Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Региональные инвестиционные форумы России: медиа–рейтинг и жизненный цикл

В статье рассматривается медийное представление инвестиционных форумов РФ как показатель внешнего внимания к мероприятию и его узнаваемости для сравнительного анализа. Целью работы является развитие методического инструментария для исследования результативности региональных инвестиционных форумов с точки зрения их медиа–активности. Новизна состоит в разработанном и апробированном инструменте анализа медиа–активности вокруг регионального инвестиционного форума на основе результатов мониторинга внутреннего информационного пространства РФ. Предложена методика построения медиа–рейтинга форумов, представляющего тактическую управленческую значимость для организаторов регионального и федерального уровня. Методика рейтингования базируется на этапности проведения мероприятия (анонсный месяц – период мероприятия – месяц подведения итогов), разделении информационных источников на центральные и региональные, а также географии информационных сообщений о форуме.

Введение

 

Исходно региональный инвестиционный форум (далее – РИФ) является одним из элементов региональной политики по привлечению инвестиций как из внутренних финансовых ресурсов, так и из-за рубежа [1]. В какой-то степени данный инструмент компенсирует недостаточную развитость биржевого рынка капитала в РФ, поддерживающего региональный перелив инвестиций.

РИФ как институты развития обладают ретроспективой, исчисляемой несколькими десятками лет. Пик активности данного направления в РФ отмечался в начале 2010–х годов. В среднесрочной перспективе состав мероприятий является достаточно подвижным. Одни форумы, не продержавшись и пяти лет, уходят в историю, другие мероприятия выдерживают больший срок, но все равно прекращают свое существование по разным причинам (например, снижение востребованности, смена губернаторских команд). Независимо от сложной судьбы таких начинаний, подтвержденной многочисленными примерами, субъекты РФ не оставляют попытки реализовать подобные проекты на своей территории, поскольку модель успеха является неуниверсальной.

В сфере организации и проведения РИФ помимо регионов активно работает федеральный центр, решающий преимущественно политические задачи и представленный различными структурами: от федеральных органов власти до некоммерческих организаций. Для регионов роль федерального центра в форумном движении достаточно противоречива. Положительный вклад может выражаться в поддержке РИФ на этапе запуска, но впоследствии его участие переделывает мероприятие из местного делового события, где обсуждаются реальные инвестиционные проекты, в забюрократизированную конференцию политических докладов и малосодержательных пафосных дискуссий [2]. Возврат форума в предпринимательское русло, отбросив федеральную компоненту, как правило, оказывается невозможным либо приводит к разрушению проекта.

По умолчанию организатор любого форума заинтересован в максимизации узнаваемости мероприятия для наибольшего охвата целевой аудитории в пределах доступного ресурсного обеспечения. Данная задача решается в рамках информационной политики, в том числе посредством продвижения форума в СМИ (печать, радио, телевидение, Интернет), социальных сетях, посредством наружной рекламы и другими способами донесения информации.

В данном исследовании медиа–активность вокруг РИФ рассматривается в качестве показателя результативности мероприятия, который диагностирует его информационный пульс. Целью работы является развитие методического аппарата для оценки представленности РИФ во внутреннем информационном пространстве РФ с использованием инструментов анализа «больших данных». Разрабатываемая методика количественной оценки показателя выступает практическим инструментом для планирования и анализа информационной кампании, а также сопоставления РИФ. Динамический ряд значений медиа–активности будет иллюстрировать тенденцию развития проекта и его восприимчивость внешней средой.

Аккумулирование оценок медиа–активности для определенной совокупности РИФ формирует медиа–рейтинг, практическое значение которого для региональных организаторов заключается в идентификации своего места во внутреннем информационном пространстве среди аналогичных проектов. Для федерального уровня данный рейтинг показывает информационно–региональный ландшафт значимых общественно–экономических событий, который может быть усилен за счет новых инициатив и рекомендаций организаторам.

 

Опыт рейтингования общественных событий по уровню заметности в СМИ

 

Стремительный прогресс алгоритмов анализа больших данных стал предпосылкой для проведения множества исследований в области анализа контента средств массовой информации, включая социальные СМИ. В научной литературе, а также в докладах аналитических центров накоплен богатый опыт рейтингования различных субъектов медиа–активности – от отдельных персон до организаций или событий. Так, по уровню заметности в СМИ регулярно формируются оценки и рейтинги частных компаний [3], университетов [4], футбольных клубов [5], политиков [6], звезд индустрии развлечений [7], ученых [8] и многие другие. С учетом значимости социального капитала, имиджа и репутации для самых разных видов деятельности область применения такого рода замеров почти не имеет границ.

В математических и компьютерных науках большой пласт исследований посвящен разработке и апробации алгоритмов, способных самостоятельно идентифицировать наиболее важные или громкие события в обществе с помощью анализа огромных массивов данных из электронных СМИ. Так, каждое событие представляется в виде связки из трех элементов: время, место и тема [9]. Далее идентифицированные объекты ранжируются в зависимости от частоты упоминаний, значимости источника и других факторов [10; 11]. На выходе получается инструмент для составления оперативных рейтингов событий, который крайне полезен в деятельности, например, компаний, связанных с биржевой торговлей [12].

Задача сравнительного количественного измерения представленности в медиа–пространстве вызвала отклик в виде генерации плеяды различных индексов, позволяющих принять во внимание не только популярность оцениваемого объекта (media presence), но и качественные характеристики источников и контекст упоминания [13; 14]. Так, при расчете индексов заметности (media visibility) каждому СМИ или их группе присваивается вес, соответствующий значимости или охвату территории (федеральные, региональные или местные). Индексы благосклонности медиа (media favourability) базируются на оценке тональности каждого из упоминаний: положительное, отрицательное или нейтральное. Для этого семейства индексов в научной литературе накоплено уже около десятка вариаций расчета [15; 16]. Также иногда применяется и индекс качества коммуникации (media quality), который по сути является гибридной версией предыдущих двух разновидностей [17].

