Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Концентрическая модель российского рынка экономических исследований

В статье рассматриваются данные Рейтинга академической активности регионов (экономика) за 2013–2015 гг., построенные в Финансовом университете при Правительстве Российской Федерации. Предмет исследования: российский рынок научных исследований. Цель работы: исследование пространственной модели отечественного научного рынка. Результаты исследования позволили сделать вывод о том, что три составляющие этого рейтинга – рынок экономистов, экономических журналов и высших экономических школ – подвержены тотальной концентрации. Все большее число регионов исключается из конкурентных процессов на общероссийском рынке научных исследований. Практически все субъекты экономической науки группируются на ограниченном пространственном участке, тогда как остальные регионы остаются без перспектив дальнейшего развития. Обсуждаются возможные последствия наметившейся тенденции и пути преодоления обозначенных проблем.

1. Введение

 

Во всех экономически развитых странах имеется развитая экономическая наука. В свою очередь развитая экономическая наука предполагает наличие достаточно эффективного рынка научных исследований, который включает в себя три группы участников – экономисты-исследователи (кто проводит исследования), вузы (где проводятся исследования) и экономические журналы (где презентуются результаты исследований) [1]. В общем случае наряду с вузами необходимо учитывать институты академической и ведомственной науки, однако в силу акцента Правительства РФ на усилении роли вузов и построении университетской модели науки в данной статье учитывается только этот тип институтов; при необходимости возможно расширение проводимого анализа.

В 2015 г. в Финансовом университете при Правительстве РФ был запущен проект по регулярному составлению академических рейтингов, включающий следующие рейтинговые продукты: Рейтинг академической активности и популярности экономистов России (РААПЭ) [1]; Рейтинг ведущих экономических журналов России (РВЭЖ) [2]; Академический рейтинг высших экономических школ России (АРВЭШ) [3]. В 2016 г. были запущены два дополнительных рейтинга – Золотой рейтинг академической активности и популярности экономистов России (ЗРААПЭ) [4] и Рейтинг академической активности регионов России (экономика) (РААР) [5]. При этом результаты рейтингования экономистов, вузов и журналов нашли свое отражение в академических публикациях [6–8], тогда как относительно региональных особенностей рынка экономических исследований подобный анализ проведен не был. В настоящее время уже имеется три волны рейтингования академической активности регионов – за 2013–2015 гг. Причем за первые два года использовалась усеченная процедура рейтингования, а в 2015 г. был реализован «полный» алгоритм оценки регионов.

Имеющиеся в настоящий момент рейтинговые оценки свидетельствуют о крайне неравномерной организации российского рынка экономических исследований. Данное обстоятельство обусловило необходимость более тщательного исследования складывающейся пространственной модели отечественного научного рынка, что и составляет содержание данной статьи.

 

2. Идеология и методика рейтинга академической активности регионов России

 

Идея данного рейтинга состоит в составлении проранжированного списка регионов России, в которых ведутся экономические исследования. При этом само ранжирование осуществляется в зависимости от числа ведущих экономистов, экономических журналов и высших экономических школ, находящихся на территории соответствующих регионов. Алгоритм рейтинга основан на определении концентрации ресурсов, обеспечивающих продвижение в области экономической науки. При этом учитывается три естественных обстоятельства – наличие тех, кто наиболее активен в проведении экономических исследований (персональные исследователи), наличие организаций, где проводятся передовые исследования (вузы), наличие ведущих информационных площадок, где представлены лучшие экономические исследования (журналы). Таким образом, регионы, в которых сосредоточены основные ресурсы по генерации нового экономического знания, и выступают в качестве авангарда российской экономической науки.

Для определения позиции региона в соответствии с описанным принципом отбираются лучшие экономические журналы России, лучшие высшие экономические школы (вузы) России и ведущие экономисты страны. Данные по журналам берутся из Рейтинга ведущих экономических журналов России (РВЭЖ) [2], данные по вузам – из АРВЭШ [3], а данные по экономистам – из РААПЭ [1]. В выборку попадают все регионы страны (85) независимо от своих рейтинговых значений. Это означает, что некоторые регионы могут иметь нулевой рейтинг, составляя группу нерейтингуемых субъектов Российской Федерации.

