Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Скрытый смысл названия романа «Мастер и Маргарита»

Название романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» не является очевидным. Если с Маргаритой все более–менее понятно, то с мастером слишком много вопросов. Есть уже общепринятые версии названия культового романа, но их можно дополнить новыми соображениями и тезисами. Что же скрыто за образом мастера? Как связаны мастер и Иисус?

По мнению литературоведов, заглавие романа призвано осуществлять манифестацию его сущности. Не является исключением из этого правила и «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова. Вместе с тем смысл этого названия отнюдь не очевиден и в отношении него каждый читатель вправе иметь свое собственное мнение.

Название булгаковского романа построено по той же формуле, что и знаменитые произведения о любви: «Ромео и Джульетта», «Тристан и Изольда», «Дафнис и Хлоя»… Тем самым название предполагает любовную историю (Он и Она) – и в этом смысле М.Булгаков следует классическим литературным канонам. Однако уже здесь – в названии – автор позволяет себе отойти от традиционного шаблона и допускает странную, на первый взгляд, асимметрию. Так, имя героини дается безо всяких отклонений от канона, тогда как имя героя скрыто и заменено на его символическую характеристику – мастер. Более того, в тексте романа истинное имя героя так и не раскрывается. Что же это означает?

На мой взгляд, в указанном литературном приеме Булгаков зашифровал свое понимание любви между мужчиной и женщиной. Между строк романа мы читаем, что на мужчине лежит миссия быть творцом, героем, виртуозом в своем деле, мэтром, мастером… Только в этом случае мужчина поднимается до вершин своих природных способностей и становится духовным адептом. Ради этой высокой цели мужчине приходится приносить серьезные жертвы, что становится возможным только при поддержке со стороны искренне и преданно любящей женщины. В свою очередь настоящая женщина хочет и может любить только истинного мастера, только ради него она способна приносить себя в жертву. И именно поэтому Маргарита с одного взгляда распознает в мастере своего мужчину и категорически отказывается от всех благ своей предыдущей жизни – обожающего ее мужа, дорогого особняка, прислуги и прочего. Оказывается, женщина, как и мужчина, нуждается в сопричастности к чему-то великому, нетленному, к сверхъестественному творчеству. Для этого ей нужен Мастер (с большой буквы!) – и поэтому его конкретное имя не имеет значения.

Нельзя не отметить и другую сюжетную линию романа – связь образов мастера и Иисуса. И тот, и другой не являются могучими атлетами, которые сносят все препятствия на своем пути. Наоборот, окружающий социум ломает их, физически уничтожает. Но мастер, как и Иисус, вносит в этот мир нечто светлое, доброе, честное, возвышенное. В этом смысле мастер является своеобразной реинкарнацией Иисуса, повторяющей лучшие эпизоды истории. И пока существуют такие мастера, будут преданные им Маргариты, и мир тоже будет существовать – с его несправедливостью, пошлостью, алчностью, творчеством, жертвенностью… и возвышенной любовью. В этом и состоит сакральный смысл названия романа «Мастер и Маргарита».

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. Скрытый смысл названия романа «Мастер и Маргарита»// «Неэргодическая экономика», 12.02.2019.