В России эти индексы активно эксплуатируются компаниями, специализирующимися на обследовании медиа–пространства. Объектов рейтингования, как и за рубежом, – обильное разнообразие: начиная с чиновников, журналистов, топменеджеров до регионов, промышленных компаний и музеев [1], [2]. Инвестиционные форумы также стали предметом анализа медиа–активности, но в несколько ином ключе. В частности, компанией «Медиалогия» было составлено несколько волн рейтинговых продуктов по итогам Петербургского международного экономического форума: наиболее упоминаемых персон и компаний [3], [4]. Эта задумка была подхвачена «Интерфаксом» и реализовалась в двух ранжированиях спикеров форума по частоте упоминаний в СМИ и заметности с учетом качественных характеристик источников [5]. Кроме того, для более широкого круга форумов был разработан подход к группировке по уровню информационной открытости или по типу позиционирования в интерактивном пространстве [6]. В работе [18] на основе экспертных оценок была предпринята попытка составить рейтинг 29 РИФ по семи критериям, из которых фактор «узнаваемость» косвенно связан с исследуемой медиа–активностью.

В целом, новизна данной работы заключается в предложении и апробации аналитического инструмента для замера информационного поля вокруг РИФ на основе данных объективного контроля медиа–пространства. При этом полученная агрегированная оценка может применяться самостоятельно либо выступать частью комплексных аналитических конструкций.

 

Методика оценки медиа–рейтинга региональных инвестиционных форумов

 

Работа с обширным медиа–пространством предполагает наличие специализированных инструментов мониторинга и консолидации информации. Функционал, заложенный в основу выбранного инструмента, будет в определенной степени детерминировать и применяемый методический подход к рейтингованию медиа–популярности инвестиционных форумов, находя баланс между желаемым и возможным.

В качестве инструмента оценки был задействован электронный архив и база данных СМИ «www.public.ru», который имеет в фонде более 15 тысяч электронных и печатных СМИ. Структура фонда позволяет выделить несколько категорий СМИ: центральные печатные СМИ и информагентства (далее – центральные информационные источники), региональные печатные СМИ и информагентства (далее – региональные информационные источники), Интернет–ресурсы, зарубежные СМИ и прочие. В состав первой группы входят такие источники, как «РИА Новости», «ТАСС», «РБК», «ИА REGNUM» и др.; в подавляющем большинстве центральные СМИ по своему юридическому адресу приписаны к Москве и в значительно меньшей степени к Санкт–Петербургу. Примерами региональных СМИ являются: «Эксперт Урал», «Коммерсантъ Нижний Новгород», «Сибирское Информационное Агентство» и т.п. Остальные типы СМИ сложно охарактеризовать по охвату аудитории, значимости и качеству контента, поэтому для дальнейшего анализа были избраны описанные две категории.

В основе методики оценки медиа–индекса РИФ лежит идея о том, что объект следует рассматривать на отрезке времени, включающем помимо периода проведения мероприятия один анонсный месяц до его начала и один месяц после его завершения для подведения итогов. Вместе с тем, рассматривается география информационных сообщений о мероприятии и учитывается масштаб охваченных регионов.

Информационный рейтинг РИФ рассчитывается по следующей формуле:

 

F = C∙P                                                                                                                                                                            (1)

 

где F – величина информационного рейтинга, ед.; C – сила информационного потока о мероприятии, ед.; P – индекс регионального охвата, ед.

Формула определения силы информационного потока для рассматриваемого РИФ приобретает следующий вид:

 

С = Н1∙[Х1∙К1 + Х2∙К2 + Х3∙К3] + Н2∙[Х4∙К4 + Х5∙К5 + Х6∙К6                                                (2)

 

где X1 – суммарное число сообщений из центральных информационных источников в течение одного месяца до периода проведения мероприятия; X2 – суммарное число сообщений из центральных информационных источников в течение периода проведения мероприятия; X3 – суммарное число сообщений из центральных информационных источников в течение одного месяца после периода проведения мероприятия; X4 – суммарное число сообщений из региональных информационных источников в течение одного месяца до периода проведения мероприятия; Х5 – суммарное число сообщений из региональных информационных источников в течение периода проведения мероприятия; Х6 – суммарное число сообщений из региональных информационных источников в течение одного месяца после периода проведения мероприятия; Н1 – коэффициент влияния центральных информационных источников (Н1=1,0); Н2 – коэффициент влияния региональных информационных источников (Н2=0,5); К1, К2, К3, К4, К5, К6 – весовые коэффициенты значимости информационных событий в зависимости от времени их выхода; остальные обозначения прежние. Значения весовых коэффициентов (К1=K4=0,25; К2=K5=1; К3=K6=0,5) определены эвристически исходя из логики исследуемого процесса.

Индекс регионального охвата рассчитывается по формуле:

 

Р = А/В                                                                                                                                                                            (3)

 

где А – суммарная численность населения в регионах, в которых были зафиксированы информационные сообщения о РИФ, млн человек (сообщения центральных и региональных информационных источников являются равнозначными); В – общая численность населения РФ, млн человек; остальные обозначения прежние. Индекс регионального охвата принимает значения от 0 до 1. В расчетах использованы данные о численности населения на 1 января года проведения соответствующего мероприятия.

Выборку объектов оценки рейтинга медиа–активности составили шесть сравнительно крупных мероприятий, которые, с одной стороны, предполагают проведение деловых переговоров и заключение инвестиционных соглашений, а с другой – предоставляют площадку для дискуссий, в том числе с представителями высших эшелонов власти, крупного бизнеса и экспертов (таблица 1). Например, формат широко известного «Московского экономического форума» не соответствует критерию ведения бизнес–коммуникаций с целью заключения инвестиционных соглашений.

 

Таблица 1. Инвестиционные форумы и их поисковые образы.

