Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Все средства хороши

Государственная Дума РФ приняла бюджет на 2017–2019 гг. с незначительными правками по сравнению с его изначальным вариантом. Чего удалось добиться в процессе дебатов и корректировки исходного бюджетного плана? И насколько полно утвержденный бюджет выполняет свои стратегические задачи? Что удалось учесть разработчику по сравнению с первоначальной версией бюджета?

Госдума приняла бюджет на 2017-2019 гг. с незначительными правками по сравнению с его изначальным вариантом. Чего удалось добиться в процессе дебатов и корректировки исходного бюджетного плана? И насколько полно утвержденный бюджет выполняет свои стратегические задачи? Что удалось учесть разработчику по сравнению с первоначальной версией бюджета?

Попытаемся ответить на эти вопросы, исходя из трех основополагающих задач бюджета.

Решение первой задачи бюджета – сохранения суверенности страны за счет обеспечения должного уровня ее обороноспособности – так и осталось под вопросом. В первом варианте предполагалось сокращение статьи «Национальная оборона» за период 2016-2019 на 27,6%. В окончательной редакции только в 2017 году планируемое сокращение оборонных и секретных расходов составит более 20%. Хотя структура бюджета всеми признается как «милитаристская», дальнейшее ослабление военного сектора в нем предрешено. Такого рода экономические парадоксы характерны для больших стран со слабой экономикой и, как следствие, с малым бюджетом. Россия попадает в число таких стран и в ближайшие годы будет оставаться в их рядах.

Решение второй задачи бюджета – предотвращения массового обнищания населения – в значительной мере обеспечено в «кризисном формате». Так, если в первом чтении затраты на социальную политику за три года предполагалось увеличить на 9,6%, то в окончательном чтении только в 2017 году они возрастут на 28,2% по сравнению с 2016 годом. При этом предусмотрена ускоренная индексация ассигнований на пенсии, пособии и социальные выплаты. Хотя эффект от таких затрат в плане сдерживания бедности в стране очень незначителен, крен в сторону социальной ориентированности бюджета налицо. Совершенно очевидно, что в ходе бюджетных дебатов состоялся серьезный пересмотр приоритетов правительства в пользу социальной стабильности.

Решение третьей задачи – обеспечения приемлемой работоспособности национальной экономики и всех ее звеньев – в бюджете приняло новую форму, а именно – акцент сделан не на свободное развитие отраслей, а на обеспечение минимальных производственных гарантий. В этих целях произошло перераспределение средств на увеличение кредитной поддержки субъектов РФ из федерального бюджета со 100 млрд до 200 млрд рублей. Данная мера призвана нейтрализовать возможное обнищание населения регионов. В этом же направлении принято решение о дополнительных средствах банкам и АПК. Так, кредитные организации смогут рассчитывать на дополнительные субсидии с целью возмещения недополученных ими доходов от кредитов, выданных сельхозпредприятиям, в размере 56,1 млрд. руб. за 2017-2019 гг.; на прямую поддержку аграриев дополнительно будет направлено 10,6 млрд руб. Данные решения говорят о приоритете проблемы голода и стремлении правительства, прежде всего, накормить народ даже в самых неблагоприятных обстоятельствах. Таким образом, решение третьей задачи бюджета тесно сопрягается с решением второй задачи в ущерб развитию обрабатывающего сектора национальной экономики и его высокотехнологичных сегментов. В первой версии документа такая зависимость столь явно не просматривалась.

В области доходной политики бюджета прения в Думе не привели ни к какому принципиальному пересмотру изначальной версии документа.

Несомненно, у нынешнего бюджета имеются и значимые плюсы. Во-первых, он имеет очень приличную по нынешним меркам подушку безопасности в части нефтедолларовых доходов. Депутаты заложили в бюджет цену на нефть в размере 40 долл. за баррель, тогда как нынешние ее котировки и прогнозы МВФ и Всемирного банка на 2017 год – не ниже 50 долл. Во-вторых, поддержка со стороны бюджета малообеспеченных групп населения и слабых регионов должна позволить пережить любые неприятные неожиданности. В-третьих, поддержка отечественных аграриев и производств продуктов питания также способна сгладить самые неблагоприятные события мирового и национального рынка.

Как же в целом можно охарактеризовать произошедшие корректировки бюджета 2017-2019?

По нашему мнению, даже в первом чтении бюджет Минфина можно было назвать антирисковым, который не претендовал на развитие национальной экономики и не обозначал ее производственных драйверов. Однако в окончательной версии бюджет еще больше повысил свою антирисковую направленность и стал уже суперконсервативным. Можно констатировать, что Правительство РФ и Государственная Дума приняли «чрезвычайный» бюджет в не слишком чрезвычайных обстоятельствах. Есть ощущение, что представители законодательной и исполнительной власти перестраховались. Насколько оправдан такой подход, покажет будущее.

В связи со сказанным можно задать вопрос: с принятым бюджетом Россия обречена на «борьбу за выживание» или у нее все-таки остается шанс на технологический рывок?

