Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Чего нельзя принять в Обломове

Роман русского писателя–классика Ивана Гончарова «Обломов», безусловно, является одним из самых ярких и оригинальных его произведений. Этот роман даже породил новое слово в русском языке – обломовщина. Вместе с тем Обломов – это далеко не отрицательный персонаж книги. И все-таки это отталкивающий образ. Чего же в нем никак нельзя принять современному читателю?

Как и большинство русских писателей–классиков Иван Александрович Гончаров выражал в концентрированной форме проблемы и болезни своего времени. Безусловно, одним из самых ярких и оригинальных его произведений является роман «Обломов», который даже породил новое слово в русском языке – обломовщина. Это понятие подразумевает крайне пассивную жизненную позицию, лишенную высоких целей, идеалов и борьбы за них.

На страницах произведения постепенно разворачивается практически вся жизнь главного персонажа – Ильи Ильича Обломова, охватывающая период от 32 лет до самой смерти. Мы видим его бесконечные стенания по поводу несовершенства жизни, а его пассивность и вечное лежание в постели выступают в качестве убогого протеста против сложившихся общественных условностей. При этом главный герой по всем своим личностным качествам может быть смело отнесен к людям положительным – от добросердечен, честен, справедлив. На первый взгляд, кажется, что перед нами передовой человек, загубленный уродливым царским режимом. Однако это не так.

Появление старого приятеля Обломова Андрея Ивановича Штольца все переворачивает в жизни главного героя романа, а главное, дает ему шанс на то, чтобы проявить себя и свои таланты в полной мере. И поначалу Илья Ильич делает активные шаги в этом направлении, но его сил хватает ненадолго и все возвращается в исходное положение. Даже любовь между Обломовым и Ольгой Ильинской не смогла поддержать потерю главным героем жизненных сил. Он не готов ни за что бороться – даже за любимую женщину и семейное счастье. Поэтому он предпочитает в качестве жены Агафью Матвеевну Пшеницыну, которая печет ему пироги и штопает любимый халат. У них появляется сын, постепенно они теряют состояние и, прожив свою жизнь в полузабытьи, Обломов уходит из жизни раньше времени. Его ответственность перед сыном выразилась лишь в скорбной просьбе к другу Андрею Штольцу не бросать его отпрыска – на большее он не сподобился.

Как же можно объяснить такое странное поведение образованного и неглупого человека?

На мой взгляд, мы имеем типичный случай вырождения. Плохая генетика и инфантильная социальная среда сформировали никчемного человека. Разум его замутнен, и он не способен на целеполагание, а воля поражена, и он не может добиваться поставленных целей. По выражению Карлоса Кастанеды, «счастье – это избыток личной силы», а у Обломова не было сил даже на то, чтобы лишний раз встать с постели. И это не проблема конкретного человека, это диагноз большей части дворянства царской России. Именно эта идея лежит в основе романа Гончарова.

Нельзя обойти вниманием и вопрос о том, каким же все-таки человеком был Обломов. Например, Андрея и Ольгу Штольц навсегда связала «память о чистой, как хрусталь, душе покойника». Отсюда можно сделать вывод о положительности главного героя, однако это не вся правда. Применительно к слабому и безвольному человеку понятия «хороший» и «плохой» вообще неприменимы. Слабый человек из-за отсутствия жизненной силы не может быть по-настоящему плохим и злым, равно как хорошим и добрым. Слабая личность оказывается по ту стороны добра и зла. И эту мягкотелость Обломова нельзя принять ни при каких обстоятельствах.

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. Чего нельзя принять в Обломове// «Неэргодическая экономика», 29.11.2017.

