Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Социально–экономические университеты: новое явление на глобальном рынке образования

В статье рассматривается конкуренция ведущих социально–экономических университетов (СЭУ) России за передовые позиции на рынке высшего образования. Показано, что только в России помимо классических университетов (КУ) и технологических институтов (ТИ) существуют СЭУ, являющиеся сильнейшими игроками рынка вузов. Приведены данные рейтингования высших экономических школ страны за 2013–2016 гг. Продемонстрировано обострение конкуренции даже между самыми успешными СЭУ России, что проявляется в постоянной рокировке вузов топ–листа рейтинга. Обсуждаются стратегии вузов, позволяющие улучшить их академические позиции на отечественном рынке экономических исследований. Рассматриваются различия в когнитивных парадигмах КУ, ТИ и СЭУ.

1. Введение. В настоящее время в России разворачивается очередной виток соревнования вузов за передовые места в различных системах координат. Как правило, успех университетов проявляется в их особом административном статусе и высоком месте в различных рейтингах – национальных и международных. Подобная конкурентная борьба основывается на своеобразной “конкурентной креативности”, которая позволяет вузам задействовать новые, порой нетрадиционные модели успеха.

 Ниже мы покажем своеобразную «рейтинговую фотографию» академических успехов социально–экономических университетов (СЭУ) в области экономической науки и постараемся дать им разумное объяснение. Кроме того, нами будет сделана попытка проинтерпретировать существующие различия в когнитивных парадигмах классических университетов (КУ), технологических институтов (ТИ) и СЭУ.

 

2. Специфика университетской модели России. С некоторой степенью упрощения можно утверждать, что на Западе современный рынок вузов представлен двумя определяющими сегментами – классическими университетами (КУ) и технологическими институтами (ТИ). Другие вузы – медицинские, аграрные, педагогические, гуманитарные и прочие, – как правило, не могут конкурировать с КУ и ТИ за передовые позиции на рынке. Между тем ТИ не просто конкурируют с КУ, но зачастую и побеждают в этой борьбе.

 Для примера укажем, что в глобальном рейтинге университетов по версии Times Higher Education (THE) за 2018 год на третьем месте оказался Калифорнийский технологический институт, пятую позицию занял Массачусетский технологический институт и т.д. (The World University Rankings, 2018). Таким образом, в Америке, Европе и Азии ТИ на равных конкурируют с КУ.

 В России палитра передовых вузов несколько богаче. Так, в рейтинге вузов России по версии компании “Эксперт РА” за 2017 год видна особенность, отличающая российский рынок от западного. Она состоит в фигурировании в итоговом рейтинге медицинских, гуманитарных, юридических и СЭУ. Причем по–настоящему активными и успешными являются именно СЭУ, что позволяет их рассматривать в качестве нового, третьего, звена отечественной модели высшего образования. Таким образом, в отличие от двухзвенной модели западного рынка университетов в России действует трехзвенная модель (табл.1; более темным цветом в таблице обозначено типично «российское», третье звено рынка высшего образования).

Из табл.1 несложно видеть, что помимо таких классических и технологических «грандов» российского высшего образования, как МГУ им. М.В.Ломоносова, СПбГУ, Новосибирский государственный университет (НГУ), Уральский федеральный университет (УрФУ) имени Б.Н.Ельцина, Южный федеральный университет (ЮФУ), Московский государственный технический университет (МГТУ) им. Н.Э.Баумана, Томский политехнический университет (ТПУ), Московский институт стали и сплавов (МИСиС), Московский физико–технический институт (МФТИ) и Московский инженерно–физический институт (МИФИ) в отечественных рейтингах фигурируют еще и наиболее яркие представители СЭУ.

 

Таблица 1. Российская и западная модели рынка университетов.

Топ–листы российских рейтингов университетов

Топ–листы западных рейтингов университетов

Социально–экономические университеты (СЭУ)

Классические университеты (КУ)

Технологические институты (ТИ)

МГУ, СПбГУ, НГУ, УрФУ, ЮФУ и др.

МГТУ, МФТИ, МИФИ, МИСиС, ТПУ и др.

ВШЭ, Финуниверситет, РАНХиГС, РЭА, ВАВТ и др.