Название форума

Поисковый запрос*

1

Петербургский международный экономический форум, ПМЭФ (г.Санкт–Петербург)

«Петербургский международный экономический форум» или ПМЭФ

2

Российский инвестиционный форум, СИФ (г.Сочи)

«Российский инвестиционный форум»

3

Восточный экономический форум, ВЭФ (г.Владивосток)

«Восточный экономический форум»

4

Красноярский экономический форум, КЭФ (г.Красноярск)

«Красноярский экономический форум» или КЭФ

5

Инвестиционный форум ВТБ Капитал «РОССИЯ ЗОВЕТ!», ИФ–РЗ (г.Москва)

«Россия зовёт» без учета морфологии

6

Ялтинский международный экономический форум, ЯМЭФ (г.Ялта)

«Ялтинский международный экономический форум» или ЯМЭФ

* кавычки символизируют в запросе строгий порядок слов.

 

Методически, крайне важным этапом исследования медиа–активности является формирование поисковых образов для использования в выбранном инструменте мониторинга. Для этого была составлена библиотека полных и кратких официальных названий форумов; поисковые запросы по полным названиям выполнялись при условии строгого следования подряд всех слов и с учетом морфологии. При этом обнаружилось несколько нюансов при использовании кратких названий форумов. В частности, аббревиатура «ВЭФ» имеет отношение не только к Восточному экономическому форуму, но и к Всемирному экономическому форуму. Вдобавок для Инвестиционного форума ВТБ Капитал «РОССИЯ ЗОВЕТ!» пришлось отказаться от применения морфологии, что позволило исключить ряд посторонних новостей, содержащих фразы «Россию зовут» или «Россию звали». Поисковые образы для рассматриваемых инвестиционных форумов представлены в таблице 1.

Помимо указанных форумов в область оценки попали и другие события, однако в финальный список они не вошли из-за достаточно скромного освещения в центральных и региональных СМИ. Так, Всероссийский инвестиционный сабантуй «Зауралье», Югорский промышленно–инвестиционный форум или Международный инвестиционный форум «АгроЮГ» ежегодно в рамках рассматриваемого периода считаные десятки раз упоминались в новостных источниках, а более скромные по масштабу или узкоотраслевые мероприятия – и того меньше.

 

Медиарейтинги инвестиционных форумов РФ

 

Рассматриваемые РИФ имеют разную историю происхождения и ретроспективу. С точки зрения доступности информации, а также с учетом ограничений на проведение очных мероприятий в 2020 году, удалось определить следующие годы мероприятий, для которых будет оцениваться медиа–рейтинг: Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) – 2018 г., 2019 г., 2021 г.; Российский инвестиционный форум (СИФ) – 2018 г., 2019 г.; Восточный экономический форум (ВЭФ) – 2018 г.; Красноярский экономический форум (КЭФ) – 2018 г., 2019 г., 2021 г.; Инвестиционный форум «РОССИЯ ЗОВЕТ!» (ИФ-РЗ) – 2018 г., 2020 г.; Ялтинский международный экономический форум (ЯМЭФ) – 2018 г., 2019 г. Таким образом, 2018 год является общим для всех рассматриваемых мероприятий.

С формальной точки зрения, ПМЭФ и ВЭФ позиционируются как президентские мероприятия, СИФ имеет правительственный уровень. Остальные форумы допускают участие крупных федеральных фигур, но могут отчитаться и участием лиц уровня заместителя председателя Правительства РФ. В целом, выбранные мероприятия в рассматриваемые периоды времени позиционировались как события федерального масштаба либо межрегионального значения, чем и были обусловлены программы форумов, составы ключевых участников из числа государственных служащих и соответственно информационное освещение.

В таблице 2 приведены сведения о структуре информационного потока центральных и региональных источников вокруг рассматриваемых форумов. Следует отметить, что в рамках календарного года расписание форумов составлено таким образом, что исключает какие-либо пересечения периодов их проведения и, следовательно, конкуренцию за общественное и деловое внимание. Однако анонсный месяц и месяц подведения итогов одних мероприятий вполне могут накладываться на активные фазы других мероприятий.

 

Таблица 2. Показатели силы информационного потока для инвестиционных форумов.

Данные таблицы 2 позволяют сделать следующие выводы.

 

Во-первых, для всех рассматриваемых РИФ в структуре сообщений по видам информационных источников доминирующее положение занимают центральные печатные СМИ и информагентства, без которых след о мероприятии в медиа–пространстве оказался бы бледнее на 80%. На рисунке 1 показана доля информационных сообщений из центральных источников в общем числе анализируемых информационных сообщений.

 

Рис. 1. Масштаб информационных сообщений о мероприятиях из центральных источников, % (2018 год).

 

Исключение из правила составляет КЭФ, представленность которого в региональных СМИ структурно выглядела сопоставимой с отражением мероприятия в центральных источниках (например, 2018 год). Однако данное явление наблюдается на фоне весьма ограниченного информационного потока (таблица 2).

Во-вторых, на этапах организации и проведения мероприятия «анонсный месяц – период проведения – месяц подведения итогов» рассматриваемые форумы сильно различаются по реализуемой вокруг них информационной политике. На рисунке 2 представлена структура информационных сообщений из центральных и региональных источников в 2018 году для начального и заключительного этапов проведения форумов.

 

Рис. 2. Доля информационных сообщений о РИФ в анонсный период и период подведения итогов (2018 год), %.

 

Представленная информация раскрывает некоторый структурный норматив, когда порядка 60–70% сообщений о мероприятии приходится непосредственно на период его проведения. Учитывая 3–4–дневную продолжительность мероприятия, в зависимости от форума центральные источники суммарно выпускают от 100 до более 1000 сообщений ежедневно, региональные – 20–250 сообщений. Остальная часть сообщений (30–40%) распределяется между анонсным периодом и периодом подведения итогов в некоторой пропорции. Как правило, масштаб информационных сообщений о мероприятии в анонсный месяц сопоставим либо уступает информационной активности за аналогичный период после его проведения.

