Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Счастье в моем понимании

Счастье – это вечная мечта каждого человека. Все хотят достичь счастья, все желают своим близким счастья. Однако каждый индивид понимает это мифическое чувство по-своему. И в этом кроется главная интрига жизни – к чему стремиться для обретения счастья, какую стратегию выбрать для его достижения и как ее реализовать. А как счастье понимали Аристотель, Альберт Эйнштейн, Нассим Талеб и Карлос Кастанеда?

Счастье – это вечная мечта человечества и каждого человека в отдельности. Все хотят достичь счастья, все желают своим близким счастья. Однако каждый индивид понимает это мифическое чувство по-своему. И в этом кроется главная интрига жизни – к чему стремиться для обретения счастья, какую стратегию выбрать для этого и как ее реализовать.

На мой взгляд, счастье – это определенное состояние человека, которое редко бывает продолжительным. Дать строгое определение этому понятию очень сложно. Именно поэтому великий Аристотель определял счастье от противного, то есть первичным он считал несчастье, когда человеку плохо и он страдает, тогда как само счастье у него оказывалось вторичным понятием и определялось как отсутствие несчастья. Мне представляется, что это слишком широкая трактовка счастья, ведь если человек откровенно не страдает от чего-либо конкретного, то значит он большую часть своей жизни счастлив. Такая позиция представляется слишком оптимистичной, хотя Альберт Эйнштейн с ней бы полностью согласился, ибо утверждал, что он счастлив уже только потому, что родился на этот свет. С ним солидарен и Нассим Талеб, который полагает, что жизнь сама по себе – удивительное везение вселенского масштаба, почти невероятное событие в бесконечном Космосе. Следовательно, сама жизнь – это уже счастье и дар небес. И никакие мелочи и даже серьезные жизненные испытания не должны и не могут омрачать этого перманентного благостного настроения.

Исходя из такого понимания счастья, даже бурлаки из стихотворения Николая Некрасова «Размышления у парадного подъезда» отнюдь не были несчастны, когда издавали стон, который «у нас песней зовется». Эти люди были по-своему счастливы и никакое другое счастье для них было невозможно. Просто их понимание счастья не совпадало с пониманием счастья Некрасовым.

Более точное и вместе с тем более сложное представление о счастье было сформулировано в книгах Карлоса Кастанеды. По его мнению, счастье – это избыток энергии или, иными словами, личной силы. Действительно, когда человек счастлив, он буквально сочится этим чувством, оно переливается из него на окружающих людей. Вот только не ясно, то ли счастье наделяет индивида избыточной энергией, то ли накопленная личная сила порождает благостное состояние типа счастья. Наверное, каждый это решает для себя по-своему. Однако и такое понимание счастья не противоречит тому, что некрасовские бурлаки могли быть вполне счастливы – наполненные природной силой они получали удовольствие от своей работы, а потому и пели свою протяжную песню в ритме неспешных движений. Даже внешне тяжелая жизнь может сочетаться со счастьем.

Что касается меня, то мне представляется счастье социальным феноменом – без любимых людей, которые живы и здоровы, истинное счастье недостижимо.

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. Счастье в моем понимании// «Неэргодическая экономика», 09.02.2018.

