Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Чего нельзя принять в Обломове

Роман русского писателя–классика Ивана Гончарова «Обломов», безусловно, является одним из самых ярких и оригинальных его произведений. Этот роман даже породил новое слово в русском языке – обломовщина. Вместе с тем Обломов – это далеко не отрицательный персонаж книги. И все-таки это отталкивающий образ. Чего же в нем никак нельзя принять современному читателю?

Как и большинство русских писателей–классиков Иван Александрович Гончаров выражал в концентрированной форме проблемы и болезни своего времени. Безусловно, одним из самых ярких и оригинальных его произведений является роман «Обломов», который даже породил новое слово в русском языке – обломовщина. Это понятие подразумевает крайне пассивную жизненную позицию, лишенную высоких целей, идеалов и борьбы за них.

На страницах произведения постепенно разворачивается практически вся жизнь главного персонажа – Ильи Ильича Обломова, охватывающая период от 32 лет до самой смерти. Мы видим его бесконечные стенания по поводу несовершенства жизни, а его пассивность и вечное лежание в постели выступают в качестве убогого протеста против сложившихся общественных условностей. При этом главный герой по всем своим личностным качествам может быть смело отнесен к людям положительным – от добросердечен, честен, справедлив. На первый взгляд, кажется, что перед нами передовой человек, загубленный уродливым царским режимом. Однако это не так.

Появление старого приятеля Обломова Андрея Ивановича Штольца все переворачивает в жизни главного героя романа, а главное, дает ему шанс на то, чтобы проявить себя и свои таланты в полной мере. И поначалу Илья Ильич делает активные шаги в этом направлении, но его сил хватает ненадолго и все возвращается в исходное положение. Даже любовь между Обломовым и Ольгой Ильинской не смогла поддержать потерю главным героем жизненных сил. Он не готов ни за что бороться – даже за любимую женщину и семейное счастье. Поэтому он предпочитает в качестве жены Агафью Матвеевну Пшеницыну, которая печет ему пироги и штопает любимый халат. У них появляется сын, постепенно они теряют состояние и, прожив свою жизнь в полузабытьи, Обломов уходит из жизни раньше времени. Его ответственность перед сыном выразилась лишь в скорбной просьбе к другу Андрею Штольцу не бросать его отпрыска – на большее он не сподобился.

Как же можно объяснить такое странное поведение образованного и неглупого человека?

На мой взгляд, мы имеем типичный случай вырождения. Плохая генетика и инфантильная социальная среда сформировали никчемного человека. Разум его замутнен, и он не способен на целеполагание, а воля поражена, и он не может добиваться поставленных целей. По выражению Карлоса Кастанеды, «счастье – это избыток личной силы», а у Обломова не было сил даже на то, чтобы лишний раз встать с постели. И это не проблема конкретного человека, это диагноз большей части дворянства царской России. Именно эта идея лежит в основе романа Гончарова.

Нельзя обойти вниманием и вопрос о том, каким же все-таки человеком был Обломов. Например, Андрея и Ольгу Штольц навсегда связала «память о чистой, как хрусталь, душе покойника». Отсюда можно сделать вывод о положительности главного героя, однако это не вся правда. Применительно к слабому и безвольному человеку понятия «хороший» и «плохой» вообще неприменимы. Слабый человек из-за отсутствия жизненной силы не может быть по-настоящему плохим и злым, равно как хорошим и добрым. Слабая личность оказывается по ту стороны добра и зла. И эту мягкотелость Обломова нельзя принять ни при каких обстоятельствах.

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. Чего нельзя принять в Обломове// «Неэргодическая экономика», 29.11.2017.