Несмотря на простоту и доступность всех исходных данных для рейтингования регионов, в готовом виде подобный продукт отсутствует. В связи с этим разработчик данного рейтинга берет на себя функции по сбору, систематизации и обработке всей указанной информации. В 2013 и 2014 гг. Рейтинг академической активности регионов России (экономика) составлен в усеченном виде, т.е. при его составлении учитывались только журналы и вузы, тогда как данные по экономистам игнорировались. Это связано с тем обстоятельством, что данные по экономистам собираются только с 2015 г., что приводит к хронологической нестыковке трех рейтингов – рейтинга журналов и вузов с одной стороны и рейтинга экономистов – с другой. Начиная с 2015 г., РААР составляется по всем трем информационным базам, синхронизированным по времени. В связи с этим рассмотрим обобщенный алгоритм РААР для 2015 г.; усеченные алгоритмы за предыдущие годы рассмотрены в [5].

Алгоритм РААР включает несколько шагов.

Шаг 1. На первом шаге формируется скоринговая величина n-го региона России в разрезе ведущих экономических журналов страны (хЖn), который представляет собой сумму баллов n-ого региона за счет сложения всех рейтинговых баллов ведущих экономических журнал, издаваемых на его территории:

 

                                           (1)

 

 

где zin – рейтинговый балл i–ого журнала, издаваемого в n–ом регионе; I – число журналов, попавших в выборку (I=50). В дальнейшем полученный скоринг региона нормируется относительно общего числа участников рейтинга журналов с получением величины zЖn=xЖn/I.

Шаг 2. На втором шаге формируется скоринговая величина n-го региона России в разрезе ведущих высших экономических школ (вузов) страны (хВn), который представляет собой сумму баллов n-ого региона за счет сложения всех рейтинговых баллов ведущих экономических школ, расположенных на его территории:

 

                              (2)

 

 

где zjn – рейтинговый балл публикационной активности j–ого вуза, расположенного в n–ом регионе; J – число вузов, попавших в выборку (J=57). В дальнейшем полученный скоринг региона нормируется относительно общего числа участников рейтинга вузов с получением величины zВn=xВn/J.

Напомним, что для определения публикационной активности вузов использовалась методология подсчета его публикаций на страницах лучших экономических журналов страны. В 2015 году использовалась выборка из 13 ведущих экономических журналов страны: «Вопросы экономики», «Российский журнал менеджмента», «Экономика и математические методы», «Экономический журнал ВШЭ», «Прикладная эконометрика», «Журнал Новой экономической ассоциации», «Корпоративные финансы», «Форсайт», «Проблемы управления», «Terra Economicus», «Экономическая политика», «Пространственная экономика», «Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 8. Менеджмент». Эти журналы занимают первые 13 мест РВЭЖ за 2015 год из присутствующих в нем 50 изданий. При этом из РВЭШ заимствуется только показатель публикационной активности вузов; коэффициент стабильности и коэффициент кадрового потенциала не берутся во внимание.

Шаг 3. На третьем шаге формируется скоринговая величина n-го региона России в разрезе ведущих экономистов страны (хЭn), который представляет собой сумму баллов n-ого региона за счет сложения всех рейтинговых баллов ведущих экономистов, работающих его территории:

 

                                                                                                         (3)

 

 

где zln – рейтинговый балл l–ого экономиста, расположенного в n–ом регионе; L – число экономистов, попавших в выборку (L=500). В дальнейшем полученный скоринг региона нормируется относительно общего числа участников рейтинга экономистов с получением величины zЭn=xЭn/L.

Шаг 4. Для построения итогового рейтинга регионов используется процедура равномерного взвешивания трех факторов:

 

                      (4)

 

Полученная на основе формулы (4) величина xn нормируется для получения окончательной оценки zn.

 

                      (5)

 

 

3. Эмпирические результаты рейтингования

 

Результаты расчетов по описанному алгоритму получены на данных за 2015 год и приведены в табл.1. Регионы, получившие одинаковый рейтинговый балл, образуют группу регионов с соответствующими интервальными номерами.

