Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Исследование закончено – поставьте точку

В последнее время в научных организациях России наблюдается новая волна формализма в принятии заказчиком научных работ. При этом правила оформления научных исследований весьма противоречивы и далеко не полны. Поэтому возникает проблема, которую можно сформулировать так: неформальные формальности, или как правильно читать ГОСТ. Какие же подводные камни поджидают исследователя на этом пути?

Написание научно-исследовательской работы – сложный и трудоемкий процесс, требующий серьезного осмысления и творческого подхода. Он напрямую связан с научным поиском, экспериментом и получением новых знаний. Любому исследователю, выполняющему научно-исследовательскую работу, хорошо знакомы муки и радость творчества, которые он испытывает в процессе выполнения работы. Однако настоящие трудности ожидают ученого после выполнения содержательной части работы и связаны они с процессом ее оформления. Зачастую то, что должно помогать в этом нелегком деле, только еще больше его усложняет и запутывает.

Кто хоть однажды сталкивался с необходимостью оформления научно-исследовательской работы (НИР), знает, как нелегок и тернист может оказаться этот труд. Казалось бы, что проще – все давно определено: существуют простые правила оформления, закрепленные в Межгосударственном стандарте (ГОСТ 7.32-2001) «Отчет о научно-исследовательской работе. Структура и правила оформления». Однако на практике возникает целый ряд рассогласований между принимающей отчет стороной (как правило, структурными подразделениями различных учреждений, осуществляющими координационную работу по выполнению НИР) и сдающей отчет стороной (сотрудниками, выполняющими НИР). Причины конфликтов могут быть двух типов.

Первый связан с неточностями, допущенными в тексте вышеуказанного ГОСТа. Второй возникает из-за того, что некоторые положения в ГОСТе не прописаны и вызывают своевольные домыслы у принимающей отчет стороны. Не будем голословны и остановимся на этих двух группах проблем подробнее.

Начнем с самого ГОСТа. Всем известно, сколько требований предъявляется к написанию наименований структурных элементов. В пункте 6.2.1. ГОСТа указано, что их «следует располагать в середине строки без точки в конце и печатать прописными буквами, не подчеркивая». Все четко и понятно прописано, вопросов возникать не должно. Однако при дальнейшем изучении вышеуказанного документа, а именно «Раздела 6.14. Приложения», можно наткнуться на следующую запись: «6.14.3. Каждое приложение следует начинать с новой страницы с указанием наверху посередине страницы слова «Приложение», его обозначения». И вот тут уже появляются вопросы. Ранее указывалось, что названия всех структурных элементов, включая приложения, пишутся прописными буквами; в пункте 6.14.3 дается иная трактовка. Более того, в приводимых в Приложениях к самому ГОСТу примерах оформления работы слово «Приложение» написано с прописной буквы с выравниваем по правому краю. Конечно, в этом случае мы уже начинаем придираться, поскольку формально документ ГОСТа не является научно-исследовательской работой и на него не обязаны распространяться правила оформления подобных работ. Однако, согласитесь, было бы логичнее и нагляднее представлять образец оформления работы именно в той форме, какая требуется. Как бы то ни было, но пункты 6.2.1. и 6.14.3. однозначно противоречат друг другу, вызывая тем самым конфликтные ситуации.

Другим спорным моментом является постановка точек. Достаточно чётко и однозначно в ГОСТе прописано, что в конце заголовков и подзаголовков структурных элементов отчета и таблиц, после номеров разделов, подразделов, пунктов и подпунктов, источников используемой литературы точки не ставятся. Не будем вступать в длительные рассуждения по поводу правильности или неправильности такого подхода, хотя, согласитесь, достаточно нелогично, да и просто неэстетично выглядит, например, подобная надпись: «1 Название главы». В таких случаях хочется спросить, кто же разрабатывает такие ГОСТы? Но в данном случае речь идет даже не об этом. Посмотрите, какие приведены примеры оформления в самом ГОСТе:

«Пример

1. Типы и основные размеры

1.1

2. Технические требования

…»

Несложно увидеть, что в приведенной из ГОСТа выдержке (а подобных примеров в рассматриваемом ГОСТе множество) после нумерации раздела поставлена точка, что явно противоречит приведенным в тексте комментариям. Все это дает поводы для достаточно длительных дискуссий о правильности оформления работы. А какой простор воображению дают вещи, не прописанные в указанном ГОСТе! Достаточно привести следующий пример.

Одной из самых произвольных трактовок, с которой довелось столкнутся автору при сдаче научно-исследовательской работы, была интерпретация правильности оформления ссылок на источник литературы под рисунками и таблицами. Вместо привычного оформления «Источник: […]», размещенного под таблицей или рисунком, сотрудниками отдела по координации работ НИР одной столичной организации было предложено убрать эту надпись вообще. На возражения автора о необходимости ссылаться на использованные источники было предложено разместить ссылку после наименования заголовка через слеш в квадратных скобках. Аргументы, используемые принимающей отчет стороной, заключались в том, что раз это не прописано в ГОСТе, значит, правильно так, как было установлено ими.