 

Иллюстрацией сказанного служат места СЭУ в рейтинге “Эксперта РА”. Так, 5–е место занимает Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) МИД России, 6–е – НИУ “Высшая школа экономики” (ВШЭ), 11–е – Российская академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ, 13–е – Финансовый университет (Финуниверситет) при Правительстве РФ, 23–е – Российский экономический университет (РЭУ) имени Г.В. Плеханова, 29–е – Всероссийская академия внешней торговли (ВАВТ) Министерства экономического развития РФ. По критерию получения качественного образования некоторые СЭУ имеют еще более высокие рейтинговые места: МГИМО – 2–е место, ВШЭ – 5–е, РАНХиГС – 9–е, Финуниверситет – 11–е (Рейтинг вузов России, 2017). Сегодня названные вузы заняли уникальные позиции в российской системе образования. Например, РАНХиГС является самым большим (по числу студентов) и самым карьерным вузом страны («кузница министров»), МГИМО многие годы удерживает позиции самого дорогого (по стоимости обучения) вуза, ВШЭ традиционно считается самым престижным университетом.  Столь высокий рейтинговый статус СЭУ для западных стран совершенно нетипичен. Таким образом, наличие мощных СЭУ – новый феномен на мировом университетском рынке, который имеет свои исторические корни и последствия.

Оговоримся сразу, что многие СЭУ, равно как ТИ на Западе, со временем перерастают в полноценные КУ. Таким, например, постепенно становится ВШЭ. Однако важно, что такие преобразования происходят именно с СЭУ, которые оказываются наиболее динамичными структурами рынка высшего образования. Несмотря на такие трансформации, СЭУ, будучи уже де факто КУ, сохраняют свою социальную направленность во всех аспектах своей деятельности.

Следует отметить, что феномен СЭУ в наиболее выраженной форме характерен только для России; в менее рафинированной форме он наблюдается и в странах, бывших ранее в составе СССР, а также в некоторых постсоциалистических государствах.

 

3. Конкуренция СЭУ сквозь призму рейтинга высших экономических школ России. В 2015 году стартовал авторский проект по созданию серии академических рейтингов в области экономической науки. В числе таковых фигурирует Рейтинг высших экономических школ (РВЭШ) России (Академический рейтинг высших…, 2018).  Напомним, что РВЭШ показывает публикационную активность вузов на страницах 13 лучших журналов страны, которые составляют так называемый Алмазный список; методика ранжирования вузов приведена в (Балацкий и Екимова, 2015). При этом под научной школой вуза понимается совокупность исследователей организации, работы которых фигурируют в передовых издания Алмазного списка. Состав Алмазного списка каждый год меняется, что отражает конкуренцию на академическом рынке экономических журналов. В отличие от таких параметров, как цена обучения, карьерный рост выпускников, масштаб исследований в денежном выражении и т.п., РВЭШ показывает сугубо научный (академический) потенциал СЭУ, который выражается в их присутствии в научном информационном пространстве. В соответствии с общепринятой точкой зрения, чье присутствие больше, та высшая школа и лучше, ибо она генерирует больше статей, идей и разработок в наиболее авторитетных и читаемых периодических научных изданиях; эффект масштаба вуза при таком рейтинговании не учитывается [1]. В настоящее время проект РВЭШ является уникальным в российской практике ранжирования СЭУ.

 

Таблица 2. Турнирная таблица высших экономических школ РФ

Топ–10

2013
(127*)

2014
 (76)

2015
 (57)

2016
 (97)

1

Национальный исследовательский университет “Высшая школа экономики” (ВШЭ)

1**
(100,0)

1
(100,0)

1
(100,0)

1
(100,0)

2

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС)

5
(27,1)

3
(42,0)

2
(47,4)

2
(54,8)

3

Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова (МГУ)

4
(33,0)

4
(34,9)

5
(28,4)

3
(43,0)

4

Санкт-Петербургский государственный университет (СПбГУ)

3
(38,6)

5
(26,0)

4
(33,6)

4
(35,6)

5

Финансовый университет при Правительстве РФ (Финуниверситет)

2
(52,6)

2
(47,9)