Приведенная табл.1 фиксирует своеобразный портрет научного пространства России в сфере экономической науки. При этом даже беглый взгляд на РААР позволяет увидеть крайнюю неравномерность в развитии регионов страны. Например, в 32 из 85 регионов вообще не зафиксировано никаких достижений в экономической науке. Напомним, что в РААР учитываются только лучшие экономические журналы, лучшие экономисты и лучшие вузы, осуществляющие экономические исследования. Тем самым нулевые данные в графах соответствующих регионов означают следующее: экономисты в регионе работали и экономические исследования в данный год, безусловно, проводились, однако таковые носили «рутинный» характер и не смогли выйти на передовые позиции, которые стали бы заметны в масштабе всей страны. Таким образом, исследования многих регионов носили фоновый характер, но не предопределяли новые направления современной российской экономической науки. Ощутимый вклад в копилку наиболее значимых научных результатов, т.е. с zn>1%, внесли лишь 12 субъектов федерации. Именно эта дюжина регионов и формировала в 2015 году лицо отечественной экономики.

 

Таблица 1. Рейтинг академической активности регионов России (экономика), 2015.

Место

Регион

Скоринговый балл zВn, %

Скоринговый балл zЖn, %

Скоринговый балл zЭn, %

  Итоговый балл zn, %

1

г. Москва

3,589

38,179

13,832

100,00

2

г. Санкт-Петербург

0,477

5,678

1,238

13,30

3

Новосибирская область

0,068

3,152

1,058

7,70

4

Ростовская область

0,138

3,341

0,132

6,50

5

Свердловская область

0,066

2,210

0,430

4,87

6

Воронежская область

0,037

0,000

1,826

3,35

7

Иркутская область

0,026

1,138

0,312

2,66

8

Хабаровский край

0,000

1,356

0,051

2,53

9

Краснодарский край

0,009

0,000

0,920

1,67

10

Белгородская область

0,000

0,000

0,884

1,59

11

Тюменская область

0,000

0,864

0,000

1,55

12

Волгоградская область

0,020

0,000

0,740

1,37

13

Ставропольский край

0,000

0,000

0,448

0,81

14

Удмуртская Республика

0,013

0,000

0,417

0,77

15

Самарская область

0,033

0,000

0,368

0,72

16

Алтайский край

0,000

0,000

0,371

0,67

17

Московская область

0,007

0,000

0,348

0,64

18

Республика Дагестан

0,000

0,000

0,313

0,56

19

Республика Башкортостан

0,026

0,000

0,275

0,54

20

Вологодская область

0,013

0,000

0,280

0,53

21

Орловская область

0,000

0,000

0,221

0,40

22

Приморский край

0,051

0,000

0,149

0,36

23

Тамбовская область

0,000

0,000

0,185

0,33

24

Ульяновская область

0,013

0,000

0,146

0,29

25

Нижегородская область

0,026

0,000

0,133

0,29

26

Мурманская область

0,000

0,000

0,152

0,27

27-28

Республика Татарстан

0,000

0,000

0,100

0,18

27-28

Пермский край

0,013

0,000

0,083

0,17

29-30

Оренбургская область

0,000

0,000

0,084

0,15

29-30

Республика Карелия

0,000

0,000

0,083

0,15

31-32

Челябинская область

0,026

0,000

0,056

0,15

31-32

Калужская область

0,000

0,000

0,076

0,14

33-35

Кемеровская область

0,026

0,000

0,050

0,14

33-35

Томская область

0,000

0,000

0,073

0,13

33-35

Липецкая область

0,000

0,000

0,072

0,13

36

Кабардино-Балкарская Республика

0,000

0,000

0,068

0,12

37

Забайкальский край

0,000

0,000

0,060

0,11

38-39

Курская область

0,000

0,000

0,051

0,09

38-39

Костромская область

0,000

0,000

0,050

0,09

40-41

Республика Мордовия

0,000

0,000

0,045

0,08

40-41

Омская область

0,000

0,000

0,042

0,08

42-45

Пензенская область

0,000

0,000

0,042

0,08

42-45

Саратовская область

0,000

0,000

0,038

0,07

42-45

Республика Саха (Якутия)

0,000

0,000

0,038

0,07

42-45

Тверская область

0,000

0,000

0,037

0,07

46-47

Тульская область

0,000

0,000

0,036

0,07

46-47

Чувашская Республика

0,000

0,000

0,028

0,05

48-49

Амурская область

0,026

0,000

0,000

0,05

48-49

Астраханская область

0,026

0,000

0,000

0,05

50-51

Красноярский край

0,013

0,000

0,000

0,02

50-51

Республика Северная Осетия - Алания

0,013

0,000

0,000

0,02

52-53

Рязанская область

0,007

0,000

0,000

0,01

52-53

г. Севастополь

0,003

0,000

0,000

0,01

54-85

Архангельская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Брянская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Владимирская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Еврейская автономная область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Ивановская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Калининградская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Камчатский край

