Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

«Любовь и выборы» Ланы Барсуковой: политическая авантюра в форме социальной сатиры

В 2020 году в издательстве «Эксмо» вышла очередная книга Ланы Барсуковой «Любовь и выборы». Насколько удалась эта книга? В чем ее «изюминка» и стоит ли ее читать? Можно ли соединить в книге политическую авантюру, детективную интригу, любовную линию и социальную сатиру? Насколько справедливы отзывы об этой книге известных критиков и писателей? Статья дает ответы на перечисленные вопросы.

Из профессоров в писатели!

 

Некоторые утверждают, что интеллектуальная жизнь в России замирает. Это не совсем так. Будет правильнее сказать, что интеллектуальная активность в России уже давно мигрирует из академической науки в художественную науку. Примеров тому много. Например, доктор юридических наук и известный адвокат Павел Астахов «выложил» свои профессиональные знания в своих криминальных романах; доктор филологических наук Евгений Водолазкин «воплотил» свои наработки в исторических и фантастических романах; доктор экономических наук Вячеслав Вольчик осуществил «пробу пера» в философско–бытовых повествованиях, а теперь и доктор социологических наук Лана Барсукова «капитализирует» свои навыки в романах о любви.

Подобная тенденция не является чем-то удивительным. Просто современная российская наука, «отформатированная» по западным лекалам и находящаяся под присмотром безликой государственной цензуры, уже не позволяет представителям социальных наук в полной мере выразить свой творческий потенциал, в связи с чем многие из них, будучи по долгу службы «мастерами текста», пробуют себя на альтернативном поприще – в художественной литературе. У кого-то это получается здорово, у кого-то – неплохо, а у кого-то – так себе. Но это уж зависит от того, кому что дано.

В данном эссе речь пойдет о новом романе Ланы Барсуковой «Любовь и выборы», вышедшем в 2020 году. Это не первое – и уже не последнее – литературное произведение Ланы, но о нем стоит сказать по той простой причине, что оно того стоит.

Во-первых, в этой книге писательнице удалось на редкость удачно воспользоваться профессиональными знаниями современных политтехнологий и механики региональных выборов в России. Обычный читатель откроет для себя массу интересных деталей в организации политических выборов и узнает о практикующихся технологиях «честной» победы. Как признается сама Лана, в политических хитросплетениях этой книги нет ничего выдуманного; абсолютно все взято из реальной жизни. Во-вторых, любовная тема выражена совершенно по-новому и явно нестандартно. Здесь нет любовного трепета героев, чрезмерного слюнтяйства, а среди персонажей книги читатель не сразу поймет, кто вообще несет на себе пресловутое бремя любви. В-третьих, «Любовь и выборы» – это своеобразный литературный боевик, в котором все происходит крайне быстро, периодически переворачивается с ног на голову и обратно, а сам автор безжалостно иронизирует по поводу всего происходящего. Последняя особенность превращает клубок любовных и выборных перипетий в полноценную социальную сатиру, чего не хватает многим современным писателям.

 

Интрига, интрига и еще раз интрига!

 

Чтобы не содержалось в книге, она должна быть, прежде всего, интересной и не скучной. Для этого нужен сюжет и сюжетная интрига. В книге «Любовь и выборы» данное требование выполнено. Более того, при ясной и прозрачной общей линии в романе изобилуют неожиданные повороты, которые смотрятся вполне органично и логично. Исходным импульсом к последующим авантюрным приключениям выступает всесильность и полная «безбашенность», присущая высоким российским сановникам. Именно самодурство одного из персонажей книги служит основой дальнейшей иронии (если не сказать стёба) автора по отношению ко всему – к героям, событиям, решениям, чувствам, коллизиям.

Сегодня в дискурсе ведущих политологов и философов уже постоянно курсирует мысль о том, что жизнь – это смесь рационального и иррационального. Одно к другому не сводится и любой учет только одного начала порождает проблемы. В романе эта передовая политологическая идея принимает очень своеобразную форму: в качестве рационального начала выступает процесс политических выборов, а в качестве иррационального – любовные конвульсии персонажей. Именно глупости и нелепости любви нарушают железобетонную логику политических технологий. И такая игра двух начал превращает выборный процесс в политический детектив с непредсказуемой развязкой. Все остальное – детали, но именно в деталях кроется дьявол. Именно циничные комментарии автора всех происходящих ситуаций, ее афористические обобщения и абсурдные диалоги героев придают книге ту пикантность, ради которой ее и стоит читать.