3
(45,1)

5
(33,9)

6

Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова (РЭУ)

6
(15,1)

6
(17,9)

6
(19,9)

6
(20,6)

7

Южный федеральный университет (ЮФУ)

15
(5,9)

7
(9,9)

10
(8,1)

7
(19,8)

8

Уральский государственный экономический университет (УрГЭУ)

19
(3,5)

34
(1,9)

8
(14,2)

9

Пермский государственный национальный исследовательский университет (ПГНИУ)

57
(1,9)

22
(3,1)

41-48
(1,3)

9
(10,3)

10

Московский государственный институт международных отношений (МГИМО)

8
(8,1)

8
(8,4)

8
(8,7)

10
(10,1)

11

Воронежский государственный университет (ВГУ)

14
(5,9)

7
(9,4)

12

Санкт–Петербургский государственный экономический университет (СПбГЭУ)

7
(10,0)

10
(8,1)

12
(7,1)

16
(7,3)

13

Российская экономическая школа (РЭШ)

18
(5,4)

27
(2,6)

9
(8,4)

17
(7,0)

14

Российский государственный аграрный университет – МСХА им. К.А.Тимирязева (РГАУ)

9
(7,7)

41–66
(2,3)

15

Ставропольский государственный аграрный университет (СГАУ)

10
(7,5)

*В скобках указано число вузов выборки.

**Первое число в столбце показывает место вуза в рейтинге, второе (в скобках) – рейтинговый балл.

 

К настоящему моменту РВЭШ позволяет анализировать информацию четырех волн (годов) рейтингования. В табл.2 приведены данные Топ–10 РВЭШ за разные годы; полномасштабная версия рейтинга доступна в (Академический рейтинг высших…, 2018). Данные табл.2 позволяют сделать ряд важных выводов о характере конкурентных процессов, развернувшихся на рынке СЭУ.

 Во-первых, даже список Топ–10 чрезвычайно неоднороден. Например, вуз, занимающий замыкающее 10–е место, имеет рейтинговый балл примерно в 10 раз меньше, чем балл у вуза–лидера. Это говорит о том, что на рынке СЭУ сложилась своеобразная олигополия, когда 5–6 лидеров фактически недосягаемы для остальных вузов страны; реальная конкуренция разворачивается в основном за вхождение во вторую пятерку Топ–10.

В-вторых, на рынке имеется непререкаемый лидер – ВШЭ. В ближайшем будущем отнять первое место у ВШЭ вряд ли удастся какому–либо СЭУ страны.

В-третьих, ожесточенная конкуренция наблюдается даже среди вузов первой пятерки, которые постоянно претерпевают рейтинговые рокировки.

В-четвертых, имеется корреляция между научным успехом вузов и их административным статусом: административный успех вуза постепенно “переливается” в его чисто академические успехи.

 

4. Факторы успеха СЭУ. Чтобы понять, за счет чего вузы Топ–10 обеспечивают свое лидерство, следует рассмотреть журналы Алмазного списка. Как оказывается, почти все передовые вузы выпускают свои периодические издания социального профиля, но некоторые из них добились того, что их журналы получили международную аккредитацию, т.е. вошли в базы данных Web of Science (WoS) и Scopus, параллельно превратившись в престижные общероссийские журналы. Это позволило попасть данным журналам в Алмазный список, который и определяет научные тренды в экономической науке России. Из табл.3 видно, что самый большой потенциал передовых специализированных журналов был сосредоточен в ВШЭ, с которой конкурировали еще 4 вуза. Неудивительно, что СЭУ, являющиеся держателями передовых журналов, имеют возможность давать зеленый свет своим сотрудникам и тем самым делать серьезный шаг к доминированию в научном информационном пространстве.

Еще одним важным фактором академических успехов СЭУ является организация в вузе научной работы. Однако для этого необходимо, чтобы вуз имел хорошее финансирование и высокий административный статус. Но даже при наличии таковых отнюдь не все российские вузы способны правильно организовать научную работу.

