Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Скрытый смысл названия романа «Мастер и Маргарита»

Название романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» не является очевидным. Если с Маргаритой все более–менее понятно, то с мастером слишком много вопросов. Есть уже общепринятые версии названия культового романа, но их можно дополнить новыми соображениями и тезисами. Что же скрыто за образом мастера? Как связаны мастер и Иисус?

По мнению литературоведов, заглавие романа призвано осуществлять манифестацию его сущности. Не является исключением из этого правила и «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова. Вместе с тем смысл этого названия отнюдь не очевиден и в отношении него каждый читатель вправе иметь свое собственное мнение.

Название булгаковского романа построено по той же формуле, что и знаменитые произведения о любви: «Ромео и Джульетта», «Тристан и Изольда», «Дафнис и Хлоя»… Тем самым название предполагает любовную историю (Он и Она) – и в этом смысле М.Булгаков следует классическим литературным канонам. Однако уже здесь – в названии – автор позволяет себе отойти от традиционного шаблона и допускает странную, на первый взгляд, асимметрию. Так, имя героини дается безо всяких отклонений от канона, тогда как имя героя скрыто и заменено на его символическую характеристику – мастер. Более того, в тексте романа истинное имя героя так и не раскрывается. Что же это означает?

На мой взгляд, в указанном литературном приеме Булгаков зашифровал свое понимание любви между мужчиной и женщиной. Между строк романа мы читаем, что на мужчине лежит миссия быть творцом, героем, виртуозом в своем деле, мэтром, мастером… Только в этом случае мужчина поднимается до вершин своих природных способностей и становится духовным адептом. Ради этой высокой цели мужчине приходится приносить серьезные жертвы, что становится возможным только при поддержке со стороны искренне и преданно любящей женщины. В свою очередь настоящая женщина хочет и может любить только истинного мастера, только ради него она способна приносить себя в жертву. И именно поэтому Маргарита с одного взгляда распознает в мастере своего мужчину и категорически отказывается от всех благ своей предыдущей жизни – обожающего ее мужа, дорогого особняка, прислуги и прочего. Оказывается, женщина, как и мужчина, нуждается в сопричастности к чему-то великому, нетленному, к сверхъестественному творчеству. Для этого ей нужен Мастер (с большой буквы!) – и поэтому его конкретное имя не имеет значения.

Нельзя не отметить и другую сюжетную линию романа – связь образов мастера и Иисуса. И тот, и другой не являются могучими атлетами, которые сносят все препятствия на своем пути. Наоборот, окружающий социум ломает их, физически уничтожает. Но мастер, как и Иисус, вносит в этот мир нечто светлое, доброе, честное, возвышенное. В этом смысле мастер является своеобразной реинкарнацией Иисуса, повторяющей лучшие эпизоды истории. И пока существуют такие мастера, будут преданные им Маргариты, и мир тоже будет существовать – с его несправедливостью, пошлостью, алчностью, творчеством, жертвенностью… и возвышенной любовью. В этом и состоит сакральный смысл названия романа «Мастер и Маргарита».

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. Скрытый смысл названия романа «Мастер и Маргарита»// «Неэргодическая экономика», 12.02.2019.

333
3
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В статье рассмотрен процесс адаптации институциональной деятельности Банка России к международным санкциям. Для этого исследуется динамика трех новых специальных индексов – монетарной эффективности, монетарной стабильности и монетарной свободы. Идеология построения указанных индексов основана на учете двух функций институтов – стабилизирующей и стимулирующей – и берет начало в работах Д.Норта и Д.Дзоло. Эмпирический анализ трех монетарных индексов показал, что международные санкции полностью переформатировали деятельность российского мегарегулятора, который в своей работе стал ориентироваться преимущественно на стабилизирующие институциональные нормы в отношении кредитных и страховых организаций.
В статье рассматриваются характеристики четвертой промышленной революции. Приводится новая периодизация четырех промышленных революций, рассмотрены различия между ними с точки зрения воздействия на рынок рабочей силы. Вводятся понятия мальтузианской и неомальтузианской ловушек, показаны принципиальные различия между ними и в способах выхода их них. Показано, что главным элементом цивилизационного когнитивного диссонанса четвертой промышленной революции является обесценение труда как такового, в том числе умственного труда.
The goal of the article is to evaluate different projects of reforming the income tax in the Russian Federation. To carry out this evaluation, the authors developed a three-parameter model which makes it possible to do calculations of the expected effects from different tax reform scenarios. The model is based on the idea that the best reform project simultaneously reduces the assets ratio, increases budgetary revenue and does not pose any risk of the reform’s non–fulfillment. The information array of the research is statistical data on the population’s income distribution. To neutralize distortions, the authors calibrated initial statistical data on distribution in the high–income group (the tenth decile) of the population. The risk of non–fulfillment was assessed through an expert poll. The developed model was used to test four income tax reform projects: those developed by the Government of the Russian Federation, the Communist Party of the Russian Federation, the Liberal Democratic Party of Russia, and the Party “Just Russia”. The application of the model allowed the authors to determine that the best project, according to three parameters, in the project of the Government, which preserves the flat income scale and raises the rate from 13 to 15%. According to the authors, it shows that there are no rational alternative suggestions on the introduction of a progressive income tax scale. They have also found out that the projects of all the political parties that support the introduction of a progressive income tax scale in Russia dramatically overestimate the growth in tax revenues from the implementation of their suggestions due to incorrect calculations of the distribution of the population’s incomes in the tenth decile group. It is concluded that currently there is no consensus between the Russian opposition political parties and the expert community. This prevents them from working out a single and well–developed income tax reform project. The authors believe that at present Russia needs a balanced project of introducing a progressive income tax with multi–step corrections of this tax over an extended period of time (10 years or more).
Яндекс.Метрика



Loading...