Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

«Любовь и выборы» Ланы Барсуковой: политическая авантюра в форме социальной сатиры

В 2020 году в издательстве «Эксмо» вышла очередная книга Ланы Барсуковой «Любовь и выборы». Насколько удалась эта книга? В чем ее «изюминка» и стоит ли ее читать? Можно ли соединить в книге политическую авантюру, детективную интригу, любовную линию и социальную сатиру? Насколько справедливы отзывы об этой книге известных критиков и писателей? Статья дает ответы на перечисленные вопросы.

Из профессоров в писатели!

 

Некоторые утверждают, что интеллектуальная жизнь в России замирает. Это не совсем так. Будет правильнее сказать, что интеллектуальная активность в России уже давно мигрирует из академической науки в художественную науку. Примеров тому много. Например, доктор юридических наук и известный адвокат Павел Астахов «выложил» свои профессиональные знания в своих криминальных романах; доктор филологических наук Евгений Водолазкин «воплотил» свои наработки в исторических и фантастических романах; доктор экономических наук Вячеслав Вольчик осуществил «пробу пера» в философско–бытовых повествованиях, а теперь и доктор социологических наук Лана Барсукова «капитализирует» свои навыки в романах о любви.

Подобная тенденция не является чем-то удивительным. Просто современная российская наука, «отформатированная» по западным лекалам и находящаяся под присмотром безликой государственной цензуры, уже не позволяет представителям социальных наук в полной мере выразить свой творческий потенциал, в связи с чем многие из них, будучи по долгу службы «мастерами текста», пробуют себя на альтернативном поприще – в художественной литературе. У кого-то это получается здорово, у кого-то – неплохо, а у кого-то – так себе. Но это уж зависит от того, кому что дано.

В данном эссе речь пойдет о новом романе Ланы Барсуковой «Любовь и выборы», вышедшем в 2020 году. Это не первое – и уже не последнее – литературное произведение Ланы, но о нем стоит сказать по той простой причине, что оно того стоит.

Во-первых, в этой книге писательнице удалось на редкость удачно воспользоваться профессиональными знаниями современных политтехнологий и механики региональных выборов в России. Обычный читатель откроет для себя массу интересных деталей в организации политических выборов и узнает о практикующихся технологиях «честной» победы. Как признается сама Лана, в политических хитросплетениях этой книги нет ничего выдуманного; абсолютно все взято из реальной жизни. Во-вторых, любовная тема выражена совершенно по-новому и явно нестандартно. Здесь нет любовного трепета героев, чрезмерного слюнтяйства, а среди персонажей книги читатель не сразу поймет, кто вообще несет на себе пресловутое бремя любви. В-третьих, «Любовь и выборы» – это своеобразный литературный боевик, в котором все происходит крайне быстро, периодически переворачивается с ног на голову и обратно, а сам автор безжалостно иронизирует по поводу всего происходящего. Последняя особенность превращает клубок любовных и выборных перипетий в полноценную социальную сатиру, чего не хватает многим современным писателям.

 

Интрига, интрига и еще раз интрига!

 

Чтобы не содержалось в книге, она должна быть, прежде всего, интересной и не скучной. Для этого нужен сюжет и сюжетная интрига. В книге «Любовь и выборы» данное требование выполнено. Более того, при ясной и прозрачной общей линии в романе изобилуют неожиданные повороты, которые смотрятся вполне органично и логично. Исходным импульсом к последующим авантюрным приключениям выступает всесильность и полная «безбашенность», присущая высоким российским сановникам. Именно самодурство одного из персонажей книги служит основой дальнейшей иронии (если не сказать стёба) автора по отношению ко всему – к героям, событиям, решениям, чувствам, коллизиям.

Сегодня в дискурсе ведущих политологов и философов уже постоянно курсирует мысль о том, что жизнь – это смесь рационального и иррационального. Одно к другому не сводится и любой учет только одного начала порождает проблемы. В романе эта передовая политологическая идея принимает очень своеобразную форму: в качестве рационального начала выступает процесс политических выборов, а в качестве иррационального – любовные конвульсии персонажей. Именно глупости и нелепости любви нарушают железобетонную логику политических технологий. И такая игра двух начал превращает выборный процесс в политический детектив с непредсказуемой развязкой. Все остальное – детали, но именно в деталях кроется дьявол. Именно циничные комментарии автора всех происходящих ситуаций, ее афористические обобщения и абсурдные диалоги героев придают книге ту пикантность, ради которой ее и стоит читать.

Например, жена губернатора привыкла «разделять жизненные принципы на те, которые применимы к обычным людям, и те, что служат избранным» (с. 28). В свою очередь, губернатор «привык видеть в жене подобие калькулятора, который способен на две операции: умножать проблемы и делить имущество» (с. 28). А губернатор – настоящий «мужик и слово, данное себе, всегда держит. Это же не обещания избирателям…» (с. 33). Вот эти мелкие уточнения и создают у читателя тот психологический настрой, который заставляет воспринимать действие романа как смесь серьезного с забавным, детектива с сатирой. Равно как и диалоги типа: «Ну как долетел…? Никто тебя в небе не обидел? – Кто нас в небе обидит, тот на земле от нас живым не уйдет» (с. 39).

