Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Вечные проблемы в рассказе «Господин из Сан–Франциско»

Творчеству Ивана Бунина присущи маленькие, но пронзительные новеллы на самые «большие» философские темы. Среди таких мини–шедевров особое место занимает рассказ «Господин из Сан–Франциско». Какие проблемы поднимаются в этом произведении? К какому выводу подводит автор своего читателя? В чем состоит смысл жизни человека в капиталистическом обществе?

Творчеству Ивана Бунина присущи небольшие, но пронзительные новеллы на самые «большие» философские темы. Одним из его маленьких шедевров является рассказ «Господин из Сан–Франциско», в котором поднимаются такие проблемы, как смерть, смысл жизни, любовь.

Как и большинство произведений Бунина «Человек из Сан-Франциско» является протестным криком о «неправильности» этого мира. Человек в капиталистическом обществе живет почти как робот, бесконечно зарабатывая деньги и не обращая внимания на все остальные стороны жизни. И вот, когда герой новеллы, наконец, заработал кучу денег и окончательно вымотался, он едет путешествовать и отдыхать. И вдруг абсолютно непредсказуемо, без всяких предпосылок и видимых причин он скоропостижно умирает.

Пронзительность рассказа достигается таким специальным приемом, как обезличенность главных персонажей. Основной герой не имеет имени, фигурируя по образом некоего ничем не примечательного господина из Сан–Франциско; даже его жена и дочь не получили в литературном произведении Бунина имен. В этом как бы проявляется безразличие не только всего окружающего мира, но и самого автора к личностям нарисованных персонажей. На подобном фоне даже самые мелкие служащие итальянского отеля, где происходит трагическое событие, получают у Бунина конкретные имена, тем самым подчеркивая незначительность американских гостей. Впечатление усиливается контрастом между подобострастием обслуги к личности богатого американца до его смерти и циничными насмешками в его адрес после.

Отсутствует в рассказе и описание реакции жены и дочери господина из Сан–Франциско на его смерть. Складывается ощущение, что и они остались в общем равнодушными к случившемуся. Тем самым весь мир, включая близких людей усопшего, воспринимает его смерть лишь как некое досадное и очень несвоевременное происшествие.

Невольно возникает вопрос: зачем жил этот человек? Кто ему был дорог и кому был дорог он? Любил ли он по-настоящему кого-нибудь? Что он оставил после себя, кроме денег? И автор недвусмысленно отвечает на все эти вопросы в отрицательном ключе, подводя суровый итог жизни человека из Сан-Франциско – его жизнь была бессмысленна. В тексте мы находим множество мелких указаний на жалкие, если не сказать убогие, стремления главного персонажа: постоянное чревоугодие, чрезмерное увлечение сигарами и алкоголем, мечты о покупке продажной любви молодых итальянских красоток и т.п. И все это на фоне отсутствия какого-либо живого общения с женой и дочерью.

Какой вывод должен сделать читатель «Господина из Сан–Франциско»?

На мой взгляд, Бунин нам намекает на то, что смысла жизни самого по себе не существует, он обретается каждым конкретным человеком самостоятельно в процессе его жизни. Каждый должен сам определить, в чем для него состоит смысл жизни; нельзя бездумно существовать и превращаться в безликий винтик капиталистического механизма. Поэтому и сам рассказ «Господин из Сан–Франциско» служит нам постоянным напоминаем об этих вечных истинах, призывом не повторять жалкий жизненный путь главного героя произведения.

 

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкая Я.Е. Вечные проблемы в рассказе «Господин из Сан–Франциско»// «Неэргодическая экономика», 04.10.2018.

477
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В статье рассмотрен процесс адаптации институциональной деятельности Банка России к международным санкциям. Для этого исследуется динамика трех новых специальных индексов – монетарной эффективности, монетарной стабильности и монетарной свободы. Идеология построения указанных индексов основана на учете двух функций институтов – стабилизирующей и стимулирующей – и берет начало в работах Д.Норта и Д.Дзоло. Эмпирический анализ трех монетарных индексов показал, что международные санкции полностью переформатировали деятельность российского мегарегулятора, который в своей работе стал ориентироваться преимущественно на стабилизирующие институциональные нормы в отношении кредитных и страховых организаций.
В статье рассматриваются характеристики четвертой промышленной революции. Приводится новая периодизация четырех промышленных революций, рассмотрены различия между ними с точки зрения воздействия на рынок рабочей силы. Вводятся понятия мальтузианской и неомальтузианской ловушек, показаны принципиальные различия между ними и в способах выхода их них. Показано, что главным элементом цивилизационного когнитивного диссонанса четвертой промышленной революции является обесценение труда как такового, в том числе умственного труда.
The goal of the article is to evaluate different projects of reforming the income tax in the Russian Federation. To carry out this evaluation, the authors developed a three-parameter model which makes it possible to do calculations of the expected effects from different tax reform scenarios. The model is based on the idea that the best reform project simultaneously reduces the assets ratio, increases budgetary revenue and does not pose any risk of the reform’s non–fulfillment. The information array of the research is statistical data on the population’s income distribution. To neutralize distortions, the authors calibrated initial statistical data on distribution in the high–income group (the tenth decile) of the population. The risk of non–fulfillment was assessed through an expert poll. The developed model was used to test four income tax reform projects: those developed by the Government of the Russian Federation, the Communist Party of the Russian Federation, the Liberal Democratic Party of Russia, and the Party “Just Russia”. The application of the model allowed the authors to determine that the best project, according to three parameters, in the project of the Government, which preserves the flat income scale and raises the rate from 13 to 15%. According to the authors, it shows that there are no rational alternative suggestions on the introduction of a progressive income tax scale. They have also found out that the projects of all the political parties that support the introduction of a progressive income tax scale in Russia dramatically overestimate the growth in tax revenues from the implementation of their suggestions due to incorrect calculations of the distribution of the population’s incomes in the tenth decile group. It is concluded that currently there is no consensus between the Russian opposition political parties and the expert community. This prevents them from working out a single and well–developed income tax reform project. The authors believe that at present Russia needs a balanced project of introducing a progressive income tax with multi–step corrections of this tax over an extended period of time (10 years or more).
Яндекс.Метрика



Loading...