Центральные источники не всегда активно продвигают мероприятия до их начала. Структурно, в 2018 году наибольшая анонсированность форумов была отмечена у ВЭФ и ЯМЭФ благодаря центральным СМИ. В остальные годы политика по информационной раскрутке рассматриваемых мероприятий в центральных печатных СМИ и информагентствах выглядела пассивнее (таблица 2). Пример КЭФ 2018–2019 гг. демонстрирует исключительный случай в выборке форумов, когда региональные СМИ по продвижению мероприятия в анонсный период превосходили центральные источники по объему информационного потока.

В-четвертых, после завершения мероприятия нагрузка по информационной отработке его итогов распределяется между центральными и региональными СМИ в сопоставимой пропорции (ПМЭФ 2018–2019 гг., ВЭФ 20218 г.), а в случае с СИФ 2018–2019 гг. – поровну. Для КЭФ 2018–2019 гг. региональные источники абсолютно доминируют в освещении результатов мероприятия.

Рассчитанный по формуле (2) показатель силы информационного потока идентифицирует тройку форумов (ПМЭФ, ВЭФ и СИФ), занимающих олигопольное положение на внутреннем информационном пространстве. Среди олигополистов безусловным лидером является ПМЭФ, потенциал которого можно условно представить в виде суммы потенциалов СИФ и ВЭФ. Остальные мероприятия из рассматриваемого перечня сопоставимы друг с другом по силе информационного потока, но в 5–6 раз уступают ВЭФ и СИФ и, таким образом, могут быть квалифицированы как события с сильно ограниченным информационным шлейфом в масштабе страны.

Перейдем к анализу регионального фактора в медиа–рейтинге РИФ (таблица 3).

 

Таблица 3. Характеристики информационных сообщений о форумах из региональных источников.

Форум и регион его проведения

Год проведения

Общее число информационных сообщений о форуме из региональных источников, ед.

Доля информационных сообщений в регионе проведения форума, %

Число регионов с информационными сообщениями о форуме, ед.

Индекс регионального охвата, ед.

ПМЭФ, Санкт–Петербург

2021

1402

49

32

0,57

2019

1768

32

71

0,92

2018

1628

31

72

0,93

СИФ, Краснодарский край

2019

1045

12

71

0,91

2018

776

14

63

0,86

ВЭФ, Приморский край

2018

1041

4

50

0,73

КЭФ, Красноярский край

2021

177

72

6

0,21

2019

297

56

18

0,34

2018

388

67

24

0,39

ИФ–РЗ, Москва

2020

44

59

19

0,34

2018

82

17

20

0,42

ЯМЭФ, Республика Крым

2019

76

н/д

19*

0,39

2018

127

н/д

23*

0,46

Примечание: н/д – система www.public.ru не фиксирует сообщения СМИ Республики Крым.

* учтены следующие регионы РФ: г. Севастополь и Республика Крым.

 

Данные таблицы 3 позволяют сделать следующие выводы.

Во-первых, для форумов отмечается прямая зависимость объема регионального информационного потока и числа регионов, освещавших мероприятия. Единственное исключение составил ПМЭФ в 2021 году, когда сравнительно «толстый» информационный поток сосредоточился в Санкт–Петербурге, и пространственное распространение информации по территории РФ оказался в два раза меньше, чем в 2018–2019 гг. (32 региона против 71–72 регионов соответственно). Следует подчеркнуть, что география освещения ПМЭФ является самой обширной из всех оцениваемых мероприятий. Тем не менее, существует ряд регионов, которые устойчиво манкируют информационную повестку ПМЭФ: Белгородская, Архангельская, Тульская области, Республика Чувашия и несколько других менее крупных по численности населения субъектов РФ. Вероятно, для этих субъектов РФ данное мероприятие не является предметом внимания в силу разных причин.

Во-вторых, по доле информационных сообщений о форуме, относящихся к месту его проведения, рассматриваемые мероприятия могут быть разделены на группу экстравертного типа (СИФ, ВЭФ, в меньшей степени – ПМЭФ) и группу интравертного типа (КЭФ). На примере СИФ и ВЭФ степень внимания к форуму со стороны СМИ из региона–хозяина мероприятия становится тождественной актуальности его повестки для местных нужд.

В-третьих, нестабильный состав регионов, освещающих мероприятия, а также высокая их дифференциация по объему информационных сообщений (от одного до нескольких сотен за весь период организации и проведения мероприятия) позволяет сделать выводы о недостатках в менеджменте либо ресурсном обеспечении информационной политики организаторов в отношении региональных СМИ.

Ниже на рисунках 3–5 приведены карты РФ для ВЭФ, КЭФ и ЯМЭФ, которые отражают географию и степень информационного освещения данных событий в «допандемийном» 2018 году, обеспечивающем временную сопоставимость данных. Представленные карты позволяют сделать вывод о том, что соседство субъектов РФ с местом проведения форума не всегда является достаточным условием повышенного в них информационного внимания к мероприятию. Для КЭФ фактор соседства был реализован в полной мере (рисунок 4). Кроме того, активность региональных СМИ, нерезидентных по отношению к мероприятию, выраженная число информационных сообщений, объясняется скорее масштабом и характером деятельности самих СМИ.

 

Рис. 3. Карта информационного отражения ВЭФ в регионах (2018 г).

 

 

Рис. 4. Карта информационного отражения КЭФ в регионах (2018 г.).

 

Рис. 5. Карта информационного отражения ЯМЭФ в регионах (2018 г.).

 

Рассчитанный для мероприятий индекс регионального охвата выявил достаточно пеструю картину. Для «большой тройки» форумов (ПМЭФ, СИФ, ВЭФ) значение показателя превышает 0,7 (кроме ПМЭФ в 2021 г.) и выходит на уровень 0,9. Другие форумы не достигают и отметки 0,5 (таблица 3).