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Карачаево-Черкесская Республика

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Кировская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Курганская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Ленинградская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Магаданская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Ненецкий АО

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Новгородская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Псковская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Республика Адыгея

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Республика Алтай

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Республика Бурятия

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Республика Ингушетия

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Республика Калмыкия

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Республика Коми

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Республика Крым

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Республика Марий Эл

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Республика Тыва

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Республика Хакасия

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Сахалинская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Смоленская область

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Ханты-Мансийский АО

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Чеченская Республика

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Чукотский автономный округ

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Ямало-Ненецкий АО

0,000

0,000

0,000

0,00

54-85

Ярославская область

0,000

0,000

0,000

0,00

 

Поученный вывод о высокой концентрации интеллектуального потенциала страны в области экономической науки сам по себе уже является настораживающим. Однако наличие трех волн рейтинговых исследований за 2013–2015 гг. в [5] позволяет провести еще более содержательный анализ относительно складывающихся тенденций общероссийского рынка экономических исследований.

 

4. Региональная олигополия на российском рынке экономических исследований

 

В настоящее время имеется динамика о региональной концентрации ведущих вузов и журналов страны (табл.2). Для максимально полного получения представления о характере региональной локализации субъектов рынка рассмотрим показатель групповой доли регионов и традиционный индекс Херфиндаля–Хиршмана (HHI). Полученные данные позволяют сделать следующие выводы.

Во-первых, все три рынка – экономистов, вузов и журналов – являются, по сути, монополистическими или, точнее олигополистическими. Так, коэффициенты HHI для всех трех показателей больше 1800%, т.е. все рынки подпадают под категорию высококонцентрированных. Если же учесть, что даже для рынка экономистов 2015 года HHI был выше своей критической отметки в 1,6 раза, а для рынка журналов и вузов – соответственно в 2,7 и 3,2 раза, то можно говорить, что мы имеем дело с ярко выраженной олигополией научного пространства страны в части экономической науки. Ни о какой нормальной конкуренции регионов на российском рынке экономических исследований говорить не приходится. Фактически мы имеем дело с концентрической моделью организации отечественной науки, когда все ресурсы и результаты в рамках указанного научного направления сосредоточены на строго ограниченном участке территории; остальное пространство страны оголено и не может принять участия в борьбе за право быть полноценным участником данного рынка. Иными словами, в Россия реализована модель с узким передовым научным ядром и обширной научной периферией.

 

Таблица 2. Региональная концентрация субъектов экономических исследований в России, %.

Показатель

Рынок

Журналов

Вузов

Экономистов

2013

Доля 1 региона

63,3

66,4

-

Доля 3 регионов

83,9

82,1

-

Доля 5 регионов

91,1

85,3

-

Доля 10 регионов

100,0

90,3

-

HHI

4304,9

4601,8

-

2014

Доля 1 региона

71,0

74,8

-

Доля 3 регионов

85,7

85,4

-

Доля 5 регионов

92,8

88,1

-

Доля 10 регионов

100,0

92,6

-

HHI

5209,2

5669,1

-

2015

Доля 1 региона

68,3

75,3

52,3

Доля 3 регионов

84,4

88,2

63,9

Доля 5 регионов

94,0

91,0

71,4

Доля 10 регионов

100,0

94,6

82,4

HHI

4860,1

5786,1

2875,9

 

Во-вторых, феномен олигополии был устойчивым и имел тенденцию к усилению. Например, на временном интервале 2013–2015 г. HHI для рынка журналов увеличился на 13%, а для рынка вузов – на 26%. Это означает, что научное ядро регионов продолжает сжиматься, а пространство научной периферии – расширяться. Данный процесс эквивалентен постепенной маргинализации российских регионов, когда все большее число региональных участников рынка оказываются за бортом развернувшейся конкуренции. Все большее число регионов «выдавливается» с рынка передовых исследований, а сами регионы все в меньшей степени способны соответствовать современным общероссийским научным нормам.

