Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Притча о примитивном социализме и развитом рынке

Капитализм переживает отнюдь не простое время, когда некоторые снова сомневаются в его дееспособности. Но чем заменить капитализм? Да и каким бывает капитализм? Всегда ли он одинаков? Какая модель организации общества лучше – Республика Примитивного Социализма, Республика Свободного Рынка или Республика Развитого Рынка? Какой стилизованный пример может помочь ответить на этот вопрос?

 

В некотором царстве, в некотором федеральном государстве возникли три первоначально совершенно одинаковые республики. Географически каждая состояла из озера, в центре которого находился остров. Периметр озера был разделен на сто равных частей, где сто совершенно одинаковых рыбаков могли выловить в день до 100 кг рыбы каждый. Проблема состояла в том, что рыбаки совсем не ели рыбу; чтобы выжить, каждому из них требовалось в день не меньше 1 кг бобов. Бобы выращивал великан крестьянин, живший один-одинешенек на острове и владевший лодкой, способной взять на борт до 100 кг груза. По случайному стечению обстоятельств или вследствие божественного промысла крестьянин не ел бобов; чтобы выжить, ему нужно было съесть не менее 100 кг рыбы в день. По завершении рабочего дня крестьянин садился в лодку, загружал в нее 100 кг бобов и отправлялся к берегу в совершенно случайном направлении. Достигнув берега, он обменивал свой груз на рыбу у первого встреченного им рыбака, после чего отправлялся домой есть уху.

Республики отличались исключительно правилами производства, распределения и торговли. В Республике Примитивного Социализма (РПС) рыбаки с первого же дня договорились: каждый ловит по 1 кг рыбы, привозит ее в пункт сбора, после обмена бобы распределяются поровну. В Республике Свободного Рынка (РСР) постановили: пусть рынок все решает сам. В первый день каждый рыбак выловил 100 кг рыбы, надеясь ее сбыть, но удача улыбнулась лишь одному. Счастливчик, получивший бобы в обмен на рыбу, понял, что теперь он может 99 дней не работать, и заявил, что не намерен поддерживать конкурентов. На второй день он остался в РСР один, поскольку все его сограждане умерли от голода. Это его немного огорчило, но он быстро утешился, так как знал, что на рынке выживает самый эффективный. Однако еще через 99 дней обнаружилось, что запасы его бобов кончились, а продавец не приехал, поскольку, не имея рыбы, погиб от голода. Таким образом, через 100 дней РСР обезлюдела полностью.

Наиболее сложная система распределения возникла в Республике Развитого Рынка (РРР). Здесь везунчик, получивший в первый день 100 кг бобов, оказался талантливым предпринимателем. Он предложил соотечественникам подписать контракты, признав его собственником всего побережья в обмен на свое обязательство выдавать каждому по 1 кг бобов в день. При этом 50 граждан обязывались вылавливать по 2 кг рыбы в день и сдавать улов на пункт сбора. Два человека обеспечивали обмен получаемых 100 кг рыбы на 100 кг бобов и их раздачу. Из остальных 47 сорок шесть должны были следить за установленным порядком, обеспечивая law enforcement. Они должны были пресекать попытки захвата рыночной власти незаконопослушными индивидами путем продажи великану полного объема рыбы. А один житель был назначен экономистом – безоговорочным сторонником конкуренции. Он написал статью о гениальности своего шефа, сумевшего предложить всем согражданам контракты, совместимые со стимулами (incentive-compatible contracts). И доказал, что в период первоначального накопления шеф выдвинулся отнюдь не случайно, а благодаря выдающимся способностям, которые и были справедливо оценены свободным рынком.

Однажды экономист встретил бродячего философа и услышал рассказ об РПС. Экономист не поверил и, чтобы разоблачить фантазии собеседника, спросил: «И почему же в этой самой РПС никто не пытается захватить власть? Ведь это так просто!» Философ задумался. «Наверное, – ответил он, – потому, что в этой стране люди не завидуют друг другу… Ну, и потом, Вы же не крадете ложки из столовой?!»

 

 

Официальная ссылка на источник:

Полтерович В.М. Притча о примитивном социализме и развитом рынке// «Неэргодическая экономика», 18.04.2016.

3142
7
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В статье представлен инструментарий повышения производительности труда на российских предприятиях для обеспечения возврата России статуса технологической державы. Для этого предлагается методика принятия менеджментом российских предприятий решений, направленных на повышения производительности труда и предусматривающих применение микроэкономического алгоритма при установлении целесообразности финансирования технологических стартапов на основе учета величины технологической границы, позволяющей делать обоснованный выбор при возникновении управленческой дилеммы: заимствование существующих технологий у других предприятий или разработка новых способов решения поставленных задач с учетом наличия заимствуемых технологий на российском и внешнем рынках, а также ограничения на величину технологического скачка. В статье сделан вывод, что в качестве ориентира при выборе заимствования существующих технологий могут применяться внутренние технологические маркеры, роль которых выполняют эталонные (передовые) компании России, получившие общественное признание в рамках проведения ежегодного всероссийского конкурса «Производительность труда: лидеры промышленности России», что в конечном счете упрощает и удешевляет процесс заимствования новых технологий на микроуровне и ускоряет технологическую диффузию на макроуровне.
В статье проведен критический анализ современных теорий экономического роста и социального развития общества. В качестве ключевых рассмотрены теории таких зарубежных и российских исследователей, как Дж. Даймонд; Д. Аджемоглу (Асемоглу) и Дж. Робинсон; К. Вельцель; Д. Норт, Дж. Уоллис и Б. Вайнгаст; Т. Пикетти; Н. Талеб; Э. Фромм; С. Кирдина–Чэндлер; В. Полтерович, Е. Балацкий. Показано, что современные теории условно можно разделить на две группы: монокаузальные, выделяющие роль доминирующего фактора в развитии общества, и поликаузальные, изучающие взаимное влияние разнородных факторов. При этом в ходе анализа обосновано, что теории, претендующие на роль монокаузальных, по сути таковыми не являются, поскольку наряду с доминирующим фактором изучают влияние на эволюцию общества и остальных групп факторов и экономических механизмов. Критический анализ современных концепций развития с точки зрения их потенциальной возможности рассматривать с единых позиций разнообразные социальные изменения на длительных временных отрезках позволил определить среди них наиболее перспективные. Показано, что продуктивным синтезом всех учений выступает теория циклов принуждения Полтеровича–Балацкого, дополненная концепцией постоянных и переменных факторов развития. Её дальнейшее развитие может послужить основой для построения обобщенной модели экономического роста, что позволит претендовать ей на роль общей теории развития, увязывающей все факторы эволюции общества.
В статье рассматривается конкуренция ведущих социально–экономических университетов (СЭУ) России за передовые позиции на рынке высшего образования. Показано, что только в России помимо классических университетов (КУ) и технологических институтов (ТИ) существуют СЭУ, являющиеся сильнейшими игроками рынка вузов. Приведены данные рейтингования высших экономических школ страны за 2013–2016 гг. Продемонстрировано обострение конкуренции даже между самыми успешными СЭУ России, что проявляется в постоянной рокировке вузов топ–листа рейтинга. Обсуждаются стратегии вузов, позволяющие улучшить их академические позиции на отечественном рынке экономических исследований. Рассматриваются различия в когнитивных парадигмах КУ, ТИ и СЭУ.
Яндекс.Метрика



Loading...