Полученные оценки силы информационного потока и значения индекса регионального охвата позволяют перейти к определению искомого медиа-рейтинга форумов по формуле (1) (таблица 4).

 

Таблица 4. Медиа–рейтинг инвестиционных форумов РФ.

Форум

Год проведения

Сила информационного потока, ед.

Индекс регионального охвата, ед.

Медиарейтинг, ед.*

ПМЭФ

2021

7 007,8

0,57

4 000

2019

6 256,1

0,92

5 800

2018

5 307,4

0,93

5 000

СИФ

2019

2 817,0

0,91

2 600

2018

2 401,6

0,86

2 100

ВЭФ

2018

3 199,9

0,73

2 400

КЭФ

2021

177,8

0,21

40

2019

521,4

0,34

180

2018

525,4

0,39

210

ИФ-РЗ

2020

442,1

0,34

160

2018

463,3

0,42

200

ЯМЭФ

2019

511,8

0,39

200

2018

473,5

0,46

220

* Для удобства расчетные значения медиа-рейтинга ПМЭФ, СИФ, ВЭФ округлены до сотен единиц в силу значительного масштаба искомой величины, а значения медиа–рейтинга КЭФ, ИФ–РЗ, ЯМЭФ – до десятков единиц в связи с меньшим масштабом искомой величины.

 

В целом, «большая тройка» форумов (ПМЭФ, СИФ, ВЭФ) и остальные мероприятия нуждаются в раздельном рейтинговании в связи с несопоставимостью масштаба и задействованных ресурсов, включая административный самого высокого уровня.

Расчетное значение медиа–рейтинга свидетельствует о том, что ПМЭФ находится вне зоны досягаемости для СИФ и ВЭФ (таблица 4). Скорее всего, задача довести СИФ и ВЭФ до флагманского уровня ПМЭФ на повестке дня пока не стоит и вряд ли будет рассматриваться в среднесрочной перспективе, в том числе по причинам концептуального наполнения форумов. Вместе с тем, в отношении ПМЭФ и СИФ можно сказать, что для их медиа–рейтинга 2019 год стал локальной точкой максимума. По сравнению с 2018 годом медиа–рейтинг ПМЭФ увеличился на 17% (+800 ед.), а у СИФ подрос на 24% (+500 ед.). В 2021 году медиа–рейтинг ПМЭФ сократился на 31% относительно уровня 2019 года (–1800 ед.), хотя очевидных технических причин для обрушения медиа–активности вокруг мероприятия не наблюдается.

Сопоставление за 2018 год медиа–рейтинга ЯМЭФ, КЭФ и ИФ-РЗ приводит к достаточно плотной расстановке форумов в ранжированном перечне (220 ед., 210 ед. и 200 ед. соответственно). Принимая во внимание тот факт, что интересантами этих мероприятий являются независимые друг от друга субъекты, а организационно–техническое сопровождение обеспечивают разные юридические лица, можно сделать вывод о том, что 200 медиа–рейтинговых баллов – это крепкий уровень для мероприятия регионального (межрегионального) уровня без претензий на федеральную повестку и первых лиц государства среди участников событий.

 

Проблема жизненного цикла РИФ

 

Классический путь РИФ предполагает стадию инициирования, этап завоевания статуса престижной площадки регионального либо межрегионального значения и затем превращение в мероприятие федерального уровня со всеми вытекающими оперативными плюсами, минусами и неожиданными последствиями. Эту эволюцию прошли ПМЭФ (с 1997 года) и СИФ (с 2002 года). Изначально инициатором ПМЭФ выступил Совет Федерации Федерального собрания РФ, а для СИФ – Минэкономразвития РФ совместно с региональными органами власти.

Вместе с тем, имеется достаточно большое число эпизодов, когда РИФ даже с продолжительной историей прекращали свою деятельность (например, Байкальский экономический форум (2000–2012 гг.), Тульский экономический форум (2006–2011 гг.), Уральский инвестиционный форум (2001–2010 гг.), Мурманский международный экономический форум (2009–2011 гг.)).

Практически все мероприятия, стартовавшие как региональные инициативы, были встроены в систему государственного управления. Иерархический принцип ее построения автоматически закладывал в логику развития форумов привлечения участников из государственных структур. Чем выше по уровню было такое представительство на мероприятии, тем громче и, на первый взгляд, успешнее было его проведение. Негативные результаты от такой экстенсивной модели роста были хорошо рассмотрены в работе [7].

Для сравнения ресурсного обеспечения форумов федерального и регионального уровня можно привести следующие цифры. По информации источника [8], стоимость проведения ПМЭФ в 2019 году оценивалась на уровне 3 млрд рублей, из которых средства федерального бюджета составляли всего около 40 млн рублей. Оставшаяся часть средств приходилась на компании–спонсоры и регистрационные взносы. Учитывая доминирование компаний с госучастием среди спонсоров и основных действующих лиц на форуме, можно сделать вывод о том, что львиная доля расходов на ПМЭФ покрывается за счет государственных средств. Для сравнения тот же КЭФ в 2016–2017 гг. обходился организаторам в сумму порядка 100 млн рублей [9].

В целом, фонд «Росконгресс» как бессменный оператор «большой тройки» форумов превратился в крупнейшую компанию РФ по проведению мероприятий премиум–класса. Если учредителями операторов РИФ, как правило, являются организации, созданные при участии органа власти субъекта РФ или уполномоченных структур (включая агентства регионального развития), то фонд «Росконгресс» имеет учредителей, юридически не связанных с государственными органами: «Центр стратегических разработок», «Фонд Валерия Гергиева», Международный центр социально–экономических исследований «Леонтьевский центр». По открытым данным, в 2019 году доходы фонда «Росконгресс» составили 12,5 млрд рублей, а в «пандемийном» 2020 году претерпели 8–кратное обрушение до 1,6 млрд рублей [10]. За период своего существования с 2007 года фонд стал исполнителем 1315 госконтрактов на общую сумму 20,5 млрд рублей.