1431
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Последние комментарии
Серафима 31.07.2020 18:39 Ну я бы с концом первого абзаца не согласилась. Обломовщина (что бы это ни значило) у Ильи как раз таки и обуславливается тем, что человек имеет некие идеалы и нравятся они окружающим или нет, но они есть, это во-первых. Во-вторых, опять же, нравятся – не нравятся, но это е г о идеалы, и поступаться ими ради чьего-то мнения он не собирается. Конечно, в современном мире, борьбой считается нападение, и в этом смысле Обломов, не борец, ибо свое имеет при себе, и никогда никому не навязывает. Но можно ли защиту, оборону считать борьбой? Если можно, то как же тогда обломовщина (и Обломов) лишена борьбы за идеалы? Очень даже не лишена. Она, повторю, и обуславливается тем, что надо обособится от общества, чтобы сохранить идеалы. Ладно бы только это, да ведь еще и душу сохранить чистой, не запятнать, вот как!
Серафима 31.07.2020 18:39 Да и можно ли поведение Ильи считать «гибелью». Он не делает никому зла, он сохраняет душу в чистоте, а чистота не ваза на полке, душу сохранять тоже труд. Праздность мать всех пороков – ну а у Обломова они где? Он любит покушать – но когда приходят трудные времена (было такое) и приходится есть «вместо спаржи репу с маслом, вместо рябчиков баранину, вместо гатчинских форелей, янтарной осетрины -- соленого судака», он без всякого ропота ест это, ему легко отказаться от более вкусной пищи. Вы скажете, ну просто приходится. Но я же говорю: без ропота, без жалобы. А надо различать чревоугодие, как страсть, то есть когда на это кладется все, или почти все, и просто любовь к вкусной еде, от которой впрочем не так уж трудно и отказаться. С остальными привязанностями так же. Разве, что Ольгу он боготворил, это нарушение второй заповеди…
Серафима 31.07.2020 18:39 Неспособен на целеполагание? Да ведь у него вся жизнь положена, чтобы жить – свободно, у него же это главная идея «свобода и покой». И он в ней не сомневается, он сомневается в способах ее выражения. Ну уж как умеет… В этом отношении воля у него завидная. Был бы слабым: мотался бы как флюгер по ветру. А так все вот так, а он иначе. И идеала своего в конце концов достигает, и женщину осчастливил, и чужих детей принял, как своих, и с уроками им помогал, и лошадей, чтобы Ваничку (сын его жены от первого брака) в гимназию возить завел, и в театры (!) семью возил. И сам совершенно счастлив (пока Штольц не ввязался со своими нравоучениями, но думаю и после). Ну да, ранняя смерть, да, да…. Но вы не думали, что «не в долговечности честная старость и не числом лет измеряется: мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь (вот, вот!) – возраст старости» и т.д.
Серафима 31.07.2020 18:40 И еще, на счет того, что «слабая личность оказывается по ту стороны добра и зла.» Не спорю, но это не про Илью Обломова. А про него вот: «не обольстит его никакая нарядная ложь, и ничто не совлечет на фальшивый путь; пусть волнуется около него целый океан дряни, зла, пусть весь мир отравится ядом и пойдет навыворот -- никогда Обломов не поклонится идолу лжи, в душе его всегда будет чисто, светло, честно...» (Штольц говорил) Вот это про Обломова. Чтобы ничто не совлекло, чтобы не поклониться – какая сила воли нужна, какая твердая нравственная незыблемость, а? Он «был прав на деле: ни одного пятна, упрека в холодном, бездушном цинизме, без увлечения и без борьбы, не лежало на его совести. Он не мог слушать ежедневных рассказов о том, как один переменил лошадь, мебель, а тот -- женщину... и какие издержки повели за собой перемены...» Потому и общество кинул, ну не может он все это слушать! И вы говорите о слабости? О безволии? О гибели?..
Серафима 31.07.2020 18:40 Не осуждаю вас, это проблема поверхностного чтения, просто надо вчитываться глубже. Вы правы были бы, будь Илья таким. Но он не такой. Он чистый, он честный, он идолу лжи не поклонится, даже если весь мир… Он хороший. Может после моего комментария вы (или кто его еще читает) углубитесь и поймете, что он достоин любви. Что он может быть твердым, когда надо, он еще и ответственным может быть. У меня есть про это статья. Что он деятельней, чем о нем думают. Что он… Да сами поймете, если узнаете. Ведь (опять процитирую Штольца) «узнав его раз – разлюбить невозможно!»
Публикации
