Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Скрытый смысл названия романа «Мастер и Маргарита»

Название романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» не является очевидным. Если с Маргаритой все более–менее понятно, то с мастером слишком много вопросов. Есть уже общепринятые версии названия культового романа, но их можно дополнить новыми соображениями и тезисами. Что же скрыто за образом мастера? Как связаны мастер и Иисус?

По мнению литературоведов, заглавие романа призвано осуществлять манифестацию его сущности. Не является исключением из этого правила и «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова. Вместе с тем смысл этого названия отнюдь не очевиден и в отношении него каждый читатель вправе иметь свое собственное мнение.

Название булгаковского романа построено по той же формуле, что и знаменитые произведения о любви: «Ромео и Джульетта», «Тристан и Изольда», «Дафнис и Хлоя»… Тем самым название предполагает любовную историю (Он и Она) – и в этом смысле М.Булгаков следует классическим литературным канонам. Однако уже здесь – в названии – автор позволяет себе отойти от традиционного шаблона и допускает странную, на первый взгляд, асимметрию. Так, имя героини дается безо всяких отклонений от канона, тогда как имя героя скрыто и заменено на его символическую характеристику – мастер. Более того, в тексте романа истинное имя героя так и не раскрывается. Что же это означает?

На мой взгляд, в указанном литературном приеме Булгаков зашифровал свое понимание любви между мужчиной и женщиной. Между строк романа мы читаем, что на мужчине лежит миссия быть творцом, героем, виртуозом в своем деле, мэтром, мастером… Только в этом случае мужчина поднимается до вершин своих природных способностей и становится духовным адептом. Ради этой высокой цели мужчине приходится приносить серьезные жертвы, что становится возможным только при поддержке со стороны искренне и преданно любящей женщины. В свою очередь настоящая женщина хочет и может любить только истинного мастера, только ради него она способна приносить себя в жертву. И именно поэтому Маргарита с одного взгляда распознает в мастере своего мужчину и категорически отказывается от всех благ своей предыдущей жизни – обожающего ее мужа, дорогого особняка, прислуги и прочего. Оказывается, женщина, как и мужчина, нуждается в сопричастности к чему-то великому, нетленному, к сверхъестественному творчеству. Для этого ей нужен Мастер (с большой буквы!) – и поэтому его конкретное имя не имеет значения.

Нельзя не отметить и другую сюжетную линию романа – связь образов мастера и Иисуса. И тот, и другой не являются могучими атлетами, которые сносят все препятствия на своем пути. Наоборот, окружающий социум ломает их, физически уничтожает. Но мастер, как и Иисус, вносит в этот мир нечто светлое, доброе, честное, возвышенное. В этом смысле мастер является своеобразной реинкарнацией Иисуса, повторяющей лучшие эпизоды истории. И пока существуют такие мастера, будут преданные им Маргариты, и мир тоже будет существовать – с его несправедливостью, пошлостью, алчностью, творчеством, жертвенностью… и возвышенной любовью. В этом и состоит сакральный смысл названия романа «Мастер и Маргарита».

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. Скрытый смысл названия романа «Мастер и Маргарита»// «Неэргодическая экономика», 12.02.2019.