Последние события дают стране очень неплохие шансы для позитивного развития. Например, от продажи 19,5% акций «Роснефти» и других госактивов в казну страны в конце 2016 года поступит 1,1 триллиона рублей, что является беспрецедентным бонусом для бюджета 2017 года. Если же договоренности, достигнутые между Россией и странами ОПЕК, позволят удержать цены на нефть хотя бы на нынешнем уровне, то, по нашим грубым оценкам, это будет эквивалентно росту бюджетных доходов 2017 года на 7–9% по сравнению с плановыми показателями, что эквивалентно сумме в 0,9–1,2 трлн. руб. Таким образом, приход в бюджет «неучтенных» 2 трлн. руб. открывает большие возможности в плане инвестирования в реальное производство и достижения на этой основе рывка в росте налоговой базы. Приоритет здесь должен быть один – машиностроение и хай-тек. Однако эффективное распределение указанных средств выходит за рамки компетенций Минфина; это прерогатива Минэкономразвития России. В свою очередь приход нового министра экономики в лице Максима Орешкина позволяет надеяться, что диалог двух ведомств станет более плодотворным и позволит более оперативно и эффективно направлять избыточные средства в приоритетные производства. Таким образом, Россия опять имеет все шансы на успех.

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкий Е.В. Все средства хороши// «Российская газета», №7149(281), 12.12.2016. С.1, 4.

3144
7
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
The article discusses mechanisms that are put into action during the hybrid war of civilizations that has unfolded at the present time. For this purpose, the concepts of two antagonistic megacivilizations – the West and the Non–West – have been introduced. We reveal the essence and genesis of the First and Second civilizational failures within Western civilization, reconstruct the anatomy of destruction of the national model of Russia’s social development after 1991 under the influence of the neocolonial governance system. We uncover and interpret the paradox of the lag in the development of the two megacivilizations, look into the genesis of the passionarity of the ethnos, and substantiate the primacy of geopolitical logic over economic logic. We provide an outlook of the current hybrid war between the West and the Non–West. The novelty of our approach consists in combining the knowledge of different sciences to explain social processes during the period of geopolitical turbulence. We look into philosophical phenomena (opposite dynamics of the material and spiritual spheres), cybernetic (full and partial cybernetic inversions), historical (birth of ethnic passionarity), political (hybrid wars), biological (neuroplasticity of the brain), cultural (cultural plasticity of civilization), economic (world currency, phenomenon of superprofits) factors. This made it possible to correlate objective and subjective factors in the confrontation between the two megacivilizations. The main conclusion of the study is that neither the West (USA) nor the Non–West (Russia) has clear advantages in the unfolding hybrid war of civilizations. The tactical superiority of the West is opposed to the strategic superiority of the Non–West; this situation does not allow us to make unambiguous predictions about the future winner.
В статье рассматриваются механизмы, которые приводятся в действие во время развернувшейся в настоящее время гибридной войны цивилизаций. Для этого введены понятия двух враждующих мегацивилизаций – Запад и Не–Запад. Раскрыты сущность и генезис возникновения Первого и Второго цивилизационных сбоев внутри Западной цивилизации, реконструирована анатомия разрушения национальной модели социального развития России после 1991 года под воздействием неоколониальной системы управления. Обнаружен и проинтерпретирован парадокс отставания в развитии двух мегацивилизаций, раскрыт механизм рождения пассионарности этноса, обоснован примат геополитической логики над экономической. Дан эскиз протекания нынешней гибридной войны между Западом и Не–Западом. Новизна авторского подхода состоит в синтезе имеющихся знаний в рамках разных наук для объяснения социальных процессов в период геополитической турбулентности. В зоне внимания оказались философские явления (разнонаправленная динамика материальной и духовной сфер), кибернетические (полная и частичная кибернетические инверсии), исторические (рождение пассионарности этноса), политические (гибридные войны), биологические (нейропластичность мозга), культурологические (культурная пластичность цивилизации), экономические (мировая валюта, феномен сверхприбыли) факторы. Это позволило соотнести объективные и субъективные факторы противостояния двух мегацивилизаций. Главный вывод исследования состоит в том, что ни Запад (США), ни Не–Запад (Россия) не имеют явных преимуществ в развернувшейся гибридной войне цивилизаций. Тактическое превосходство Запада противостоит стратегическому превосходству Не–Запада, что не позволяет делать однозначные прогнозы относительно будущего победителя.
The article deals with the problem of identifying world–class universities (WCU) on the basis of information provided by various ranking systems. The relevance of the problem is due to the fact that in 2022 Russia was “cut off” from the world community, including the interruption of cooperation with leading international ranking universities, so the country risks losing the opportunity to self–check its successes and failures by generally recognized criteria. In this regard, the purpose of this article is hypothesis verification that the “friendly” ranking of ARWU base can serve as an effective substitute for the “unfriendly” OS ranking base. To test the formulated hypothesis, we used the previously developed algorithm for identifying WCU using statistical data from the five Global University Rankings – Ouacquarelli Symonds (OS), Times Higher Education (THE), Academic Ranking of World Universities (ARWU), Center for World University Rankings (CWUR) and National Taiwan University Ranking (NTU) – and two University Rankings by subject – OS and ARWU. Conducted calculations disproved the general hypothesis and revealed a fundamental inconsistency of results obtained on the basis of different rankings. In addition, by the example of the ARWU, a profound contradiction in the logic of compiling the GUR and the SRU was uncovered. That raises a broader question about adequacy of the concept of the WCU itself. To answer this question, we conducted a “humanitarian test” for the validity of modern WCU, which showed the presence of elementary illiteracy and lack of culture among graduates of advanced universities. Collected stylized examples allowed to establish that modern world market leaders’ universities do not pass the “humanitarian test”, and therefore the entire rating system cannot be considered a reliable basis for conclusions about the activities of universities. The question of replacing the term WCU with a less pretentious “product” category – practice–oriented universities – is being discussed.
Яндекс.Метрика



Loading...