Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

| Конференции и семинары |

Финансовый университет о вызовах четвертой промышленной революции

В Москве в Финансовом университете при Правительстве Российской Федерации 06.03.2019 состоялась VI международная научно–практическая конференция «Человек и научно–технический прогресс в социально–экономической парадигме будущего». В рамках секции 6 «Трансформация налогообложения и налогового контроля в условиях автоматизации труда» сотрудниками Центра макроэкономических исследований Финуниверситета Евгением Балацким и Натальей Екимовой был сделан доклад на тему: «Вызовы четвертой промышленной революции».

Докладчики заострили внимание на том факте, что сегодня Россия, как и весь мир, находится в состоянии неомальтузинской ловушки, преодолеть которую призвана четвертая промышленная революция (ЧПР), но, по мнению докладчиков, сделано это будет весьма болезненно для подавляющей части населения. Приведенные аналогии с выходом Великобритании из классической мальтузианской ловушки в 18 веке подтверждают сделанный вывод. Ситуация обостряется тем обстоятельством, что ЧПР по своей глубинной сути ставит задачу массового вытеснения умственного труда. Такого в истории человечества еще не было.

Е.В.Балацкий и Н.А.Екимова подчеркнули, что эффект масштаба, который, по их мнению, буквально создал современный мир, сейчас претерпевает серьезные метаморфозы. В частности, он смещается на границы жизненного цикла товара – в начало (стадия разработки продукта) и в конец (стадия реализации продукции). Середина жизненного цикла, охватывающая сферу производства, была освоена эффектом масштаба еще на стадии третьей промышленной революции.

В заключение своего доклада сотрудники Финуниверситета привели шокирующие данные о церебральном неравенстве людей по С.В.Савельеву. В частности, мозг людей имеет количественные различия, под которыми понимается разница (изменчивость) в числе нейронов подполей полей мозга (общее число полей – около 50, подкорковых ядер – 200; различие между подполями составляет 1,5–41,0 раз). Помимо этого, есть еще качественные различия, под которыми понимается различие в числе подполей отдельных полей (в некоторых полях мозга могут отсутствовать одновременно до 3 подполей). И в дополнение к указанным существуют еще и вспомогательные различия, под которыми понимаются вариации в общем типе строения головной коры (различия в размере клеток), выраженности переходных зон между полями и толщине коры больших полушарий (эти различия обеспечивают разницу в сотни миллионов нейронов при общем сходстве размеров площади поверхности поля коры головного мозга). На основе этих биологических свойств мозга делается вывод, что, во-первых, подобная изменчивость его строения может превышать видовые различия, типичные для других млекопитающих, во-вторых, с репродуктивной точки зрения человечество составляет один биологический вид, а с церебральной – разные виды. По мнению докладчиков, технологические инновации ЧПР будут обнажать и усиливать существующие биологические (церебральные) различия между людьми.

Помимо всего прочего, по мнению докладчиков, ЧПР еще и нарушает так называемые циклы Арриги. В соответствии с ними роль мирового центра капитала должна постепенно переходить к Китаю, однако ЧПР ставит предполагаемую гегемонию КНР под вопрос. Миру больше не грозит нехватка рабочих рук, в связи с чем Китай теряет свои преимущества, а его проблемы будут резко обостряться. Одновременно с этим будет ослабевать его лидерство на мировой арене.

Презентацию доклада Е.В.Балацкого и Н.А.Екимовой в PDF–формате можно посмотреть на нашем сайте.