Порядковое неравенство в ресурсном обеспечении мероприятий отражается и на показателях результативности РИФ. Доступная статистика РИФ в первые годы их проведения показывает следующие «неперегретые» параметры результативности без федеральной поддержки (таблица 5). Следует отметить, что на фоне плеяды отживших РИФ пробиваются новые начинания, одним из которых стал Балтийский региональный инвестиционный форум.

 

Таблица 5. Показатели результативности региональных мероприятий.

Мероприятие

Год проведения

Показатели результативности

II Балтийский региональный инвестиционный форум

2020

30 спикеров, 100 чатов в бирже деловых контактов, 300 упоминаний в СМИ, 700 участников из 10 стран.

I Красноярский экономический форум

2004

700 участников.

I Региональный экономический форум «Кубань» (в будущем – СИФ)

2002

500 участников, представлено 70 региональных инвестиционных проектов; подписано восемь инвестиционных соглашений на сумму более 30 млн долларов.

Источник: составлено по данным [11],[12],[13].

 

Информация таблицы 5 задает стартовые и, видимо, достаточные значения показателей РИФ без федерального участия. Обращает на себя внимание редкость оперирования рассмотренными на мероприятии инвестиционными проектами, хотя именно они и являются основным предметом форумов.

Традиционно эффективность крупнейших инвестиционных форумов оценивается двумя основными показателями: числом участников и объемом заключенных соглашений, как правило, в стоимостном выражении. Однако количество либо стоимость договоров, подписанных в период проведения инвестиционного форума, не может рассматриваться в качестве действительного показателя результативности оцениваемого мероприятия. Принимая во внимание значительную подготовительную работу договаривающихся сторон, предшествующую процедуре подписания документов, результатом форума могут являться только договоренности либо сделки, заключенные после его проведения. При этом эффект последействия может иметь достаточную продолжительность, например, до одного года. Технически отследить такую отсроченную непарадную результативность инвестиционного форума представляется весьма затруднительным даже в масштабе региона.

Необходимо подчеркнуть, что главная проблема метаморфозы – это трансформация содержательной бизнес–повестки РИФ, увязанной с местными нуждами и возможностями, в площадку для дискуссий, не влекущих за собой никаких реальных инвестиционных последствий для региона–хозяина мероприятия. Таким образом, с точки зрения региональных интересов мероприятие, выходя на федеральный уровень, испытывает кардинальные содержательные и организационные перемены. Второе выражается в том, что субъект РФ как генеральный интересант и бенефициар форума, допуская вхождение чиновников федерального уровня в программный (организационный) комитет мероприятия, автоматически выпускает из рук контроль над стратегическими решениями, в том числе о продолжении либо прекращении форума.

Примером негативных последствий от утраты управленческих рычагов со стороны региона является КЭФ. В сентябре 2019 г. внутри Правительства РФ было принято решение об отмене КЭФ, отсчитывающего свою историю с 2004 года, и замене на форумы национальных проектов с распространением на множество субъектов РФ [14]. Однако последовавшие в начале 2020 года аппаратные перестановки в Правительстве РФ, которые затронули заинтересованных федеральных чиновников, позволили КЭФ сохраниться. Тем не менее, эта атака не прошла бесследно, и даже на примере рейтинга медиа–активности форума в 2021 году можно видеть его депрессивное состояние (таблица 4), балансирующее на грани забвения.

В 2021 году на одном из мероприятий ПМЭФ накопившееся недовольство концепцией федерального форума выплеснулось в выступлении А.Татуловой, заявившей о невостребованности подобных форумов со стороны малого и среднего бизнеса, а также об игнорировании дискуссионной программой реальных проблем предпринимателей, создаваемых системой госрегулирования [15]. Установленный организатором ПМЭФ взнос для участников от бизнеса в размере 960 тысяч рублей наглядно подкрепил сделанное заявление.

Таким образом, для организаторов РИФ актуальной становится задача, с одной стороны, сохранить автономность от федеральных властей, а, с другой стороны, при ограниченных ресурсах добиться привлекательности и результативности мероприятия. В настоящее время ниша инвестиционных форумов федерального уровня заполнена на 100%, что было еще неочевидно в 2010–х годах. В этих условиях расчет организаторов новых РИФ на федеральное внимание принесет больше рисков и неопределенностей, чем желаемых гарантий результативности.

В позиционировании РИФ важно однозначно определить целевую аудиторию, акцентировав внимание на средний бизнес с годовой выручкой от 800 млн рублей до 2 млрд рублей, а также малый бизнес, по своим экономическим параметрам максимально приближенный к среднему. Географически, заинтересованные компании могут также относиться к соседним и близлежащим регионам.

Изложенные факты и тезисы позволяют сделать вывод о том, что лучшая стратегия РИФ заключается в сохранении его компактности без замаха на широкое информационное освещение с одновременным обеспечением результативности. Возвращаясь к медиа–рейтингу, подготовленному с использованием инструмента «www.public.ru», две сотни рейтинговых баллов являются весьма высоким уровнем. В этом контексте медиа–рейтинг будет играть роль прибора, сигнализирующего об умеренном либо повышенном информационном внимании к форуму, несущем в себе риски экстенсивного развития с непредсказуемым будущим.

 

Заключение

 

Результаты исследования показали работоспособность предложенной методики оценки агрегированного показателя медиа–активности применительно к инвестиционным форумам. Данная методика может быть использована и в отношении других мероприятий регионального значения.

Формирование медиа–рейтинга инвестиционных форумов выявило первую лигу (ПМЭФ, СИФ, ВЭФ) и вторую лигу форумов (КЭФ, ИФ–РЗ, ЯМЭФ), которые качественно не сопоставимы друг с другом по причине неравенства в масштабе федеральных ресурсов, подключенных к организации и проведению мероприятий. Вместе с тем, для всех мероприятий свойственна централизация информационного потока, проходящего через московские и санкт–петербургские СМИ. Как правило, на региональные СМИ приходится не более 25% информационных сообщений.