Например, жена губернатора привыкла «разделять жизненные принципы на те, которые применимы к обычным людям, и те, что служат избранным» (с. 28). В свою очередь, губернатор «привык видеть в жене подобие калькулятора, который способен на две операции: умножать проблемы и делить имущество» (с. 28). А губернатор – настоящий «мужик и слово, данное себе, всегда держит. Это же не обещания избирателям…» (с. 33). Вот эти мелкие уточнения и создают у читателя тот психологический настрой, который заставляет воспринимать действие романа как смесь серьезного с забавным, детектива с сатирой. Равно как и диалоги типа: «Ну как долетел…? Никто тебя в небе не обидел? – Кто нас в небе обидит, тот на земле от нас живым не уйдет» (с. 39).

В конечном счете, нарисованная автором картина превращается в достоверную фотографию современной российской жизни в определенных социальных слоях и видах профессиональной деятельности.

 

Безымянные герои

 

Хороший роман – это яркие образы его персонажей. А кто, кстати, является главным героем обсуждаемой книги? И если с выборами более или менее понятно, то о чьей любви идет речь – не очень ясно. Любовь, как любая заразная болезнь, поражает многих. Но только уже после прочтения романа понимаешь, что его главными героями являются любовь и выборы, но только в абстрактном значении. Персонализация этих явлений оказывается неоднозначной, эпизодической и, в общем, неважной. А что же важно?

А важно само наличие двух источников жизни человеческой: любви (иррационального начала), постоянно дающей людям жизненные силы и исторгающей глупости и подвиги, и политики (рациональное начало), организующей все эти энергии и формы активности в разумное целое с последующим его вполне логичным аморальным разложением. Вот так и устроен мир – и другого не дано!

А проявления диалектики двух начал бесконечны. Это и Людочка, которая является то ли дебильной стервой, то ли стервозной дебилкой. Людочка, конечно, не Эллочка–людоедка, хотя и весьма близка к ней, но именно она «сделала», в смысле уделала, могущественного и умного губернатора. Это и Лев Михайлович, циничный, подобострастный и аморальный лизоблюд, полный творческого креатива. И именно он справляется с невыполнимой задачей и даже оказывается способен на широкий жест в отношении жены губернатора. Это и невзрачный ботаник (то бишь математик) Дима, который способен стать политическим стратегом и руководить выборной кампанией. И т.д., и т.п.

По своей стилистике роман «Любовь и выборы» никак нельзя отнести к разряду так называемой женской литературы. Но в концовке произведения женское начало все–таки дает о себе знать – итогом всего является счастливая пара, любовь и семья. Ибо любовь – это начало и конец всего в этом мире.

Читайте! И читающему все откроется!

 

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. «Любовь и выборы» Ланы Барсуковой: политическая авантюра в форме социальной сатиры // «Неэргодическая экономика», 03.03.2021.