1773
06.03.2019
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
The paper investigates a set of factors contributing to Russia’s transformation into a new world capital accumulation center in the next two to three decades. The novelty of our approach lies in the fact that we consider the current phase of global geopolitical turbulence through the prism of the capital accumulation cycles theory in order to determine the vector of future development of the world economic system. We dig into the topic by forming a comprehensive picture of Russia’s potential advantages that are quite versatile. Thus, we look into the following phenomena: geographical (ice decline in the Russian Arctic; Russia evolving from a land power into a sea power; natural resources endowment), philosophical (dialectical confrontation of homogeneity and heterogeneity of the world system), historical (syndrome of false contender for the role of a world capital accumulation center; passionarity of the ethnos), political (parade of sovereignties and imperial revanchists, diffusion of the nuclear syndrome, legitimization of the struggle against political and managerial opposition), political economy (cycles of capital accumulation; world capital accumulation center; Russia’s economy joining the world system of capitalism), economic (effectiveness of international economic sanctions; general–purpose technologies; industry cycles; regulatory and technology triads), demographic (demographic curse), cultural (openness of the Russian Civilization to immigrants, its civilizing experience in relation to other peoples, high civilizational absorption), military (latent and active phases of hybrid warfare; hybrid warfare paradox), factors and management effects (autonomous and authoritarian management, hegemon and leader models). This helped us to reconstruct the system of checks and balances formed around the Russian Federation in the hybrid warfare between the West and the Non–West. We deepen the analysis by providing our own interpretation of sea states and land states. The main conclusion of the research is that Russia possesses unique geopolitical advantages that allow it to successfully counteract the Collective West and eventually become a new leader of the world economic system.
В статье рассматривается совокупность факторов, способствующих превращению России в новый мировой центр капитала в перспективе ближайших двух–трех десятилетий. Новизна авторского подхода состоит в нетрадиционном наложении концепции циклов накопления капитала к текущей фазе глобальной геополитической турбулентности с целью определения вектора будущего развития мирохозяйственной системы. Раскрытие темы основано на формировании целостной картины потенциальных преимуществ России совершенно разной природы. В зону внимания попали географические явления (таяние льдов в российской зоне Арктики, превращение России из сухопутной державы в морскую, наделенность природными ресурсами), философские (диалектическое противоборство гомогенности и гетерогенности мировой системы), исторические (синдром ложного претендента на роль мирового центра капитала, пассионарность этноса), политические (парад суверенитетов и имперских реваншистов, диффузия ядерного синдрома, легитимация борьбы с политической и управленческой оппозицией), политэкономические (циклы накопления капитала, мировой центр капитала, вхождение российской экономики в мировую систему капитализма), экономические (эффективность международных экономических санкций, технологии широкого применения, отраслевые циклы, регуляторно–технологические триады), демографические (демографическое проклятье), культурологические (открытость Русской Цивилизации для иммигрантов, ее цивилизаторский опыт в отношении других народов, высокая цивилизационная абсорбция), военные (латентная и активная фазы гибридной войны, парадокс гибридной войны) факторы и управленческие эффекты (автономно–авторитарное управление, модели гегемона и лидера). Это позволило реконструировать сформировавшуюся вокруг Российской Федерации систему сдержек и противовесов в гибридной войне Запад/Не–Запад. Для углубления анализа дана авторская трактовка морских и сухопутных государств. Главный вывод исследования состоит в том, что Россия обладает уникальными геополитическими преимуществами, позволяющими ей успешно противостоять консолидированному Западу и в перспективе стать новым лидером мирохозяйственной системы.
The article is devoted to the disclosure of the concept of the global university market and the rationale for the need to abandon the idea of a world–class university (WCU) the concept is based on. The authors have shown that in 2022, due to increased global geopolitical turbulence, the global university market began to split into local (regional) segments, and the consensus reached in the previous two decades on the criteria for leading universities was finally broken. The paper notes that the confrontation between the West and the East, which worsened in 2022, led to the destruction of the US monopoly in the higher education market and the transformation of a homogeneous university market into a heterogeneous one, for which the WCU concept loses its former meaning. This is largely due to the denial of the former role of global university rankings, which have become completely irrelevant under international sanctions with the accompanying phenomenon of scientific ostracism of individual countries. The authors prove that the system of international university rankings leads to the formation of the effect of false prestige, when the scientific achievements of the United States and Europe are unduly exaggerated, including by imposing false ideologemes and mythologemes regarding progressive organizational models of universities. As an alternative to the WCU, the authors propose a concept of Higher Class University (HCU), which is based on the closest connection of the university with the high–tech sectors of the national economy through its participation in research and production and experimental projects of the country’s leading companies. The article shows that the new concept and the adoption of the construction of a HCU set as the goal of modernizing the system of higher education in Russia leads to revolutionary changes in the organizational model of domestic universities. The authors have considered the most important aspects in the field of personnel policy during the HCUs creation.
Яндекс.Метрика



Loading...