Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

«Евгений Онегин» и его ценность для читателя XXI века

Роман в стихах «Евгений Онегин» был написан Александром Пушкиным в 1823–1831 годах. Прошло почти 200 лет. За это время мир несколько раз радикально изменился. Чем же может быть интересен этот роман современному читателю? Что остается актуальным в этом произведении до сих пор – в XXI веке?

Роман в стихах А.С.Пушкина «Евгений Онегин» стоит особняком в творчестве писателя. Наверное, данное произведение можно с полным правом считать программным хотя бы на том основании, что в нем поэт отчасти предугадал свою собственную судьбу. Разумеется, предвосхитить он смог собственное будущее лишь отчасти и в несколько закамуфлированной форме: Онегин, равно как и Пушкин, мечется по жизни и превращается в иррационального дуэлянта; поэт Ленский, как и Пушкин, из-за нелепого стечения обстоятельств безвременно погибает на дуэли из-за женщины. Таким образом, будущая судьба русского писателя и поэта имеет самую непосредственную аналогию в переплетении двух персонажей романа «Евгений Онегин». Неудивительно, что даже при его необыкновенном таланте автору это произведение далось не легко. Не даром сам Пушкин называл работу над романом подвигом.

Однако вспомним, что «Евгений Онегин» был написан в 1823–1831 годах, то есть почти 200 лет назад. Чем же по истечении такого большого срока он может быть интересен читателю XXI века?

Чтобы ответить на поставленный вопрос необходимо сначала понять сущность выведенного в романе героя. Евгений Онегин – кто он? Если учесть, что это человек образованный, но без глубоких знаний в чем-либо («мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь»), не имеющий устойчивых интересов и не желающий, да и неспособный, работать, можно утверждать, что это типичный представитель запоздалого инфантилизма русских дворян. В свои 24 года он не знает, чем заняться, ничто его не радует, все развлечения быстро надоедают. В довершение ко всему он не способен не только любить, но даже увлекаться. Все попытки преодолеть названные недостатки заканчиваются полным фиаско. Получив наследство от отца, он малодушно пасует перед кредиторами и, не желая вести с ними юридические тяжбы, отдает им все активы. Получив наследство от своего дяди, он становится настоящим магнатом, войдя во владение заводом, поместьем и т.п. Однако после мелких и примитивных нововведений в виде замены крестьянам барщины на оброк он теряет интерес и к бизнесу.

Пытаясь развеять скуку, он ездит на балы, встречается с разными людьми – и в Петербурге, и в деревне. Но и это его не увлекает. Даже признание в любви к нему Татьяны Лариной не зажгло в его душе ничего. В ответ на интимное письмо он читает ей проповедь о вреде чрезмерной доверчивости. В результате такого бессмысленного существования естественным образом происходит трагичное стечение обстоятельств – бал, бесконечные танцы с Ольгой Лариной, чтобы отомстить Ленскому за неудачное приглашение, нанесение обиды вспыльчивому юноше, дуэль и хладнокровное убийство.

Кем же является после всего этого Евгений Онегин?

Если отбросить излишние сантименты, то его вполне резонно отнести к специфической разновидности социопата. Для лиц, страдающих данным расстройством, характерно: равнодушие к чувствам других; грубая безответственность; неспособность поддерживать взаимоотношения при отсутствии объективных трудностей в этом; неспособность испытывать чувство вины и извлекать пользу из жизненного опыта; выраженная склонность обвинять окружающих при объяснении своего неадекватного поведения и конфликта с обществом. Несложно видеть, что все признаки данного недуга у Онегина присутствуют; возможно, они проявляются не в слишком сильной форме, но их наличие отрицать нельзя.

Откуда же взялись у героя признаки этого заболевания?

Дело в том, что социопатом человек становится в процессе неправильного становления личности. Отсутствие у Онегина какой-либо созидательной деятельности ведет к деградации личности или, что почти одно и то же, к ее недоразвитию. Неспособность занять себя превращает Онегина в бесконечно мечущегося и не находящего ни в чем удовлетворения бродягу. Такие метания на фоне явного инфантилизма рано или поздно превращают его в опасного социопата. Именно это и происходит с Онегиным в истории с Ленским.

Но Онегин, как истинный социопат, не обучается на своих ошибках. Поэтому, проведя два годы в путешествиях по Европе, он возвращается и снова встречает Татьяну Ларину, которая уже благополучно вышла замуж. Перечеркнув все предыдущие свои прегрешения, Онегин начинает преследовать женщину, опрокидывает на нее словесные излияния своих несуществующих чувств, заранее зная бессмысленность и бесперспективность этого действия – Татьяна все равно уже потеряна для него. На этом роман заканчивается, но читатель может домыслить будущее развитие событий. Онегин вполне способен и дальше домогаться замужней женщины, что легко может стать общественным достоянием с требованием урегулирования дела чести… Можно предположить, что не специально, но опять-таки из-за неблагоприятного стечения обстоятельств Онегин будет вынужден выйти на дуэль теперь уже с законным мужем Татьяны – боевым генералом, князем N. Любой исход поединка будет плачевным, что лишний раз подтвердит разрушительное влияние Онегина на общество и… на самого себя.