Зададимся вполне резонным вопросом о том, как следует воспринимать обнаруженный факт олигополизации российского рынка экономических исследований. Дело в том, что данное явление недвусмысленно свидетельствует об эрозии научного пространства страны, когда региональные научные школы теряют конкурентоспособность и фактически безвозвратно исчезают. Это означает, что научная провинция перестает соответствовать общероссийским научным стандартам и замыкается на узких и малоперспективных проблемах. Прямым следствием такого положения дел станет обеднение интеллектуальной жизни российской провинции и ее превращение в хронического научного аутсайдера. В связи с этим продолжение установившейся тенденции в перспективе грозит разрушением единства общенационального научного пространства и деградацией рынка экономических исследований. Вместе с тем нельзя не отметить и тот факт, что подобное усиление позиций регионов-лидеров является естественным следствием ранних этапов развития конкурентных процессов, когда происходит жесткое размежевание передовых участников рынка и аутсайдеров. Окончательный ответ на вопрос о степени опасности наметившейся тенденции может быть дан через 3–4 года. Не исключено, что по мере стабилизации научного ядра и научных стандартов начнется формирование новых «центров силы» в регионах, в которых сейчас только создается научный потенциал.

Надо сказать, что сейчас уже намечается некоторая контртенденция олигополизации рынка. Так, если ввести в рассмотрение коэффициент вовлеченности федеральных округов (ФО) страны в борьбу за передовые позиции на рынке экономических исследований в виде отношения регионов, получивших ненулевой балл в РААР хотя бы по одному показателю, к числу всех регионов округа, то можно видеть определенное улучшение ситуации за 3 года (табл.3; в скобках приведена расшифровка отношения «активных» регионов к их общему числу в округе). Например, из 8 федеральных округов только в Южном ФО ситуация незначительно ухудшилась; в остальных округах диверсификация успехов возрастала.

 

Таблица 3. Коэффициент вовлеченности федеральных округов

Федеральные округа

2013

2014

2015

Центральный ФО

38,9
(7/18)

44,4
(8/18)

72,2
(13/18)

Северо-Западный ФО

18,2
(2/11)

27,3
(3/11)

36,4
(4/11)

Южный ФО*

66,7
(4/6)

37,5
(3/8)

62,5
(5/8)

Северо-Кавказский ФО

28,6
(2/7)

28,6
(2/7)

57,1
(4/7)

Поволжский ФО

71,4
(10/14)

71,4
(10/14)

85,7
(12/14)

Уральский ФО

50,0
(3/6)

50,0
(3/6)

50,0
(3/6)

Северный ФО

50,0
(6/12)

66,7
(8/12)

66,7
(8/12)

Дальневосточный ФО

33,3
(3/9)

11,1
(1/9)

44,4
(4/9)

* включая г. Севастополь и Республику Крым

 

Подчеркнем, что проведенные расчеты вскрывают довольно неоднозначные процессы. С одной стороны, все ресурсы рынка экономических исследований все явственнее группируются в небольшом числе регионов-лидеров, с другой – все больше регионов-аутсайдеров «выстреливают» одиночными достижениями. Последнее обстоятельство позволяет надеяться, что со временем локальные достижения провинции станут более масштабными и превратятся в устойчивую деятельность полноценных научных школ соответствующих регионов.

Подводя итоги, следует подчеркнуть, что пока процесс концентрации научных сил явно преобладает над отдельными попытками регионов войти в передовое научное пространство.

 

5. Региональные рынки журналов и вузов: продолжение коллапса

 

Для уяснения происходящих процессов рассмотрим более подробно рынки журналов и вузов, на которых происходили заметные олигопольные сдвиги.

В частности, обращает на себя тот факт, что число регионов, в которых сосредоточены все передовые экономические журналы, в 2013 и 2014 гг. составляло всего лишь 9, а в 2015 г. – 8. Следовательно, концентрация рынка увеличилась, хотя HHI в 2015 г. немного уменьшился по сравнению с 2014 г. (табл.2). Данное противоречие означает следующее: емкость рынка «активных» регионов, в которых выпускались ведущие журналы по экономике, сократилась с 9 до 8, но при этом среди оставшихся 8 регионов распределение потенциала журналов стало более равномерным и конкуренция между ними возросла. Иными словами, ослабление конкуренции за ведущие научные журналы в масштабе всего российского пространства шло параллельно с ростом конкуренции среди ядра «активных» регионов.