3892
3
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
The article considers the influence of the elites on the evolutionary process and the current global upheavals that have evolved into a confrontation between two megacivilizations (West and Non–West), which threatens humanity with extinction. The aim of the study is to try and answer the questions whether these processes were to be expected; whether they correspond to the general principles of social development or are a coincidence. The research on the elites in the context of a civilizational approach and combining it with the concept of democracy allowed D. Zolo to build an elite model of civilization development, linking three components: stages of civilization development, type of elite, and form of government. It has been established that as civilization develops (from its inception to its demise), the elite moves from power forces to its supranational form, and this movement is accompanied by the transformation of forms of government from anarchy to tyranny. It is shown that the period of the heyday of a civilization coincides with the period of the rule of national elites; as soon as the elite loses the quality of national power and becomes supranational, the civilization starts declining. The source of the evolutionary development of a civilization is the creative potential of the elite, the vital energy of which is found in the passionarity of the ethnic group, “triggered” by the action of the hypercompensation mechanism based on A. Toynbee’s “Challenge–and–Response” principle, which may not work in the case of the rule of the supranational elite. An assessment of the current state of the Western elite has shown its supranational nature and the worsening process of degradation accompanying the decline of Western civilization. This corresponds to the paradox of lagging behind, according to which a civilization that is more advanced in terms of technological development finds itself in a state of spiritual crisis and disintegration earlier. From this point of view, the unfolding confrontation is a clash between the supranational elite and its national opponents, who defend the traditional values and interests of their own countries. The novelty of the research lies in the construction of an elite model of the development of civilization, and in the consideration of a structural model of an evolutionary leap in the case of the rule of supranational elites.
The article puts forward a new version of elite theory based on the use of a macroeconomic production function depending on the number of the elites and the masses. At the same time, the production function of the elites is complemented with the distribution function, which determines the income structure of social groups and the level of inequality. Combining the two sides of the activity of the elites allows us to design a simple typology of political situations in the country and highlight the regime of revolutionary situation. A formal analysis of the model of production activity of the elites has shown that the phenomenon of over–accumulation of the ruling class has a noticeable destructive impact on economic growth only after a severe drop in its functioning effectiveness. The very deterioration of the quality of the political elite allows an unjustified increase in its size to manifest itself. We consider generalizations of elite model in relation to the case of the middle class and show the invariance of the previously obtained conclusions. We provide an interpretation of the macro–theory of the elites for the mega–level, when studying the world economic system as a combination of the center, periphery and semi–periphery. We consider four dimensions of the elite, with system paradigms being a new element within these dimensions. The influence of external historical events on the worldview of the elites and their actions is revealed using the examples of the transformation of the Roman Republic into the Roman Empire, the collapse of the USSR and the beginning of the fall of the U.S. hegemony. For the center – periphery system, we test the production model of the elites with the help of statistical data from the World Bank; we build econometric dependencies that show a decrease in the effectiveness of the United States in managing global production.
Статья посвящена описанию принципиально новой конфигурации дисциплины «Экономика развития», предлагаемой в качестве теоретического осмысления современных трансформационных процессов в мировой экономике. Дисциплина предназначена для магистерских программ экономических направлений подготовки, хотя построена на основе междисциплинарного подхода. Показано, что традиционные курсы по экономике развития, сложившиеся на Западе в последние десятилетия, были нацелены на объяснение экономической отсталости развивающихся стран и выработку рекомендаций по преодолению отставания в рамках глобализационной логики развития мировой экономики. Проблемы развивающихся стран и рецепты модернизации экономики излагались в формате макроэкономических моделей и институциональных объяснительных схем, которые не отражают гораздо более глубокие причины отсталости. В начале XXI века тематика западных курсов была дополнена глобальными вызовами развития человечества – неравенство и бедность, загрязнение окружающей среды, целями устойчивого развития ООН, «зеленой повесткой» и пр. Однако и данные проблемы трактуются в рамках обесценившейся глобалистской повестки. Происходящая деглобализация и поиски нового мирохозяйственного устройства обесценили наработанный теоретический бэкграунд традиционной экономики развития. В предлагаемой новой дисциплине проблема современного экономического развития раскрывается с помощью географических, геоэкономических, долгосрочных технологических, институциональных факторов, с привлечением новейших исследований в рамках экономической теории и сопряженных с ней научных направлений как отечественных, так и зарубежных авторов. Авторы предлагают в качестве базовой онтологической концепции курса конкурентную неравновесную парадигму экономических процессов, в отличие от неявно существующей равновесной парадигмы в стандартных вариантах курса «Экономика развития».
Яндекс.Метрика



Loading...