И что отсюда может вынести читатель 21 века?

Сегодня в России почти каждый молодой человек является потенциальным Евгением Онегиным – независимо от пола. Образование получают почти все, но это образование сомнительного качества. Некоторые имеют богатых родителей, ездят на дорогих машинах, путешествуют по всему миру, но все это не способно привнести глубинный смысл в жизнь. Не случайно в России идет волна суицида среди молодежи. Приход в жизнь современного человека Интернета и мобильных устройств привело к еще большей разобщенности людей, к неумению и нежеланию непосредственного общения. Все отношения между людьми становятся поверхностными, на уровне SMS-сообщений, диалогов в социальных сетях, электронных писем и т.п. Можно сказать, что 21 век – это век всеобщего отчуждения. Молодые люди не знают, на что направить свои силы, какие цели достойны их усилий, чему посвятить жизнь. А это приводит к потере своего места в мире, к неадекватному поведению, озлобленности и бесчувственности.

Трагедия Онегина состоит в том, что изначально это умный, адекватный и тонко рефлексирующий человек. Однако, не найдя своего места, он превращается в бездушного и непригодного ни к чему позитивному субъекта, который еще и потенциально опасен для окружающих. Так и сегодня множество молодых людей, не находя себе правильного применения, становятся потенциальными и реальными социопатами, неспособными на созидательную деятельность. Гонки на огромной скорости по столице страны выпускников Академии ФСБ РФ являются типичным примером современных Евгениев Онегиных.

За два века с момента написания Александром Пушкиным «Евгения Онегина» проблема поиска человеком своего места в жизни так и осталась нерешенной. Как же ее решить? Каждый ее решает по-своему. Главное – решать, идти к этому решению, а не останавливаться на полпути, превращаясь в бесчувственную неуправляемую машину. И образ Евгения Онегина – хорошее предупреждение и напоминание того, чего следует избегать.

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. «Евгений Онегин» и его ценность для читателя XXI века// «Неэргодическая экономика», 12.12.2016.

36673
14
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В статье рассматривается институт ученых званий в России, который относится к разряду рудиментарных или реликтовых. Для подобных институтов характерно их номинальное оформление (например, регламентированные требования для получения ученого звания, юридическое подтверждение в виде сертификата и символическая ценность) при отсутствии экономического содержания в форме реальных привилегий (льгот, надбавок, должностных возможностей и т.п.). Показано, что такой провал в эффективности указанного института возникает на фоне надувающегося пузыря в отношении численности его обладателей. Раскрывается нежелательность существования рудиментарных институтов с юридической, институциональной, поведенческой, экономической и системной точек зрения. Показана опасность рудиментарного института из–за формирования симулякров и имитационных стратегий в научном сообществе. Предлагается три сценария корректировки института ученых званий: сохранение федеральной системы на основе введения прямых бонусов; сохранение федеральной системы на основе введения косвенных бонусов; ликвидация федеральной системы и введение локальных ученых званий. Рассмотрены достоинства и недостатки каждого сценария.
The article considers the opportunities and limitations of the so-called “People’s capitalism model” (PCM). For this purpose, the authors systematize the historical practice of implementation of PCM in different countries and available empirical assessments of the effectiveness of such initiatives. In addition, the authors undertake a theoretical analysis of PCM features, for which the interests of the company and its employees are modeled. The analysis of the model allowed us to determine the conditions of effectiveness of the people’s capitalism model, based on description which we formulate proposals for the introduction of a new initiative for Russian strategic enterprises in order to ensure Russia’s technological sovereignty.
The paper assesses the effectiveness of the Russian pharmaceutical industry so as to determine the prospects for achieving self–sufficiency in drug provision and pharmaceutical leadership in the domestic market, more than half of which is occupied by foreign drugs. Effectiveness is considered in terms of achievements in import substitution (catching–up scenario), and in the development of domestic drugs (outstripping scenario). A comparison of the main economic indicators for leading foreign and Russian pharmaceutical companies reflects a disadvantaged position of the latter. The governmental target setting for domestic pharmaceutical production is compromised by interdepartmental inconsistency in the lists of essential drugs. A selective analysis of the implementation of the import substitution plan by the Ministry of Industry and Trade of Russia since 2015 has revealed that, even on formal grounds, Russia still has not established a full–fledged production of many drugs (in particular, the dependence on foreign active pharmaceutical substances still remains, and there are very few domestic manufacturing companies). The premise concerning fundamental impossibility to implement the outstripping scenario is substantiated by the fact that there is an insignificant number of original drugs for which Russian developers initiated clinical trials in 2020–2022. The results obtained show that the current situation in the Russian pharmaceutical industry does not promote the achievement of drug self–sufficiency. A proposal to consolidate assets, coordinate production programs and research agendas for accelerated and full–fledged import substitution was put forward. Prospects for research in the field of import substitution are related to deepening the analysis of production indicators, increasing sales, as well as enhancing clinical characteristics of reproduced drugs compared to foreign analogues. In the sphere of analyzing the innovativeness of pharmaceutical production, it seems advisable to methodologically elaborate on identifying original drugs and include this indicator in the industry management.
Яндекс.Метрика



Loading...