The article discusses mechanisms that are put into action during the hybrid war of civilizations that has unfolded at the present time. For this purpose, the concepts of two antagonistic megacivilizations – the West and the Non–West – have been introduced. We reveal the essence and genesis of the First and Second civilizational failures within Western civilization, reconstruct the anatomy of destruction of the national model of Russia’s social development after 1991 under the influence of the neocolonial governance system. We uncover and interpret the paradox of the lag in the development of the two megacivilizations, look into the genesis of the passionarity of the ethnos, and substantiate the primacy of geopolitical logic over economic logic. We provide an outlook of the current hybrid war between the West and the Non–West. The novelty of our approach consists in combining the knowledge of different sciences to explain social processes during the period of geopolitical turbulence. We look into philosophical phenomena (opposite dynamics of the material and spiritual spheres), cybernetic (full and partial cybernetic inversions), historical (birth of ethnic passionarity), political (hybrid wars), biological (neuroplasticity of the brain), cultural (cultural plasticity of civilization), economic (world currency, phenomenon of superprofits) factors. This made it possible to correlate objective and subjective factors in the confrontation between the two megacivilizations. The main conclusion of the study is that neither the West (USA) nor the Non–West (Russia) has clear advantages in the unfolding hybrid war of civilizations. The tactical superiority of the West is opposed to the strategic superiority of the Non–West; this situation does not allow us to make unambiguous predictions about the future winner.
В статье рассматриваются механизмы, которые приводятся в действие во время развернувшейся в настоящее время гибридной войны цивилизаций. Для этого введены понятия двух враждующих мегацивилизаций – Запад и Не–Запад. Раскрыты сущность и генезис возникновения Первого и Второго цивилизационных сбоев внутри Западной цивилизации, реконструирована анатомия разрушения национальной модели социального развития России после 1991 года под воздействием неоколониальной системы управления. Обнаружен и проинтерпретирован парадокс отставания в развитии двух мегацивилизаций, раскрыт механизм рождения пассионарности этноса, обоснован примат геополитической логики над экономической. Дан эскиз протекания нынешней гибридной войны между Западом и Не–Западом. Новизна авторского подхода состоит в синтезе имеющихся знаний в рамках разных наук для объяснения социальных процессов в период геополитической турбулентности. В зоне внимания оказались философские явления (разнонаправленная динамика материальной и духовной сфер), кибернетические (полная и частичная кибернетические инверсии), исторические (рождение пассионарности этноса), политические (гибридные войны), биологические (нейропластичность мозга), культурологические (культурная пластичность цивилизации), экономические (мировая валюта, феномен сверхприбыли) факторы. Это позволило соотнести объективные и субъективные факторы противостояния двух мегацивилизаций. Главный вывод исследования состоит в том, что ни Запад (США), ни Не–Запад (Россия) не имеют явных преимуществ в развернувшейся гибридной войне цивилизаций. Тактическое превосходство Запада противостоит стратегическому превосходству Не–Запада, что не позволяет делать однозначные прогнозы относительно будущего победителя.
The article deals with the problem of identifying world–class universities (WCU) on the basis of information provided by various ranking systems. The relevance of the problem is due to the fact that in 2022 Russia was “cut off” from the world community, including the interruption of cooperation with leading international ranking universities, so the country risks losing the opportunity to self–check its successes and failures by generally recognized criteria. In this regard, the purpose of this article is hypothesis verification that the “friendly” ranking of ARWU base can serve as an effective substitute for the “unfriendly” OS ranking base. To test the formulated hypothesis, we used the previously developed algorithm for identifying WCU using statistical data from the five Global University Rankings – Ouacquarelli Symonds (OS), Times Higher Education (THE), Academic Ranking of World Universities (ARWU), Center for World University Rankings (CWUR) and National Taiwan University Ranking (NTU) – and two University Rankings by subject – OS and ARWU. Conducted calculations disproved the general hypothesis and revealed a fundamental inconsistency of results obtained on the basis of different rankings. In addition, by the example of the ARWU, a profound contradiction in the logic of compiling the GUR and the SRU was uncovered. That raises a broader question about adequacy of the concept of the WCU itself. To answer this question, we conducted a “humanitarian test” for the validity of modern WCU, which showed the presence of elementary illiteracy and lack of culture among graduates of advanced universities. Collected stylized examples allowed to establish that modern world market leaders’ universities do not pass the “humanitarian test”, and therefore the entire rating system cannot be considered a reliable basis for conclusions about the activities of universities. The question of replacing the term WCU with a less pretentious “product” category – practice–oriented universities – is being discussed.
Яндекс.Метрика



Loading...