Странная ситуация выходит. С одной стороны, вызывают вопросы положения, прописанные в самом ГОСТе. Однако и то, что не прописано, может вызывать еще большие споры. Очевидно, что назрела необходимость внести определенные поправки в существующий ГОСТ с учетом возникающих конфликтных моментов и существующих реалий. Например, помимо вышесказанного, можно поразмышлять на тему необходимости выносить на новую страницу надпись «Продолжение таблицы», когда существующие программные средства легко позволяют делать повторение строк заголовка таблиц. Данная проблема связана не только и не столько со сложностью оформления, сколько с тем, что при переносе на чужой компьютер может происходить смещение текста, в том числе и таблиц, в связи с чем вся работа, выполненная по оформлению таблиц, может оказаться бессмысленной.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что зачастую за такими формальностями забывается содержательная часть работы. Всех интересует не качество выполненного исследования, а соблюдение неких требований, которые предъявляются к оформлению подобного рода работ. Ни в коем случае не призывая к игнорированию этих требований, хочется напомнить, что смысл и ценность научного исследования все-таки заключаются в его содержании. А для того, чтобы помочь правильно все оформить в структуре любого учреждения, связанного с проведением НИР, создаются специальные отделы, работники которых порой забывают о своих прямых функциональных обязанностях, ощущая именно себя причастными к процессу научного познания и открытий.

Может быть, поручить написание обновленного ГОСТа тем, кто занимался в своей жизни научной работой и знаком с азами научной культуры?

 

Официальная ссылка на статью:

 

Екимова Н.А. Исследование закончено – поставьте точку// «Независимая газета», 23.03.2016. С.11.

 

 

 

2668
5
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
The goal of the article is to evaluate different projects of reforming the income tax in the Russian Federation. To carry out this evaluation, the authors developed a three-parameter model which makes it possible to do calculations of the expected effects from different tax reform scenarios. The model is based on the idea that the best reform project simultaneously reduces the assets ratio, increases budgetary revenue and does not pose any risk of the reform’s non–fulfillment. The information array of the research is statistical data on the population’s income distribution. To neutralize distortions, the authors calibrated initial statistical data on distribution in the high–income group (the tenth decile) of the population. The risk of non–fulfillment was assessed through an expert poll. The developed model was used to test four income tax reform projects: those developed by the Government of the Russian Federation, the Communist Party of the Russian Federation, the Liberal Democratic Party of Russia, and the Party “Just Russia”. The application of the model allowed the authors to determine that the best project, according to three parameters, in the project of the Government, which preserves the flat income scale and raises the rate from 13 to 15%. According to the authors, it shows that there are no rational alternative suggestions on the introduction of a progressive income tax scale. They have also found out that the projects of all the political parties that support the introduction of a progressive income tax scale in Russia dramatically overestimate the growth in tax revenues from the implementation of their suggestions due to incorrect calculations of the distribution of the population’s incomes in the tenth decile group. It is concluded that currently there is no consensus between the Russian opposition political parties and the expert community. This prevents them from working out a single and well–developed income tax reform project. The authors believe that at present Russia needs a balanced project of introducing a progressive income tax with multi–step corrections of this tax over an extended period of time (10 years or more).
В 2010 году в России была издана на русском языке книга Стивена Льюкса «Власть: Радикальный взгляд». Хотя в международном политологическом дискурсе данная монография давно стала классической, в России ее идеи до сих пор не получили широкого распространения. В связи с этим в статье сделана попытка не только дать краткий дайджест идей американского ученого, но и рассмотреть ряд современных примеров, которые могут быть плодотворно проинтерпретированы в терминах концепции Льюкса. Помимо этого, делается попытка осмыслить некоторые следствия усиления феномена власти в информационном обществе, где возникают широкие возможности для манипулирования общественным мнением. Для этого проводятся параллели между концепцией трех измерений власти С.Льюкса, доктриной имплозии Ж.Бодрийяра и теорией дефицита внимания Д.Дзоло.
В статье показано, что за последние десятилетия феномен инфляции претерпел большие изменения, превратившись из монетарного явления преимущественно в немонетарное. Прикладные расчеты полностью подтверждают этот вывод применительно к России. Сильная зависимость инфляции от огромного числа немонетарных факторов требует разработки новых подходов к ее моделированию и прогнозированию. Новая доктрина предполагает переход от моно–инструментальных модельных комплексов к поли-инструментальным аналитическим системам. В рамках нового аналитического тренда авторы предлагают специализированную систему прогнозирования инфляции, включающую лицо, принимающее решения, аналитическое ядро, состоящее из сопряженных между собой эконометрической модели и нейронной сети, и аналитического интерфейса, включающего систему учета пороговых событий немонетарной природы и систему учета волатильности факторов инфляции.
Яндекс.Метрика



Loading...