Рассмотрение состава «активных» регионов в динамике позволяет увидеть, что он был не слишком стабильным (табл.4). Только 5 регионов постоянно входили в число «активных», тогда как остальные регионы выпадали из списка лидеров. Таким образом, из 8–9 «активных» регионов только 5 демонстрировали по-настоящему стабильный успех (в табл.4 они помечены более темным цветом). Именно эти 5 регионов и образуют передовое региональное ядро научного пространства России; именно в этих субъектах федерации сосредоточены лучшие экономические журналы страны и, следовательно, именно в эти регионы стекается вся самая ценная информация в области экономической науки. Если же учесть, что идентифицированное региональное ядро составляет всего лишь 5,9% от общего числа регионов России, то можно утверждать следующее: региональный рынок журналов страны постепенно деградирует, а подавляющее большинство регионов не в состоянии даже включиться в борьбу за право считаться передовой научной площадкой.

 

Таблица 4. Состав «активных» регионов России, в которых издаются передовые экономические журналы.

2013

2014

2015

г. Москва

г. Москва

г. Москва

г. Санкт-Петербург

г. Санкт-Петербург

г. Санкт-Петербург

Новосибирская область

Новосибирская область

Новосибирская область

Ростовская область

Ростовская область

Ростовская область

Свердловская область

Свердловская область

Свердловская область

Волгоградская область

Иркутская область

Иркутская область

Московская область

Тюменская область

Тюменская область

Брянская область

Орловская область

Хабаровский край

Кемеровская область

Республика Удмуртия

-

 

Похожую тенденцию к концентрации демонстрировали и высшие экономические школы (вузы), которые за рассматриваемые три года группировались во всё меньшем количестве регионов (табл.5). Так, если в 2013 г. ядро «активных» регионов, в которых присутствовали передовые вузы, вошедшие в РВЭШ, составляло 42,3% от числа всех регионов, то в 2015 г. оно сократилось до 29,4%. Таким образом, больше 2/3 всех регионов страны оказалось «выключено» из конкуренции за наличие передовых вузов, проводящих экономические исследования.

 

Таблица 5. Динамика рынка высших экономических школ

Показатель

2013

2014

2015

Число «активных» регионов

36

35

25

Число вузов в РВЭШ

127

76

57

 

Столь драматичные сдвиги на региональном рынке вузов произошли в основном из-за сокращения общего числа вузов, способных конкурировать на страницах передовых экономических журналов страны. Так, за два года – с 2013 по 2015 гг. – число вузов, фигурировавших в ведущих российских журналах по экономике, сократилось в 2,2 раза. Это означает, что сотрудники провинциальных университетов все активнее вытесняются со страниц самых престижных изданий России экономистами из наиболее известных и престижных вузов страны преимущественно столичного происхождения [2]. Таким образом, рынок ведущих высших экономических школ России также активно сжимается, а конкуренция между ними становится уделом немногих наиболее преуспевающих вузов. В данном случае особо следует отметить масштаб и скорость происходящих процессов – всего за два года ядро «активных» регионов сжалось на треть. Это не может ни настораживать.

Подобное положение дел отчасти явилось прямым следствием проводимой в последние годы Правительством РФ научно-технической политики. Наделение вузов особыми статусами (ведущий классический, федеральный, национальный исследовательский университет и т.п.) и включение их в специальные государственные программы (например, «5–100») спровоцировало дифференциацию в их научной результативности. Рядовые провинциальные вузы уже практически не в состоянии конкурировать со столичными грандами, которые зачастую еще обладают и соответствующей специализацией. Параллельно процессы концентрации передовых журналов и вузов в ограниченном числе регионов оказались сопряженными и взаимоподдерживающими. Например, крупные столичные вузы экономического профиля выпускают общероссийские экономические журналы, на страницах которого естественным образом доминируют сотрудники материнского вуза.

Чуть лучше обстоит ситуация с региональным рынком наиболее активных экономистов страны. Так, число «активных» регионов в этом случае в 2015 г. составляет 46, что почти в 2 раза лучше ситуации с вузами и почти в 6 раз – с журналами. Однако и в этом случае почти половина российского пространства устранено из процесса конкуренции за передовые кадры. Среди наиболее успешных регионов фигурируют Москва, Воронежская область, Санкт-Петербург, Новосибирская область, Краснодарский край и др.

Более высокая активность рынка экономистов объясняется простым фактом: активные ученые даже в провинции могут проводить интересные исследования и посылать свои статьи в престижные столичные журналы; этот процесс зависит целиком и полностью от самих исследователей и не требует дополнительных ресурсов. В этом смысле рынок экономистов является самым демократичным и конкурентным, хотя и его характеристики в целом являются неудовлетворительными.