В конечном счете, нарисованная автором картина превращается в достоверную фотографию современной российской жизни в определенных социальных слоях и видах профессиональной деятельности.

 

Безымянные герои

 

Хороший роман – это яркие образы его персонажей. А кто, кстати, является главным героем обсуждаемой книги? И если с выборами более или менее понятно, то о чьей любви идет речь – не очень ясно. Любовь, как любая заразная болезнь, поражает многих. Но только уже после прочтения романа понимаешь, что его главными героями являются любовь и выборы, но только в абстрактном значении. Персонализация этих явлений оказывается неоднозначной, эпизодической и, в общем, неважной. А что же важно?

А важно само наличие двух источников жизни человеческой: любви (иррационального начала), постоянно дающей людям жизненные силы и исторгающей глупости и подвиги, и политики (рациональное начало), организующей все эти энергии и формы активности в разумное целое с последующим его вполне логичным аморальным разложением. Вот так и устроен мир – и другого не дано!

А проявления диалектики двух начал бесконечны. Это и Людочка, которая является то ли дебильной стервой, то ли стервозной дебилкой. Людочка, конечно, не Эллочка–людоедка, хотя и весьма близка к ней, но именно она «сделала», в смысле уделала, могущественного и умного губернатора. Это и Лев Михайлович, циничный, подобострастный и аморальный лизоблюд, полный творческого креатива. И именно он справляется с невыполнимой задачей и даже оказывается способен на широкий жест в отношении жены губернатора. Это и невзрачный ботаник (то бишь математик) Дима, который способен стать политическим стратегом и руководить выборной кампанией. И т.д., и т.п.

По своей стилистике роман «Любовь и выборы» никак нельзя отнести к разряду так называемой женской литературы. Но в концовке произведения женское начало все–таки дает о себе знать – итогом всего является счастливая пара, любовь и семья. Ибо любовь – это начало и конец всего в этом мире.

Читайте! И читающему все откроется!

 

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. «Любовь и выборы» Ланы Барсуковой: политическая авантюра в форме социальной сатиры // «Неэргодическая экономика», 03.03.2021.

1100
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В статье рассматривается институт ученых званий в России, который относится к разряду рудиментарных или реликтовых. Для подобных институтов характерно их номинальное оформление (например, регламентированные требования для получения ученого звания, юридическое подтверждение в виде сертификата и символическая ценность) при отсутствии экономического содержания в форме реальных привилегий (льгот, надбавок, должностных возможностей и т.п.). Показано, что такой провал в эффективности указанного института возникает на фоне надувающегося пузыря в отношении численности его обладателей. Раскрывается нежелательность существования рудиментарных институтов с юридической, институциональной, поведенческой, экономической и системной точек зрения. Показана опасность рудиментарного института из–за формирования симулякров и имитационных стратегий в научном сообществе. Предлагается три сценария корректировки института ученых званий: сохранение федеральной системы на основе введения прямых бонусов; сохранение федеральной системы на основе введения косвенных бонусов; ликвидация федеральной системы и введение локальных ученых званий. Рассмотрены достоинства и недостатки каждого сценария.
The article considers the opportunities and limitations of the so-called “People’s capitalism model” (PCM). For this purpose, the authors systematize the historical practice of implementation of PCM in different countries and available empirical assessments of the effectiveness of such initiatives. In addition, the authors undertake a theoretical analysis of PCM features, for which the interests of the company and its employees are modeled. The analysis of the model allowed us to determine the conditions of effectiveness of the people’s capitalism model, based on description which we formulate proposals for the introduction of a new initiative for Russian strategic enterprises in order to ensure Russia’s technological sovereignty.
The paper assesses the effectiveness of the Russian pharmaceutical industry so as to determine the prospects for achieving self–sufficiency in drug provision and pharmaceutical leadership in the domestic market, more than half of which is occupied by foreign drugs. Effectiveness is considered in terms of achievements in import substitution (catching–up scenario), and in the development of domestic drugs (outstripping scenario). A comparison of the main economic indicators for leading foreign and Russian pharmaceutical companies reflects a disadvantaged position of the latter. The governmental target setting for domestic pharmaceutical production is compromised by interdepartmental inconsistency in the lists of essential drugs. A selective analysis of the implementation of the import substitution plan by the Ministry of Industry and Trade of Russia since 2015 has revealed that, even on formal grounds, Russia still has not established a full–fledged production of many drugs (in particular, the dependence on foreign active pharmaceutical substances still remains, and there are very few domestic manufacturing companies). The premise concerning fundamental impossibility to implement the outstripping scenario is substantiated by the fact that there is an insignificant number of original drugs for which Russian developers initiated clinical trials in 2020–2022. The results obtained show that the current situation in the Russian pharmaceutical industry does not promote the achievement of drug self–sufficiency. A proposal to consolidate assets, coordinate production programs and research agendas for accelerated and full–fledged import substitution was put forward. Prospects for research in the field of import substitution are related to deepening the analysis of production indicators, increasing sales, as well as enhancing clinical characteristics of reproduced drugs compared to foreign analogues. In the sphere of analyzing the innovativeness of pharmaceutical production, it seems advisable to methodologically elaborate on identifying original drugs and include this indicator in the industry management.
Яндекс.Метрика



Loading...