 

Таблица 3. Рейтинговый потенциал передовых журналов вузов

Университет

Годы

2013

2014

2015

2016

1

ВШЭ

1*
(66,6)

3
(258,5)

3
(221,6)

2
(128,5)

2

СПбГУ

2
(144,2)

1
(99,0)

2
(147,4)

1
(52,8)

3

Московский финансово–промышленный университет “Синергия” (МФПУ)

1
(70,4)

1
(81,2)

1
(77,4)

1
(52,6)

4

ЮФУ

1
(76,5)

1
(68,2)

1
(55,8)

5

РАНХиГС

1
(76,1)

1
(68,1)

1
(52,9)

*Первое число в столбце показывает число журналов вуза в Алмазном списке, второе (в скобках) – их совокупный рейтинговый балл.

 

Говоря о научной работе, мы имеем в виду исследовательскую деятельность сотрудников вуза, которая систематически выполняется в научных подразделениях – институтах, центрах, отделах и лабораториях. В этих структурных подразделениях работники занимаются исключительно исследовательской деятельностью, что предопределяет их более высокую научную продуктивность по сравнению с преподавательским составом университетов, представители которого занимаются наукой по остаточному принципу – в свободное от чтения лекций время. Из сказанного вытекает, что вузы, имеющие обширную сеть научных подразделений, обладают определенным гандикапом в генерировании научных инноваций и качественных публикаций.

Из табл.4 видно, что некоторые СЭУ активно пользуются своим привилегированным положением и эксплуатируют свои научные подразделения в направлении укрепления собственного доминирующего положения на рынке. Например, лучшие публикации РАНХиГС в подавляющей степени обеспечены научными сотрудниками, а не преподавателями. Около половины публикационного потенциала ВШЭ также продуцируется научными подразделениями; для Финуниверситета эта доля составляет примерно четверть. Тем самым наличие в структуре вуза научных подразделений, научных заказов и исследовательских проектов является основой его высокой академической активности.

 

Таблица 4. Доля научных сотрудников среди авторов публикуемых статей из Алмазного списка, %

Университет

Годы

2015

2016

РАНХиГС

75,7

71,4

ВШЭ

41,8

49,3

МГУ

31,8

27,9

Финуниверситет

28,0

22,9

 

 

Как и в случае с издательской деятельностью, наличие постоянных научных подразделений в структуре СЭУ предполагает серьезную перестройку всей управленческой культуры внутри вузов. Университеты, в которых удается осуществить такую перестройку, демонстрируют высокую академическую активность; в противном случае они теряют свои позиции, как правило, без каких-либо шансов на их возврат.

 

5. Управленческие резервы СЭУ. В конкурентной борьбе СЭУ на рынке академических исследований в области экономики многие вузы действуют стихийно. Однако некоторые действия их сотрудников могут быть упорядочены с целью повышения позиций вуза на рынке. На наш взгляд, можно предложить два–три внутриуниверситетских мероприятия, которые способны поднять академический имидж СЭУ на рынке экономических исследований.

Первое мероприятие представляет собой акт информирования сотрудников вуза о списке тех российских журналов, которые попадают и/или могут в ближайшее время попасть в Алмазный список и учитываться при составлении РВЭШ. К настоящему моменту список журналов–претендентов известен, составляет порядка 25 изданий и может быть обнародован среди сотрудников вузов – разослан по корпоративной электронной почте в качестве «подсказки» при выборе журнала, в котором целесообразно размещать свои статьи. На практике составление этого списка может быть обеспечено путем учета двух передовых эшелонов журналов (25 периодических изданий) из Рейтинга ведущих экономических журналов России (Рейтинг ведущих экономических журналов…, 2018). Следование сотрудниками вуза данной рекомендации позволит СУЭ более прицельно «оккупировать» передовые издания страны и тем самым системно повышать свой рейтинговый балл в РВЭШ и свое академическое реноме. В противном случае хорошие статьи профессоров вуза будут растекаться по журналам, которые не входят в пул передовых изданий, и тем самым «пропадать» для действующей системы рейтингования.