5910
5
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
The paper investigates a set of factors contributing to Russia’s transformation into a new world capital accumulation center in the next two to three decades. The novelty of our approach lies in the fact that we consider the current phase of global geopolitical turbulence through the prism of the capital accumulation cycles theory in order to determine the vector of future development of the world economic system. We dig into the topic by forming a comprehensive picture of Russia’s potential advantages that are quite versatile. Thus, we look into the following phenomena: geographical (ice decline in the Russian Arctic; Russia evolving from a land power into a sea power; natural resources endowment), philosophical (dialectical confrontation of homogeneity and heterogeneity of the world system), historical (syndrome of false contender for the role of a world capital accumulation center; passionarity of the ethnos), political (parade of sovereignties and imperial revanchists, diffusion of the nuclear syndrome, legitimization of the struggle against political and managerial opposition), political economy (cycles of capital accumulation; world capital accumulation center; Russia’s economy joining the world system of capitalism), economic (effectiveness of international economic sanctions; general–purpose technologies; industry cycles; regulatory and technology triads), demographic (demographic curse), cultural (openness of the Russian Civilization to immigrants, its civilizing experience in relation to other peoples, high civilizational absorption), military (latent and active phases of hybrid warfare; hybrid warfare paradox), factors and management effects (autonomous and authoritarian management, hegemon and leader models). This helped us to reconstruct the system of checks and balances formed around the Russian Federation in the hybrid warfare between the West and the Non–West. We deepen the analysis by providing our own interpretation of sea states and land states. The main conclusion of the research is that Russia possesses unique geopolitical advantages that allow it to successfully counteract the Collective West and eventually become a new leader of the world economic system.
В статье рассматривается совокупность факторов, способствующих превращению России в новый мировой центр капитала в перспективе ближайших двух–трех десятилетий. Новизна авторского подхода состоит в нетрадиционном наложении концепции циклов накопления капитала к текущей фазе глобальной геополитической турбулентности с целью определения вектора будущего развития мирохозяйственной системы. Раскрытие темы основано на формировании целостной картины потенциальных преимуществ России совершенно разной природы. В зону внимания попали географические явления (таяние льдов в российской зоне Арктики, превращение России из сухопутной державы в морскую, наделенность природными ресурсами), философские (диалектическое противоборство гомогенности и гетерогенности мировой системы), исторические (синдром ложного претендента на роль мирового центра капитала, пассионарность этноса), политические (парад суверенитетов и имперских реваншистов, диффузия ядерного синдрома, легитимация борьбы с политической и управленческой оппозицией), политэкономические (циклы накопления капитала, мировой центр капитала, вхождение российской экономики в мировую систему капитализма), экономические (эффективность международных экономических санкций, технологии широкого применения, отраслевые циклы, регуляторно–технологические триады), демографические (демографическое проклятье), культурологические (открытость Русской Цивилизации для иммигрантов, ее цивилизаторский опыт в отношении других народов, высокая цивилизационная абсорбция), военные (латентная и активная фазы гибридной войны, парадокс гибридной войны) факторы и управленческие эффекты (автономно–авторитарное управление, модели гегемона и лидера). Это позволило реконструировать сформировавшуюся вокруг Российской Федерации систему сдержек и противовесов в гибридной войне Запад/Не–Запад. Для углубления анализа дана авторская трактовка морских и сухопутных государств. Главный вывод исследования состоит в том, что Россия обладает уникальными геополитическими преимуществами, позволяющими ей успешно противостоять консолидированному Западу и в перспективе стать новым лидером мирохозяйственной системы.
The article is devoted to the disclosure of the concept of the global university market and the rationale for the need to abandon the idea of a world–class university (WCU) the concept is based on. The authors have shown that in 2022, due to increased global geopolitical turbulence, the global university market began to split into local (regional) segments, and the consensus reached in the previous two decades on the criteria for leading universities was finally broken. The paper notes that the confrontation between the West and the East, which worsened in 2022, led to the destruction of the US monopoly in the higher education market and the transformation of a homogeneous university market into a heterogeneous one, for which the WCU concept loses its former meaning. This is largely due to the denial of the former role of global university rankings, which have become completely irrelevant under international sanctions with the accompanying phenomenon of scientific ostracism of individual countries. The authors prove that the system of international university rankings leads to the formation of the effect of false prestige, when the scientific achievements of the United States and Europe are unduly exaggerated, including by imposing false ideologemes and mythologemes regarding progressive organizational models of universities. As an alternative to the WCU, the authors propose a concept of Higher Class University (HCU), which is based on the closest connection of the university with the high–tech sectors of the national economy through its participation in research and production and experimental projects of the country’s leading companies. The article shows that the new concept and the adoption of the construction of a HCU set as the goal of modernizing the system of higher education in Russia leads to revolutionary changes in the organizational model of domestic universities. The authors have considered the most important aspects in the field of personnel policy during the HCUs creation.
Яндекс.Метрика



Loading...