1765
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Последние комментарии
Серафима 31.07.2020 18:39 Ну я бы с концом первого абзаца не согласилась. Обломовщина (что бы это ни значило) у Ильи как раз таки и обуславливается тем, что человек имеет некие идеалы и нравятся они окружающим или нет, но они есть, это во-первых. Во-вторых, опять же, нравятся – не нравятся, но это е г о идеалы, и поступаться ими ради чьего-то мнения он не собирается. Конечно, в современном мире, борьбой считается нападение, и в этом смысле Обломов, не борец, ибо свое имеет при себе, и никогда никому не навязывает. Но можно ли защиту, оборону считать борьбой? Если можно, то как же тогда обломовщина (и Обломов) лишена борьбы за идеалы? Очень даже не лишена. Она, повторю, и обуславливается тем, что надо обособится от общества, чтобы сохранить идеалы. Ладно бы только это, да ведь еще и душу сохранить чистой, не запятнать, вот как!
Серафима 31.07.2020 18:39 Да и можно ли поведение Ильи считать «гибелью». Он не делает никому зла, он сохраняет душу в чистоте, а чистота не ваза на полке, душу сохранять тоже труд. Праздность мать всех пороков – ну а у Обломова они где? Он любит покушать – но когда приходят трудные времена (было такое) и приходится есть «вместо спаржи репу с маслом, вместо рябчиков баранину, вместо гатчинских форелей, янтарной осетрины -- соленого судака», он без всякого ропота ест это, ему легко отказаться от более вкусной пищи. Вы скажете, ну просто приходится. Но я же говорю: без ропота, без жалобы. А надо различать чревоугодие, как страсть, то есть когда на это кладется все, или почти все, и просто любовь к вкусной еде, от которой впрочем не так уж трудно и отказаться. С остальными привязанностями так же. Разве, что Ольгу он боготворил, это нарушение второй заповеди…
Серафима 31.07.2020 18:39 Неспособен на целеполагание? Да ведь у него вся жизнь положена, чтобы жить – свободно, у него же это главная идея «свобода и покой». И он в ней не сомневается, он сомневается в способах ее выражения. Ну уж как умеет… В этом отношении воля у него завидная. Был бы слабым: мотался бы как флюгер по ветру. А так все вот так, а он иначе. И идеала своего в конце концов достигает, и женщину осчастливил, и чужих детей принял, как своих, и с уроками им помогал, и лошадей, чтобы Ваничку (сын его жены от первого брака) в гимназию возить завел, и в театры (!) семью возил. И сам совершенно счастлив (пока Штольц не ввязался со своими нравоучениями, но думаю и после). Ну да, ранняя смерть, да, да…. Но вы не думали, что «не в долговечности честная старость и не числом лет измеряется: мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь (вот, вот!) – возраст старости» и т.д.
Серафима 31.07.2020 18:40 И еще, на счет того, что «слабая личность оказывается по ту стороны добра и зла.» Не спорю, но это не про Илью Обломова. А про него вот: «не обольстит его никакая нарядная ложь, и ничто не совлечет на фальшивый путь; пусть волнуется около него целый океан дряни, зла, пусть весь мир отравится ядом и пойдет навыворот -- никогда Обломов не поклонится идолу лжи, в душе его всегда будет чисто, светло, честно...» (Штольц говорил) Вот это про Обломова. Чтобы ничто не совлекло, чтобы не поклониться – какая сила воли нужна, какая твердая нравственная незыблемость, а? Он «был прав на деле: ни одного пятна, упрека в холодном, бездушном цинизме, без увлечения и без борьбы, не лежало на его совести. Он не мог слушать ежедневных рассказов о том, как один переменил лошадь, мебель, а тот -- женщину... и какие издержки повели за собой перемены...» Потому и общество кинул, ну не может он все это слушать! И вы говорите о слабости? О безволии? О гибели?..
Серафима 31.07.2020 18:40 Не осуждаю вас, это проблема поверхностного чтения, просто надо вчитываться глубже. Вы правы были бы, будь Илья таким. Но он не такой. Он чистый, он честный, он идолу лжи не поклонится, даже если весь мир… Он хороший. Может после моего комментария вы (или кто его еще читает) углубитесь и поймете, что он достоин любви. Что он может быть твердым, когда надо, он еще и ответственным может быть. У меня есть про это статья. Что он деятельней, чем о нем думают. Что он… Да сами поймете, если узнаете. Ведь (опять процитирую Штольца) «узнав его раз – разлюбить невозможно!»
Публикации
