Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Динамика кадровых структур (вопросы анализа и прогноза)

В автореферате диссертации рассматривается комплекс вопросов, связанных с формированием занятости в России. Приводится инструментарий для оценки влияния сдвигов в структуре занятости, основного капитала и производства на производительность труда. Рассматриваются циклические особенности в формировании трех структур. Особо анализируются искажения цен на рынке труда как расхождение между заработной платой и предельной производительностью труда.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ. Наметившиеся под влиянием экономических реформ сдвига в структуре спроса на рабочую силу инициируют постепенное обновление имеющегося кадрового потенциала страны. Однако первоначальный этап процесса обновления кадровых структур, как правило, связан с рассеиванием интеллектуального потенциала, утечкой высококвалифицированных работников за пределы страны, нерациональными межпрофессиональными, межотраслевыми и межрегиональными перетоками рабочей силы, ростом численности безработных. Данные негативные процессы усугубляются проводимой правительством политикой дерегулирования экономики вообще и рынком труда, в частности.

Острая необходимость государственного воздействия на процессы в сфере занятости в условиях рыночных отношений с целью сохранения кадрового потенциала обусловили выбор темы настоящего исследования.

ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ. Объектом исследования являются макроэкономические структуры трудовых ресурсов. Предметом исследования является проблема рационального формирования кадровых структур с точки зрения эффективности труда и стабильности товарно–денежных отношений.

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ состоит в развитии методологии системного макроэкономического анализа динамики кадровых структур, используемого для прогнозирования и регулирования процессами, протекающими на рынке труда.

ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ. В соответствии с целью исследования в работе решаются следующие задачи:

анализ профессионально-квалификационного состава трудовых ресурсов;

анализ региональных особенностей воспроизводства квалифицированных кадров и межрегиональных кадровых потоков;

рассмотрение в прогнозных целях факторов, формирующих направление сдвигов в кадровых структурах;

разработка методического инструментария для оценки скорости и эффективности изменений в анализируемых структурах кадров;

анализ в прогнозных целях периодически повторяющихся спадов эффективности сдвигов в структуре занятости;

разработка теоретической схемы взаимодействия рынка труда

и денежного рынка.

ЛОГИКА РАБОТЫ определяется сформулированной выше целью и находит свое выражение в структуре диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений.

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определены цель и задачи исследования, раскрыты научная новизна и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе анализируется качественный состав кадрового потенциала бывшего СССР; рассматриваются региональные особенности воспроизводства квалифицированной рабочей силы. Указаны кадровые проблемы, возникающие при суверенизации бывших республіці СССР. Анализируются основные факторы изменения профессионально–квалификационной структуры занятости, показаны пути ее возможной трансформации.

Во второй главе рассмотрены сдвиги в отраслевой структуре занятости на фоне происходящих изменений в других макроструктурах, в частности, в отраслевых структурах основных производственных фондов и национального дохода. Анализируются сдвиги между малыми, средними и крупными промышленными предприятиями. Представлены метода оценки скорости и эффективности анализируемых структурных сдвигов, которые апробированы на реальных народнохозяйственных данных. Разработаны методы анализа структурных коллизий в общественном производстве и исследована периодичность их возникновения. Указаны пути использования полученных результатов в прогнозних исследованиях.

В третьей главе внимание сконцентрировано на рассмотрении заработной платы в качестве структуроформирующего фактора кадрового потенциала. Показано воздействие диспропорций в уровне оплаты труда на отраслевую структуру занятости. Исследуется также влияние указанных стоимостных диспропорций рынка труда на функционирование товарного и денежного рынков.

Таким образом, в первой главе работы рассматриваются направления сдвигов в кадровых структурах, во второй главе оценивается их интенсивность и эффективность, в третьей главе анализируется зависимость кадровых структур от стоимостных параметров рынка труда.

ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ОСНОВОЙ проведенных исследований являются работы отечественных и зарубежных экономистов, разработки НИЭИ Минэкономики России. Для получения количественных характеристик использовались элемента математической статистики, математического и спектрального анализа.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА работы заключается в следующем:

предложен новый способ сценки скорости сдвигов в кадровых структурах; сформулированы его преимущества. Получены формулы оценки эффективности сдвигов в структурах занятости, национального дохода и основных производственных фондов, которые могут быть использованы для оценки степени согласованности ресурсных и товарных потоков в экономической системе. Выведены формулы оценки эффективности сдвигов в Функциональной, половозрастной и образовательной структурах кадров, которые могут быть использованы для расчета предельной производительности труда различных групп рабочей силы и для решения проблемы редукции труда;

проведенный анализ показал, что сдвига в структуре занятости на разных иерархических уровнях народного хозяйства имели различный характер: на отраслевом – трудосберегающий, на внутриотраслевом – трудорасходующий. Это позволяет сделать вывод о том, что структурная перестройка в перспективе имеет большие резервы для роста производительности общественного труда не на макроуровне, а на уровне отраслей и подотраслей производства;

предложена классификация структурных сдвигов, основанная на использовании показателей скорости и эффективности их протекания с точки зрения производительности труда;

проведенный анализ позволяет сделать вывод о периодически повторяющихся структурных коллизиях в общественном производстве, которые характеризуются резким падением эффективности структурных сдвигов. Указанная ситуация характерна для отраслевых структур занятости, национального дохода и основных фондов. Оценена продолжительность циклов в каждой структуре. Указаны направления использования полученных результатов в прогнозных целях;

предложены расчетные формулы индексов заработной платы и цен, позволяющие привести фактическую структуру оплаты труда в соответствие с равновесной, что может быть использовано при индексировании заработной платы в условиях инфляции. Получена формула для расчета регулирующего норматива заработной платы.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ проведенного исследования состоит в том, что в ходе его автором обоснованы конкретные направления трансформации кадровых структур. Данные результаты могут быть использованы при разработке политики занятости, направленной на более рациональное формирование структур трудовых ресурсов, а также при разработке мер по предотвращению массовой безработицы и социальной напряженности. В работе также разработаны методические подходы, которые позволяют получить некоторые количественные оценки, необходимые для разработки налоговой политики.

АПРОБАЦИЯ И ВНЕДРЕНИЕ результатов исследования. Основные положения и результаты исследовании отражены в докладах, направленных в Минэкономики РФ, которые использовалась в работе отдела народонаселения и занятости и получили положительный отзыв.

ПУБЛИКАЦИИ. По теме диссертации опубликовано 6 печатных работ общим объемом 4,5 п.л. (лично автора – 2,5 п.л.).

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

Профессиональная структура и квалификационные характеристики работающего населения в значительной мере определяют возможности экономической реформы и структурной перестройки экономики. Первая глава "Динамика профессионально–квалификационной структуры кадров" посвящена анализу сдвигов в профессиональной и квалификационной структурах занятого населения, имевших место в народном хозяйстве бывшего СССР с 1970г., когда началось замедление экономического роста, по 1992 г.

Наряду с выявленными на данном отрезке времени положительными изменениями в профессионально-квалификационном и образовательном составе рабочей силы СССР в эти же годы имели место негативные тенденции в формировании трудового потенциала. В частности, увеличивалась численность неквалифицированных рабочих и сокращалась численность работников вспомогательного умственного труда, без которых рутинные операции во многих профессиях вынуждены выполнять специалисты. Понятно, что такие диспропорции в кадровых структурах сдерживали рост народнохозяйственной эффективности труда и оказывали отрицательное влияние на формирование отраслевой структуры заработной платы.

Сохранение в течении многих лет указанной тенденции привело к тому, что для имеющегося технологического и организационного уровня в экономике СССР возник своеобразный "избыток" рабочей силы, имеющей высокий уровень образования. Таким образом, имело место применение квалифицированного труда вместо простого. Данный факт и предопределил высокие показатели занятости неквалифицированных работников при сверхвовлечении в экономику высококвалифицированных кадров.