6161
5
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Последние комментарии
Оскар 27.12.2022 12:27 Коротко и весьма лаконично. В части использования не имени (как в европейских историях) рекомендую историю восточную, - "Лейли и Меджнун". Меджнун там тоже не имя. А история не обыденная любовь, а философия суфизма.
Публикации
В статье рассматривается такая фаза взаимодействия цивилизаций, как столкновение. Актуальность её изучения связана с тем, что в настоящее время происходит столкновение двух враждующих мегацивилизаций – техногенного мира (Запад), основанного на технологическом прогрессе, кардинально меняющем культурную и мировоззренческую составляющую общества, и традиционного мира (Не–Запад), ориентированного на передаваемые из поколения в поколение традиции и нормы. В исследовании рассматривается история формирования концепции цивилизаций от характеристики стадии развития общества, следующей за дикостью и варварством, до формирования представлений о мегацивилизациях. Анализ философии насилия в контексте развития цивилизаций показал, что благосостояние техногенной цивилизации базируется на жестокости и несправедливости в период её формирования и что её развитие, основанное на технологическом прогрессе, высвобождавшем рабочую силу, стало возможно за счёт использования таких их «утилизации», как казни, эмиграция в Новый Свет, поддержание высокой преступности, колониальные захваты и низкая продолжительность жизни. Однако экономическое развитие традиционных (незападных) цивилизаций на фоне роста их цивилизационного самосознания привело к происходящему в настоящее время столкновению цивилизаций, которое грозит человечеству не просто глобальным конфликтом, но и его полным уничтожением. Показано, что геополитический аспект происходящего столкновения связан с очередным витком сменяемости мировых центров капитала в соответствии с циклами Арриги, который в XXI веке переживает новую веху своего развития, связанную с угасанием гегемонии США и формированием нового лидера. Практическая значимость исследования связана с изучением такого механизма взаимодействия цивилизаций, как столкновение, и перспектив перехода к новому миру, основанному на многополярности и идеологии диалога.
The article considers the current state of economic science and the methodological contradictions accumulated in its depths. The central thesis is the paradox of science, according to which meeting all the strict criteria of scientificity does not allow the current economic knowledge to give an effective response to the challenges of modernity. In order to substantiate this paradox, four attributes of the scientific nature of economics have been considered: theoretical, observational, inductive (historical) and experimental. Seven groups of objective causes provoking the decline in the practical relevance of economics were investigated in parallel. The emergence of the paradox of science against the background of long–term failures of economic science in explaining and predicting the key events of modernity indicates that for over 30 years it has been in a global methodological deadlock, in which one can stay indefinitely, rather than in a crisis that is resolved sooner or later. Therefore, a new social science – socionomics – needs to be created. Such attempts have been repeatedly made, but failed. Consideration of the methodological features of tectology, cybernetics, general systems theory and synergetics allows us to understand the reasons for these failures: identifying systems of different nature and assuming the universality of the laws to which they obey. The article shows new attempts of interdisciplinary research in Russia aimed at revealing deep analogies between structural patterns in physics, chemistry, biology and informatics and spatio–temporal archetypes (hexagrams) in the Chinese “Book of Changes” (“I Ching”). The author has revealed the reasons why these studies do not lead to final success in spite of their obvious fruitfulness: “The Book of Changes” operates with content and form of the phenomenon, but not with its scale, which gives the illusion of accuracy, but does not allow to make practically significant calculations. The contours of a new science – socionomics – are outlined.
The article discusses mechanisms that are put into action during the hybrid war of civilizations that has unfolded at the present time. For this purpose, the concepts of two antagonistic megacivilizations – the West and the Non–West – have been introduced. We reveal the essence and genesis of the First and Second civilizational failures within Western civilization, reconstruct the anatomy of destruction of the national model of Russia’s social development after 1991 under the influence of the neocolonial governance system. We uncover and interpret the paradox of the lag in the development of the two megacivilizations, look into the genesis of the passionarity of the ethnos, and substantiate the primacy of geopolitical logic over economic logic. We provide an outlook of the current hybrid war between the West and the Non–West. The novelty of our approach consists in combining the knowledge of different sciences to explain social processes during the period of geopolitical turbulence. We look into philosophical phenomena (opposite dynamics of the material and spiritual spheres), cybernetic (full and partial cybernetic inversions), historical (birth of ethnic passionarity), political (hybrid wars), biological (neuroplasticity of the brain), cultural (cultural plasticity of civilization), economic (world currency, phenomenon of superprofits) factors. This made it possible to correlate objective and subjective factors in the confrontation between the two megacivilizations. The main conclusion of the study is that neither the West (USA) nor the Non–West (Russia) has clear advantages in the unfolding hybrid war of civilizations. The tactical superiority of the West is opposed to the strategic superiority of the Non–West; this situation does not allow us to make unambiguous predictions about the future winner.
Яндекс.Метрика



Loading...