклы накопления капитала, мировой центр капитала, вхождение российской экономики в мировую систему капитализма), экономические (эффективность международных экономических санкций, технологии широкого применения, отраслевые циклы, регуляторно–технологические триады), демографические (демографическое проклятье), культурологические (открытость Русской Цивилизации для иммигрантов, ее цивилизаторский опыт в отношении других народов, высокая цивилизационная абсорбция), военные (латентная и активная фазы гибридной войны, парадокс гибридной войны) факторы и управленческие эффекты (автономно–авторитарное управление, модели гегемона и лидера). Это позволило реконструировать сформировавшуюся вокруг Российской Федерации систему сдержек и противовесов в гибридной войне Запад/Не–Запад. Для углубления анализа дана авторская трактовка морских и сухопутных государств. Главный вывод исследования состоит в том, что Россия обладает уникальными геополитическими преимуществами, позволяющими ей успешно противостоять консолидированному Западу и в перспективе стать новым лидером мирохозяйственной системы.
The article is devoted to the disclosure of the concept of the global university market and the rationale for the need to abandon the idea of a world–class university (WCU) the concept is based on. The authors have shown that in 2022, due to increased global geopolitical turbulence, the global university market began to split into local (regional) segments, and the consensus reached in the previous two decades on the criteria for leading universities was finally broken. The paper notes that the confrontation between the West and the East, which worsened in 2022, led to the destruction of the US monopoly in the higher education market and the transformation of a homogeneous university market into a heterogeneous one, for which the WCU concept loses its former meaning. This is largely due to the denial of the former role of global university rankings, which have become completely irrelevant under international sanctions with the accompanying phenomenon of scientific ostracism of individual countries. The authors prove that the system of international university rankings leads to the formation of the effect of false prestige, when the scientific achievements of the United States and Europe are unduly exaggerated, including by imposing false ideologemes and mythologemes regarding progressive organizational models of universities. As an alternative to the WCU, the authors propose a concept of Higher Class University (HCU), which is based on the closest connection of the university with the high–tech sectors of the national economy through its participation in research and production and experimental projects of the country’s leading companies. The article shows that the new concept and the adoption of the construction of a HCU set as the goal of modernizing the system of higher education in Russia leads to revolutionary changes in the organizational model of domestic universities. The authors have considered the most important aspects in the field of personnel policy during the HCUs creation.
Яндекс.Метрика



Loading...