В стратегии РИФ «оставаться деловым и региональным» медиа–рейтинг становится индикатором узнаваемости, уровень которого не должен превышать критической отметки, за которой повышенное внимание, дистанцированное от инвестиций, будет вредить проекту.

 

Список литературы

 

1. Балацкий Е.В. Новые инвестиционные институты России // TERRA ECONOMICUS. 2013. №3 (11). С 12–19.

2. Балацкий Е.В. Инвестиционные форумы России как институт регионального развития // Журнал Новой экономической ассоциации. 2013. №2 (18). С. 101–128.

3. Mariconda S., Lurati F. Being known: A literature review on media visibility, public prominence and familiarity with implications for reputation research and management. Corporate reputation review, 2014, vol. 17, no. 3, pp. 219–236. DOI: 10.1057/crr.2014.11

4. Botha E., Farshid M., Pitt L. How sociable? An exploratory study of university brand visibility in social media. South African Journal of Business Management, 2011, vol. 42, no. 2, pp. 43–51. DOI: 10.4102/sajbm.v42i2.494

5. Garcia–del–Barrio P., Tena–Horrillo J.D. Investment in Talent and Visibility in the Media: A Study of Professional Football in Europe. In Jaume García (Ed.), Sports (and) Economics, 2019, pp. 271–294.

6. Amsalem E. et al. The effect of politicians’ personality on their media visibility. Communication Research, 2020, vol. 47, no. 7, pp. 1079–1102. DOI: https://doi.org/10.1177/0093650218758084

7. Carrillat F.A., Ilicic J. The celebrity capital life cycle: A framework for future research directions on celebrity endorsement. Journal of Advertising, 2019, vol. 48, no. 1, pp. 61–71. DOI: https://doi.org/10.1080/00913367.2019.1579689

8. Peters H.P. Gap between science and media revisited: Scientists as public communicators. Proceedings of the National Academy of Sciences, 2013, vol. 110, no. Supplement 3, pp. 14102–14109. DOI: https://doi.org/10.1073/pnas.1212745110

9. Liu X., Huet B. Event-based cross media question answering. Multimedia Tools and Applications, 2016, vol. 75, no. 3, pp. 1495–1508. DOI: https://doi.org/10.1007/s11042-014-2085-0

10. Sutanto T., Nayak R. The ranking based constrained document clustering method and its application to social event detection. International Conference on Database Systems for Advanced Applications, 2014, Springer, Cham, pp. 47–60.

11. Setty V. et al. Modeling event importance for ranking daily news events. Proceedings of the Tenth ACM International Conference on Web Search and Data Mining, 2017, pp. 231–240.

12. Ding X. et al. Deep learning for event–driven stock prediction. Twentyfourth international joint conference on artificial intelligence, 2015, pp. 2327–2333.

13. Zhang X., Ha L. Comparing the Five Measures of Media Reputation Attributes in Local and National Newspapers. International Journal of Business Communication, 2021. DOI: https://doi.org/10.1177/2329488421998442

14. Бочаров М.П. От мониторинга СМИ до KPI и медиаметрических индексов // Труд и социальные отношения. 2017. №. 2. С. 116–131.

15. Zhang X. Developing a new measure of media reputation. Corporate Reputation Review, 2018, vol. 21, no. 2, pp. 71–83. DOI:10.1057/s41299-018-0043-x

16. Zhang X. Measuring media reputation: A test of the construct validity and predictive power of seven measures. Journalism & Mass Communication Quarterly, 2016, vol. 93, no. 4, pp. 884–905. DOI: https://doi.org/10.1177/1077699015610065

17. Lawler N. et al. A media biopsy: Examining the quality of cancer reporting in Australia, 1997 and 2017. Health communication, 2020, pp. 1–6. DOI: 10.1080/10410236.2020.1749352

18. Балацкий Е.В. Региональные инвестиционные форумы России: оценка привлекательности // Мир измерений. 2011. №11. С. 40–48.

 


[1] Медиалогия. Рейтинги. URL: https://www.mlg.ru/ratings/ (дата обращения 21.08.2021).

[2] Интерфакс. Сетевое издание «Информационный ресурс СКАН». Рейтинги. URL: https://scan-interfax.ru/ratings/ (дата обращения 21.08.2021).

[3] Медиалогия. Рейтинги. ПМЭФ–2018. URL: https://www.mlg.ru/ratings/research/5990/ (дата обращения 21.08.2021).

[4] Медиалогия. Рейтинги. ПМЭФ–2017. URL: https://www.mlg.ru/ratings/research/5990/ (дата обращения 21.08.2021).

[5] Интерфакс. Сетевое издание «Информационный ресурс СКАН». Медиа–рейтинги спикеров ПМЭФ 2021. URL: https://scan-interfax.ru/ratings/media-rejtingi-spikerov-pmef-2021/ (дата обращения 21.08.2021).

[6] Юревич М. Информационная открытость региональных инвестиционных форумов. Капитал страны. URL: https://kapital-rus.ru/articles/article/informacionnaya_otkrytost_regionalnyh_investicionnyh_forumov/ (дата обращения 21.08.2021).

[7] Юревич М. Региональные инвестиционные форумы: первые симптомы перерождения в федеральные институты. Капитал страны. URL: https://kapital-rus.ru/articles/article/regionalnye_investicionnye_forumy_pervye_simptomy_pererojdeniya_v_federalny/ (дата обращения 21.08.2021).

[8] РБК. Организатор Петербургского форума оценил расходы на его проведение. URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5cf65ee09a7947c998e58b88 (дата обращения 21.08.2021).

[9] РБК. Красноярск расплывается по регионам. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2019/09/03/5d67bb129a7947c72a8fa968 (дата обращения 21.08.2021).