Второе мероприятие представляет собой создание системы мотивации сотрудников СЭУ к публикации в «правильных» научных журналах. Для этого необходимо не просто проинформировать людей о наличии «хороших» журналов, но и создать материальные стимулы для публикации в них. Сегодня во многих вузах действуют разнообразные денежные надбавки за публикации в престижных изданиях. В связи с этим для реализации указанной меры достаточно включить расширенный Алмазный список журналов в состав тех изданий, публикации в которых поощряются путем премирования. В ряде случаев достаточно проставить в уже существующих внутриуниверситетских списках более высокие баллы за публикацию в указанных журналах.

Третье мероприятие касается СЭУ, выпускающих экономические журналы, которые либо уже вошли в международные базы данных (Scopus и WoS), либо претендуют на вхождение в таковые. Суть предлагаемого коммуникационного мероприятия состоит в издании указанных журналов параллельно на русском и английском языках. Данное требование детерминируется тем фактом, что, издаваясь на русском языке, научный журнал может войти в международные базы данных, но не может в них успешно продвигаться и повышать свой международный научный статус (Балацкий и Екимова, 2018). В связи с этим издание, претендующее на вхождение в Алмазный список, должно в обязательном порядке иметь полномасштабную англоязычную версию. Более того, для подготовки англоязычной версии следует пользоваться услугами профессиональных редакторов, являющихся носителями английского языка. Данная мера предполагает приличные издержки, однако для крупных вузов они не являются чрезмерными, тогда как результат от их несения может стать очень значительным.

В настоящее время перечисленные три мероприятия редко используются, тем более системно. Если же их внедрить в практику университетской жизни, то первый сделавший это СЭУ, без всякого сомнения, получит существенный гандикап на рынке академических исследований.

 

6. Заключение. Выше нами был рассмотрен совершенно новый для мирового рынка высшего образования феномен – СЭУ. Данный тип вузов имеет целый ряд признаков и характеристик. Так, именно российские СЭУ выступают в качестве своеобразных «агрессоров» и «универсалов». В первом случае речь идет о том, что многие передовые СЭУ в предыдущие годы шли в авангарде процесса слияний и поглощений. Второе качество СЭУ означает, что они постепенно перерождаются в полноценные КУ. Например, в 2012 году в состав ВШЭ вошел Московский государственный институт электроники и математики (МИЭМ), а в настоящее время в вузе уже открыты факультеты физики и биологии. Тем самым СЭУ постепенно преодолевают свою изначальную дисциплинарную узость и ограниченность.

Сегодня СЭУ можно назвать еще и своеобразными «неприкасаемыми» «пионерами». Под неприкасаемостью понимается максимально высокий (особый) административный статус вуза. Например, РАНХиГС является вузом при Президенте Российской Федерации, ВШЭ и Финуниверситет – при Правительстве Российской Федерации, МГИМО – при Министерстве иностранных дел РФ и т.п. Такие «крыши» позволяют СЭУ не только гарантировать себя от стихии рынка, когда организацию могут присоединить и поглотить другие более сильные вузы, но и самим выступать в качестве инициаторов собственного укрупнения. «Пионерные» инициативы СЭУ связаны с близостью их руководства к власти, что, в конечном счете, позволяет им быть первыми при реализации разных институциональных инноваций. Типичным примером таковых может служить движение по созданию университетских эндаументов. Сегодня именно СЭУ являются наиболее крупными держателями целевых фондов российских вузов (Балацкий, 2017).

Если попытаться подытожить глубинные различия между КУ, ТИ и СЭУ, то можно говорить о разном интеллектуальном климате, царящем в них, что в свою очередь является следствием разных исходных когнитивных установок. На наш взгляд, КУ имеют предельно обширный научный горизонт и относительно пассивную познавательную парадигму. КУ могут позволить себе просто познавать некие далекие объекты и явления без оглядки на их практическую применимость. ТИ занимаются более узкими и реалистичными вопросами и изначально придерживаются проактивной позиции в поисках практических технических решений существующих проблем. СЭУ, как и ТИ, ориентированы на познание не слишком абстрактных сущностей и поиск социальных технологий, направленных на активное изменение существующих парадигм в области политики, идеологии и культуры. Не исключено, что в мире, где общество все больше и больше становится пластичным объектом управления, подверженным бесконечным манипуляциям со стороны власти, исходная установка СЭУ на конструирование новых социальных технологий в перспективе может дать неожиданные положительные результаты.