В статье рассматривается процедура разработки стратегии социально–экономического развития малых муниципальных образований на примере стратегии Тазовского района Ямало–Ненецкого округа. Под малыми муниципальными образованиями в статье понимаются муниципальные образования с численностью населения до 50 тысяч человек. В общем виде алгоритм разработки стратегии развития Тазовского района Ямало–Ненецкого округа предусматривает пять этапов: анкетный опрос разных групп респондентов по широкому кругу вопросов и определение болевых точек территории; подтверждение/опровержение болевых точек муниципального образования на основе полевого исследования экспертов, установление сильных и слабых сторон региона на основе SWOT–анализа; определение исходной и альтернативной моделей развития территории, а также направлений реформирования местной экономики; формирование альтернативных сценариев развития региона – инерционного (реактивного), предполагающего прежнюю модель освоения территории, и целевого (проактивного), основанного на новой модели; составление перечня программных мероприятий в рамках намеченной стратегии развития, раскрытие механизмов реализации намеченного комплекса программ и проектов. Обосновывается, что для малых муниципальных образований Крайнего Севера России целевой сценарий должен включать установку на циклическую реорганизацию пространственной модели территории посредством последовательного сжатия его экономического потенциала к центру и аккумулированию в нем всех ресурсов с последующим расширением в сторону прежних поселений. Кроме того, современный SWOT–анализ для малых муниципальных образований должен учитывать такие группы факторов, как глобальное потепление, геополитические вызовы в отношении самообеспечения территорий и новые технологии строительства, выращивания аграрных культур и дистанционного образования. Обсуждается вопрос тиражирования предложенного алгоритма разработки стратегии развития Тазовского района Ямало–Ненецкого округа на широкий класс малых муниципальных образований.
Масштабные международные санкции, введенные западной коалицией стран против России, естественным образом требуют пересмотра традиционной системы управления российской экономикой с учетом возникающих вызовов и ограничений. Статья посвящена рассмотрению многоуровневой системы управления экономикой России, релевантной для условий международной конфронтации. Методологической основой исследования выступает селективная «идеология пошаговых изменений», предполагающая дезагрегирование и децентрализацию экономической политики с целью обеспечения максимальной оперативности управленческих решений, в противовес холистической «идеологии тотального регулирования», ориентированной на планирование и выполнение обобщенных экономических индикаторов в рамках национальной стратегии развития. В качестве методов исследования используются традиционные структурно–кибернетические и графические методы моделирования социальных систем с учетом специфики внешней среды. Информационной основой статьи выступает кластер новейших статей, раскрывающих с разных сторон роль феномена международных санкций в построении эффективной национальной экономики. Логической квинтэссенцией предлагаемой схемы является графическая 4–контурная модель концентрического типа, которая дополняется функциональным описанием входящих в нее контуров и методов управления. Приведены примеры управленческих мероприятий, которыми могут быть наполнены четыре контура предлагаемой модели. Указанный набор мероприятий включает мягкие («слабые») и жесткие («сильные») меры, которые соответственно отрицают или подразумевают административный форсинг. Арсенал возможных мероприятий основан на международной практике разных стран по преодолению экономических санкций. Показано, что в долгосрочной перспективе селективная модель управления будет постепенно преобразовываться в холистическую модель.
In the face of large–scale international sanctions imposed by the collective West against Russia, it becomes imperative to reevaluate the conventional framework for guiding the Russian economy amid the emerging challenges and limitations. The article explores a multilevel system for managing Russian economy in the context of the global confrontation. The methodological foundation resides in the selective “incremental changes ideology” emphasising the necessity for disaggregation and decentralisation of economic policies to maximise the timeliness of managerial decisions. This approach contrasts with the holistic “total regulation ideology”, which focuses on the national development strategy on planning and reaching aggregate economic indicators. The paper applies the methods of traditional structural cybernetic and graphical modelling of social systems allowing for the specificities of the external environment. The evidence comes from a cluster of the most recent studies approaching the role of the international sanctions phenomenon in building an efficient national economy from different angles. The author presents an original graphical four–circuit concentric model complemented by a functional description of its constituent circuits (the core, priority industries, new production, and supporting industries) and management methods. The article provides examples of the management measures (massive centralised lending for new microchip production, creation of the state corporation Rospharma, etc.) that can be implemented within the four circuits of the model. These measures can be both soft (‘weak’) and hard (‘strong’) depending on whether they reject or take on administrative enforcement. It is noteworthy that the selective governance model will gradually evolve into a holistic model over time.
Яндекс.Метрика



Loading...