[10] ЗАЧЕСТНЫЙБИЗНЕС. ФОНД "РОСКОНГРЕСС". URL: https://zachestnyibiznes.ru/company/ul/1077799005426_7706412930_ (дата обращения 21.08.2021).

[11] BRIEF’21. О форуме. URL: http://brief.lenoblinvest.ru/ru/ (дата обращения 21.08.2021).

[12] РБК. Красноярск расплывается по регионам. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2019/09/03/5d67bb129a7947c72a8fa968 (дата обращения 21.08.2021).

[13] ТАСС. История Международного инвестиционного форума "Сочи". Досье. URL: https://tass.ru/info/1449892 (дата обращения 21.08.2021).

[14] 19rus. Что не так с Красноярским экономическим форумом? URL: https://19rus.info/index.php/vlast-i-politika/item/109118-chto-ne-tak-s-krasnoyarskim-ekonomicheskim-forumom (дата обращения 21.08.2021).  

[15] Фонтанка.ру. «Меньше всего бизнесу нужны форумы». Омбудсмен Анастасия Татулова вылила на гостей ПМЭФ всю боль малого и среднего бизнеса, а те ответили аплодисментами. URL: https://www.fontanka.ru/2021/06/03/69950303/ (дата обращения 21.08.2021).

 

 

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Гусев А.Б., Юревич М.А. Региональные инвестиционные форумы России: медиарейтинг и жизненный цикл // Проблемы развития территории, 2021. Т. 25. №5. С. 52–70.

229
3
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В статье раскрывается феномен структурной несогласованности рынка труда и реальной экономики с системой подготовки кадров в регионах России. Актуальность проблемы связана с риском возникновения в ближайшие годы масштабной безработицы из-за неготовности региональных систем высшего образования к потребностям постиндустриальной экономики. Для определения направлений искажения профессиональной структуры специалистов, подготавливаемых в региональных вузах, предложена типология моделей развития субъектов федерации РФ, включающая пять их разновидностей – культурно–досуговую, природно–ресурсную, инновационно–технологическую, гибридную и депрессивную; осуществлена идентификация всех регионов России в соответствии с принятой типологией. Для иллюстрации накопленных в регионах кадровых дисбалансов рассмотрены три субъекта РФ – Республика Дагестан, Камчатский край и Липецкая область. С этой целью выявлены отраслевые драйверы региональной экономики и сопоставлены долевые коэффициенты в отраслевой структуре ВРП, занятости и студентов. Показано, что наиболее важные и бурно развивающиеся сектора регионов не подкрепляются подготовкой соответствующих кадров, тогда как на рынок труда выпускается масса молодых специалистов, которые не могут быть востребованы местной экономикой. Кроме того, показано, что региональные вузовские системы нацелены на тотальное высшее образование, поддерживая превышение предложения на образовательные услуги над спросом на них, что полностью девальвирует сам институт высшего образования. Обсуждаются направления изменения структуры подготовки кадров в вузах и качества образования за счет радикального переформатирования существующих программ обучения. Тем самым перед региональными университетами страны стоят задачи как количественной, так и качественной коррекции своей деятельности.
Статья посвящена рассмотрению влияния мегатрендов, которые в настоящее время выступают драйверами происходящих в обществе изменений, на структуру формирующейся экономики постиндустриального общества. Под их влиянием происходит формирование новой экономики, ориентированной на использование такого ресурса, как время, которое высвобождается у людей по мере развития роботомики. В основе проведенного исследования лежит изучение пяти глобальных трендов развития современного общества: демографические трансформации; истощение природных ресурсов и изменение климата; изменение геоэкономического и геополитического ландшафтов; цифровизация и развитие новых технологий; комплексное благополучие человечества: богатство, здоровье и знания. Показано, что указанные тенденции бросают серьезный вызов будущему человечества и принципиальным образом меняют структуру экономики и занятости населения. Реакцией на вызовы мегатрендов является формирование новых направлений в структуре экономики, которые позволяют на них отвечать и бороться с их негативными последствиями. Установлено, что мегатренды способствовали развитию таких направлений в экономике, как серебряная экономика, циркулярная экономика, роботомика, одноранговая экономика, и заложили основу формирования духовно–нравственной экономики и экономики досуга. Вывод, который позволяет сделать проведенное исследование, заключается в том, что в обществе сложились предпосылки к переходу к экономике, в которой социальные эффекты возобладают над экономическими. Совершить такой переход к «экономике с человеческим лицом» позволяет высокий уровень развития технологий и цифровизация. Сформулированные принципы адаптации к формирующейся экономике позволяют странам выработать стратегию перехода с минимальными социальными и экономическими издержками. Новизна исследования состоит в сопоставлении мегатрендов с изменениями, происходящими в структуре экономики и на рынке труда, а также в обосновании социальной направленности постиндустриальной экономики, формирующейся под воздействием глобальных трендов развития общества.
В статье проводится идея, что Сингапур и Россия, несмотря на внешнюю непохожесть, имеют нечто общее – уникальность их географических параметров. В свою очередь это позволяет более пристально изучить модель сингапурского чуда, представленную в книге Ли Куан Ю «Из третьего мира – в первый. История Сингапура (1965–2000)». Для обоснования правомерности использования опыта знаменитого политика рассмотрена разнонаправленность развития двух государств в последние десятилетия: Сингапур шагнул из третьего мира в первый, тогда как Россия – из первого мира в третий. Автором рассмотрены некоторые различия в политических моделях Сингапура и России. Если для Сингапура характерны опора на здравый смыл и традицию в принятии решений, диалог власти и народа, быстрая реакция членов правительства на обвинения в коррупции и забота о своей репутации, то для России – следование заимствованным формальным управленческим шаблонам, изоляция власти от народа, системное игнорирование обвинений общественности в адрес чиновников. В связи с проводимыми реформами для российской системы управления могут быть полезны многие элементы сингапурской модели успеха.
Яндекс.Метрика



Loading...