 

Литература

 

Академический рейтинг высших экономических школ России. (2018) // Неэргодическая экономика. URL: http://nonerg-econ.ru/cat/18/9/ (дата обращения 20.04.2018).

Балацкий Е.В. (2017). Университетские эндаументы и конкурентоспособность российских вузов. М.: Буки Веди. – 84 с.

Балацкий Е.В., Екимова Н.А. (2018). Международный ландшафт рынка российских экономических журналов // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. Т. 11. № 4. С. 110–124.

Балацкий Е.В., Екимова Н.А. (2015). Рейтингование участников российского рынка экономических исследований // Журнал институциональных исследований, Том 7, №3. С.102–121.

Рейтинг ведущих экономических журналов России. (2018) // Неэргодическая экономика. URL: http://nonerg-econ.ru/cat/18/8/ (дата обращения 20.04.2018).

Рейтинг вузов России – 2017. (2017) // Эксперт РА. URL: https://raexpert.ru/project/vuz_rating/2017/ranking#3 (дата обращения 20.04.2018).

The World University Rankings 2018. (2018) / Times Higher Education. URL: https://www.timeshighereducation.com/world-university-rankings/2018/world-ranking#!/page/0/length/25/sort_by/rank/sort_order/asc/cols/stats (дата обращения 20.04.2018).

 


[1] Такой учет возможен в рамках дополнительной вычислительной процедура на основе данных РВЭШ. Однако он носит в основном факультативный характер, в связи с чем не проводится.

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкий Е.В., Екимова Н.А. Социально–экономические университеты: новое явление на глобальном рынке образования / В сб.: Междисциплинарность в современном социально–гуманитарном знании – 2018 (Академический мир и проблемы становления цифрового общества): материалы Третьей международной научной конференции: в 3 т.; Т. 1: Пленарные доклады. (Ростов–на–Дону, 20–22 сентября 2018 г.). Ростов–на–Дону; Таганрог: Издательство Южного федерального университета, 2018. – 250 с.

110
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В 1710 году вышел в свет философский бестселлер Готфрида Лейбница «Теодицея», а в 1759 году в противовес этому произведению была опубликована философская повесть Вольтера «Кандид», которая также стала его самым популярным текстом. В чем же состоит главная мысль Лейбница и против чего восстал Вольтер? Что общего и в чем различия во взглядах двух интеллектуалов на социальный оптимизм? Что добавляет «Кандид» по сравнению с «Теодицеей»?
В статье рассмотрено влияние неравенства доходов населения на инвестиционную активность и экономический рост. Трансмиссионным механизмом между неравенством и ростом выступает сформулированный Дж.М. Кейнсом основной психологический закон накопления. Формализация закона Кейнса позволяет получить аналитические выражения для объемов инвестиций для гомогенного общества, в котором у всех агентов равные доходы, и гетерогенного общества, в котором фигурируют две социальные группы – бедные и богатые. Данные построения позволили сформулировать теорему об инвестиционном доминировании гетерогенного общества, которая утверждает, что в условиях слабого действия закона Кейнса и при достаточно высоком неравенстве доходов гетерогенное общество генерирует в национальную экономику больше инвестиций, чем гомогенное. Тем самым при слабой выраженности инвестиционных предпочтений богатого слоя существует нижняя граница неравенства, которая способствует росту инвестиционной активности.
В статье предлагается простая модель экономического роста, являющаяся модификацией уравнения накопления основного капитала. Дополнительно вводится традиционное предположение, что производительность труда является степенной производственной функцией от капиталовооруженности. Работа с моделью показала, что рост капиталовооруженности, отождествляющий технологический прогресс, не ведет автоматически к стимулированию экономического роста. Для подобного стимулирования должно выполняться довольно жесткое условие, состоящее в том, что степенной параметр θ в производственной функции должен быть больше единицы; в противном случае технологический прогресс, как это ни парадоксально, сдерживает экономический рост. Наличие условия θ>1 названо технологическим эффектом масштаба, так как в этом случае происходит широкое тиражирование новых технологий, которое приводит к ускоренному росту производительности труда.
Яндекс.Метрика



Loading...