Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

«Горе от ума»: драма или комедия?

Русская классика не проста как по форме, так и по содержанию. Данное утверждение в полной мере относится к пьесе Александра Грибоедова «Горе от ума». Это комедия, трагедия, драма, роман в стихах или социальная сатира? К какому же жанру относится это произведение? Как связан новый жанр с особенностями личности автора? Как связан трагизм пьесы с трагизмом судьбы Александра Грибоедова?

Пьеса Александра Грибоедова «Горе от ума» написана в той особой манере, которая не позволяет однозначно определить литературный жанр данного произведения. Сам Грибоедов назвал свое творение комедией в стихах. И это отчасти верно. Современники же писателя охарактеризовали пьесу «Горе от ума» как высокую комедию. И это также отчасти верно. Правда же состоит в том, что Александр Грибоедов сознательно смешал разные жанры и сюжетные линии под «прикрытием» комедии – обманчиво простой литературной формы.

Первое нарушение правил комедии состоит в драматичных переживаниях Софьи и Чацкого в отношении своих избранников – Молчалина и Софьи соответственно. Второй «проступок» против жанра заключается в том, что бурные чувства Софьи и Чацкого завершаются глубоким разочарованием в своих избранниках, которое распространяется на все окружающее их общество, а затем и на всю жизнь. Третье «преступление» против комедийного «закона» подстерегает читателя в финале пьесы, который никак не подпадает под категорию счастливого конца. Итог произведения весьма печален – глубокое разочарование главного героя (Чацкого) в людях и нравственных идеалах.

Именно этот последний аккорд «Горя от ума» и оправдывает название пьесы. Тем самым к сладости стихотворной комедии Грибоедов добавляет горечь драмы. Но и этого писателю показалось мало, и он привносит в сюжет элементы социальной сатиры. Он откровенно куражится над плутовскими повадками своих персонажей (А.А.Загорецкий), высмеивает их безграмотность (С.С.Скалозуб) и вульгарность (А.С.Молчалин), презирает их бездуховность (семья Тугоуховских) и общественные нормы поведения (П.А.Фамусов). Все это добавляет привкус кислого в и без того густо замешанную сладко-горькую жанровую смесь. И в этот художественный винегрет Грибоедов еще подсыпает горсть острого перца в виде основного рефрена произведения – мучения просвещенного интеллектуала. Эта сюжетная линия книги берет начало в библейской мудрости, высказанной легендарным царем Соломоном: «много знаний – много печали». Столь явная связь идеи пьесы с древней философией окончательно перечеркивает ее изначально игривый характер – книга приобретает монументальный характер с характерными звуками вечности.

Поистине поразительным фактом является то, что, создав многоплановую литературную смесь, Александр Грибоедов не нарушил стихотворную легкость своей комедии и все-таки сумел остаться в рамках этого жанра.

Как ему это удалось?

Ответ лежит в специфике личности самого Грибоедова. Вспомним, что помимо всего прочего он был пианистом-любителем, который оставил своим потомкам два великолепных фортепианных вальса. Причем эти вальсы обладают теми же качествами, что и его литературная пьеса – изяществом, легкостью, блеском и глубиной. Видимо, все эти качества органично уживались в душе Грибоедова и естественным образом переносились в его произведения – как литературные, так и музыкальные.

Нельзя не отметить и другое – нотки трагизма в его произведениях. Они не слишком акцентируются, не выпячиваются, но незримо присутствуют. И это «послевкусие» также неразрывно связано с личностью Александра Грибоедова, ведь его блестящая служба и судьба рано прервались – в 34 года он был растерзан толпой религиозных фанатиков в Персии. Трагизм жизни Грибоедова простирается за ее пределы и выражен в скорбном панегирике ему от его горячо любимой жены Нино Чавчавадзе: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?»

Такой человек, проживший такую жизнь, просто не мог вместить свой многогранный талант в пьесу какого-то одного жанра. Выход из положения один – создать оригинальное многожанровое литературное произведение. И Александр Грибоедов прекрасно справился с этой задачей.

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. «Горе от ума»: драма или комедия?// «Неэргодическая экономика», 02.11.2016.