 

6. Заключение

 

Проведенный анализ данных РААР за 2013–2015 гг. со всей очевидностью показал катастрофичное «схлопывание» рынка экономических исследований. Идентифицированный коллапс проявляется в том, что все большее число регионов страны исключается из конкуренции на всех трех рассмотренных рынках – экономистов, журналов и вузов. Этот процесс равносилен постепенному разрушению научных школ в провинции и ресурсному оголению большинства регионов страны, что делает невозможным дальнейшее наращивание их научного потенциала. Учитывая, что экономическая наука идет в авангарде социального знания, коллапс регионального рынка экономических исследований может отрицательно сказаться на понимании возникающих в регионах проблем, качестве региональных стратегий и программ развития, а также на разработке адекватных ответов на социально-политические вызовы.

Несмотря на угрожающий характер рассмотренных тенденций, некоторые регионы до сих пор обладают определенным потенциалом для развития на своей территории современного экономического знания. Для этого необходимы современные подходы к управлению научным потенциалом вузов и научных организаций, отрицающие распыление кадровых и финансовых ресурсов. Однако правильное использование этих подходов – прерогатива местных руководителей научных коллективов.

 

Литература

 

1. Рейтинг академической активности и популярности экономистов России/ Неэргодическая экономика, 2015. [Электронный ресурс] URL: http://nonerg-econ.ru/cat/18/7/.

2. Рейтинг ведущих экономических журналов России/ Неэргодическая экономика, 2015. [Электронный ресурс] URL: http://nonerg-econ.ru/cat/18/8/.

3. Академический рейтинг высших экономических школ России/ Неэргодическая экономика, 2015. [Электронный ресурс] URL: http://nonerg-econ.ru/cat/18/9/.

4. Золотой рейтинг академической активности и популярности экономистов России/ Неэргодическая экономика, 2015. [Электронный ресурс] URL: http://nonerg-econ.ru/cat/18/57/.

5. Рейтинг академической активности регионов России (экономика)/ Неэргодическая экономика, 2015. [Электронный ресурс] URL: http://nonerg-econ.ru/cat/17/70/.

6. Балацкий Е.В., Екимова Н.А. Опыт составления рейтинга российских экономических журналов// Вопросы экономики, №8, 2015. С.99–115.

7. Балацкий Е.В., Екимова Н.А. Рейтингование участников российского рынка экономических исследований// Журнал институциональных исследований, Том 7, №3, 2015. С.102–121.

8. Балацкий Е.В., Юревич М.А. Несбалансированность наукометрических РИНЦ-показателей российских экономистов// Журнал Новой экономической ассоциации, №2(30), 2016. С.176–180.

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкий Е.В., Екимова Н.А. Концентрическая модель российского рынка экономических исследований// «Мир новой экономики», №2, 2017. С.82–92.

 

[1] Говоря о трех научных рынках, мы имеем в виду наличие механизмов формирования спроса, предложения и цены в данных экономических секторах, что в дальнейшем позволяет рассматривать различные рыночные процессы – концентрацию, монополизацию рынков и т.д. Однако во избежание деструктивных дискуссий укажем, что можно было бы просто говорить о трех типах участников сектора экономических исследований. Суть дела от этого не меняется.

[2] Данный процесс несущественно ослабляется, если учесть тот факт, что некоторые столичные вузы имеют филиалы во многих регионах страны и тем самым их успехи отчасти принадлежат регионам. Однако учет этого обстоятельства не меняет общего положения дел.

1070
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
Available econometric approaches to estimating the potential GDP and their shortcomings are examined. A general econometric procedure is described and (be case is made for the use of alternative approaches to estimating the potential GDP, based on the principle of determinism. The proposed techniques are verified on official statistics reflecting Russia’s economic development in 1989–1996.
Economic reforms of the past few years have substantially changed the sectoral production structure in Russia. A discussion of the economic laws of the transition period («Vestnik RAN», 1998, no.1) is continued. Trends in the transformation of the sectoral structure of the Russian economy are considered. The main stages of economic reforms and the inner logic of their sequence are described.
Economic science emerged more than 2000 years ago and still presents problems for further thought. This article discusses the special character of this branch of knowledge, its specific laws, and the problems facing economists. The author shows that unlike physical laws, most of economic laws are not written in a strong, weak form. In addition, there are no world constants in economic science.
Яндекс.Метрика



Loading...