840
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
The paper investigates a set of factors contributing to Russia’s transformation into a new world capital accumulation center in the next two to three decades. The novelty of our approach lies in the fact that we consider the current phase of global geopolitical turbulence through the prism of the capital accumulation cycles theory in order to determine the vector of future development of the world economic system. We dig into the topic by forming a comprehensive picture of Russia’s potential advantages that are quite versatile. Thus, we look into the following phenomena: geographical (ice decline in the Russian Arctic; Russia evolving from a land power into a sea power; natural resources endowment), philosophical (dialectical confrontation of homogeneity and heterogeneity of the world system), historical (syndrome of false contender for the role of a world capital accumulation center; passionarity of the ethnos), political (parade of sovereignties and imperial revanchists, diffusion of the nuclear syndrome, legitimization of the struggle against political and managerial opposition), political economy (cycles of capital accumulation; world capital accumulation center; Russia’s economy joining the world system of capitalism), economic (effectiveness of international economic sanctions; general–purpose technologies; industry cycles; regulatory and technology triads), demographic (demographic curse), cultural (openness of the Russian Civilization to immigrants, its civilizing experience in relation to other peoples, high civilizational absorption), military (latent and active phases of hybrid warfare; hybrid warfare paradox), factors and management effects (autonomous and authoritarian management, hegemon and leader models). This helped us to reconstruct the system of checks and balances formed around the Russian Federation in the hybrid warfare between the West and the Non–West. We deepen the analysis by providing our own interpretation of sea states and land states. The main conclusion of the research is that Russia possesses unique geopolitical advantages that allow it to successfully counteract the Collective West and eventually become a new leader of the world economic system.
В статье рассматривается совокупность факторов, способствующих превращению России в новый мировой центр капитала в перспективе ближайших двух–трех десятилетий. Новизна авторского подхода состоит в нетрадиционном наложении концепции циклов накопления капитала к текущей фазе глобальной геополитической турбулентности с целью определения вектора будущего развития мирохозяйственной системы. Раскрытие темы основано на формировании целостной картины потенциальных преимуществ России совершенно разной природы. В зону внимания попали географические явления (таяние льдов в российской зоне Арктики, превращение России из сухопутной державы в морскую, наделенность природными ресурсами), философские (диалектическое противоборство гомогенности и гетерогенности мировой системы), исторические (синдром ложного претендента на роль мирового центра капитала, пассионарность этноса), политические (парад суверенитетов и имперских реваншистов, диффузия ядерного синдрома, легитимация борьбы с политической и управленческой оппозицией), политэкономические (циклы накопления капитала, мировой центр капитала, вхождение российской экономики в мировую систему капитализма), экономические (эффективность международных экономических санкций, технологии широкого применения, отраслевые циклы, регуляторно–технологические триады), демографические (демографическое проклятье), культурологические (открытость Русской Цивилизации для иммигрантов, ее цивилизаторский опыт в отношении других народов, высокая цивилизационная абсорбция), военные (латентная и активная фазы гибридной войны, парадокс гибридной войны) факторы и управленческие эффекты (автономно–авторитарное управление, модели гегемона и лидера). Это позволило реконструировать сформировавшуюся вокруг Российской Федерации систему сдержек и противовесов в гибридной войне Запад/Не–Запад. Для углубления анализа дана авторская трактовка морских и сухопутных государств. Главный вывод исследования состоит в том, что Россия обладает уникальными геополитическими преимуществами, позволяющими ей успешно противостоять консолидированному Западу и в перспективе стать новым лидером мирохозяйственной системы.
The article is devoted to the disclosure of the concept of the global university market and the rationale for the need to abandon the idea of a world–class university (WCU) the concept is based on. The authors have shown that in 2022, due to increased global geopolitical turbulence, the global university market began to split into local (regional) segments, and the consensus reached in the previous two decades on the criteria for leading universities was finally broken. The paper notes that the confrontation between the West and the East, which worsened in 2022, led to the destruction of the US monopoly in the higher education market and the transformation of a homogeneous university market into a heterogeneous one, for which the WCU concept loses its former meaning. This is largely due to the denial of the former role of global university rankings, which have become completely irrelevant under international sanctions with the accompanying phenomenon of scientific ostracism of individual countries. The authors prove that the system of international university rankings leads to the formation of the effect of false prestige, when the scientific achievements of the United States and Europe are unduly exaggerated, including by imposing false ideologemes and mythologemes regarding progressive organizational models of universities. As an alternative to the WCU, the authors propose a concept of Higher Class University (HCU), which is based on the closest connection of the university with the high–tech sectors of the national economy through its participation in research and production and experimental projects of the country’s leading companies. The article shows that the new concept and the adoption of the construction of a HCU set as the goal of modernizing the system of higher education in Russia leads to revolutionary changes in the organizational model of domestic universities. The authors have considered the most important aspects in the field of personnel policy during the HCUs creation.
Яндекс.Метрика



Loading...