16111
7
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
The article discusses mechanisms that are put into action during the hybrid war of civilizations that has unfolded at the present time. For this purpose, the concepts of two antagonistic megacivilizations – the West and the Non–West – have been introduced. We reveal the essence and genesis of the First and Second civilizational failures within Western civilization, reconstruct the anatomy of destruction of the national model of Russia’s social development after 1991 under the influence of the neocolonial governance system. We uncover and interpret the paradox of the lag in the development of the two megacivilizations, look into the genesis of the passionarity of the ethnos, and substantiate the primacy of geopolitical logic over economic logic. We provide an outlook of the current hybrid war between the West and the Non–West. The novelty of our approach consists in combining the knowledge of different sciences to explain social processes during the period of geopolitical turbulence. We look into philosophical phenomena (opposite dynamics of the material and spiritual spheres), cybernetic (full and partial cybernetic inversions), historical (birth of ethnic passionarity), political (hybrid wars), biological (neuroplasticity of the brain), cultural (cultural plasticity of civilization), economic (world currency, phenomenon of superprofits) factors. This made it possible to correlate objective and subjective factors in the confrontation between the two megacivilizations. The main conclusion of the study is that neither the West (USA) nor the Non–West (Russia) has clear advantages in the unfolding hybrid war of civilizations. The tactical superiority of the West is opposed to the strategic superiority of the Non–West; this situation does not allow us to make unambiguous predictions about the future winner.
В статье рассматриваются механизмы, которые приводятся в действие во время развернувшейся в настоящее время гибридной войны цивилизаций. Для этого введены понятия двух враждующих мегацивилизаций – Запад и Не–Запад. Раскрыты сущность и генезис возникновения Первого и Второго цивилизационных сбоев внутри Западной цивилизации, реконструирована анатомия разрушения национальной модели социального развития России после 1991 года под воздействием неоколониальной системы управления. Обнаружен и проинтерпретирован парадокс отставания в развитии двух мегацивилизаций, раскрыт механизм рождения пассионарности этноса, обоснован примат геополитической логики над экономической. Дан эскиз протекания нынешней гибридной войны между Западом и Не–Западом. Новизна авторского подхода состоит в синтезе имеющихся знаний в рамках разных наук для объяснения социальных процессов в период геополитической турбулентности. В зоне внимания оказались философские явления (разнонаправленная динамика материальной и духовной сфер), кибернетические (полная и частичная кибернетические инверсии), исторические (рождение пассионарности этноса), политические (гибридные войны), биологические (нейропластичность мозга), культурологические (культурная пластичность цивилизации), экономические (мировая валюта, феномен сверхприбыли) факторы. Это позволило соотнести объективные и субъективные факторы противостояния двух мегацивилизаций. Главный вывод исследования состоит в том, что ни Запад (США), ни Не–Запад (Россия) не имеют явных преимуществ в развернувшейся гибридной войне цивилизаций. Тактическое превосходство Запада противостоит стратегическому превосходству Не–Запада, что не позволяет делать однозначные прогнозы относительно будущего победителя.
The article deals with the problem of identifying world–class universities (WCU) on the basis of information provided by various ranking systems. The relevance of the problem is due to the fact that in 2022 Russia was “cut off” from the world community, including the interruption of cooperation with leading international ranking universities, so the country risks losing the opportunity to self–check its successes and failures by generally recognized criteria. In this regard, the purpose of this article is hypothesis verification that the “friendly” ranking of ARWU base can serve as an effective substitute for the “unfriendly” OS ranking base. To test the formulated hypothesis, we used the previously developed algorithm for identifying WCU using statistical data from the five Global University Rankings – Ouacquarelli Symonds (OS), Times Higher Education (THE), Academic Ranking of World Universities (ARWU), Center for World University Rankings (CWUR) and National Taiwan University Ranking (NTU) – and two University Rankings by subject – OS and ARWU. Conducted calculations disproved the general hypothesis and revealed a fundamental inconsistency of results obtained on the basis of different rankings. In addition, by the example of the ARWU, a profound contradiction in the logic of compiling the GUR and the SRU was uncovered. That raises a broader question about adequacy of the concept of the WCU itself. To answer this question, we conducted a “humanitarian test” for the validity of modern WCU, which showed the presence of elementary illiteracy and lack of culture among graduates of advanced universities. Collected stylized examples allowed to establish that modern world market leaders’ universities do not pass the “humanitarian test”, and therefore the entire rating system cannot be considered a reliable basis for conclusions about the activities of universities. The question of replacing the term WCU with a less pretentious “product” category – practice–oriented universities – is being discussed.
Яндекс.Метрика



Loading...