На современном этапе задача формирования профессионально–квалификационных структур прогрессивного социально ориентированного типа осложняется в связи с суверенизацией союзных республик бывшего СССР и превращением их в независимые государства, что изменяет принципы их взаимодействия. Обострение межнациональных противоречий стимулирует миграционные процессы, что разрушает устоявшийся кадровый обмен между территориями. Нарушение традиционного воспроизводства квалифицированной рабочей силы предъявляет особые требования к системе государственного регулирования процессом прогрессивных сдвигов в профессионально–квалификационном составе работающих как в рамках отдельных территорий, так и в пределах единого экономического пространства. Рыночная ориентация стран–регионов бывшего СССР во многом обостряет возникающие кадровые проблемы.

При анализе изменений в кадровых структурах в работе использовалась апробированная в НИЭИ Минэкономики РФ максимально агрегированная профессиональная классификация рабочей силы. В соответствии с данным подходом выделялись следующие профессиональные группы занятых: сельскохозяйственная деятельность; индустриальные виды деятельности; информационный труд; материальные услуги населению; воспитание и обучение; охрана здоровья; управление и поддержание правопорядка. Аналогичным образом использовалась квалификационная структура занятости, которая включала следующие укрупненные группы: занятые умственным трудом, среди которых выделялись руководители, специалисты высшего звена, специалисты среднего звена, вспомогательные работники; занятые физическим трудом, которые в свою очередь подразделялись на работников сложного труда, средней квалификации и простого труда. Именно такие агрегированные макроструктуры занятости, обладая высокой устойчивостью к случайным факторам, позволяют проследить закономерности и особенности формирования кадрового потенциала различных стран.

Так как распределение работающего населения бывшего СССР по профессиональным и квалификационным группам имеет большие территориальные различия, то представляется целесообразным рассмотрение процесса воспроизводства квалифицированных кадров в региональном аспекте. Это позволяет прежде всего выяснить направление основных кадровых потоков между бывшими республиками и уточнить общую картину, слетавшуюся на консолидированном рынке труда бывшего СССР.

Характеризуя направление сдвигов в профессионально–квалификационной структуре рабочей силы регионов в целом можно отметить их позитивный характер.

Полученные автором оценки скорости изменений профессионально–квалификационных структур занятых в экономике независимых регионов позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, интенсивность трансформации квалификационной структуры занятых почти для всех регионов была существенно выше скорости сдвигов в профессиональном составе (в 1,3 раза). Иными словами, рост квалификации работающих обгонял имевшиеся технологические и организационные сдвиги, а, следовательно, и потребности народного хозяйства в квалифицированной рабочей силе. Отмеченное явление можно было бы оценивать как прогрессивное в смысле создания кадрового "задела" для внедрения прогрессивных технологий и безболезненного перераспределения работников в более сложные виды деятельности. Однако учитывая низкую эффективность использования специалистов и неправомерные в связи с этим издержки на их образование данный факт имел негативные последствия, которые выражались в деформации структуры спроса на рабочую силу и искажении равновесной структуры оплаты груда.

Во-вторых, для обеих структур, профессиональной и квалификационной, характерно увеличение скорости их изменений за период 1980–1989 гг. по сравнению с периодом 1970–1979 гг. То есть имело место ускорение протекания структурных сдвигов во времени.

Проведенные расчеты показывают, что в таких прибалтийских странах как Литва и Эстония с течением времени структурная активность в профессиональном разрезе снизилась. Данный факт, на наш взгляд, можно объяснить начавшимся постепенным изменением традиционных направлений структурных сдвигов при существующей инерционности системы профессиональной подготовки квалифицированных кадров, ориентированной на "старые" направления.

Чрезвычайно важным представляется тот факт, что скорость структурных сдвигов как в профессиональной, так и в квалификационной структурах занятости в Туркменистане, Азербайджане, Таджикистане и Киргизстане за период 1970–1992гг. была очень низкой. Учитывая, что в начале анализируемого периода данные регионы значительно отставали по степени зрелости своих профессионально–квалификационных структур от остальных республик CCCР, можно констатировать дальнейшее увеличение разрыва между этими и другими регионами по уровню развития кадровых структур.

Анализ закономерностей изменения профессионально–квалификационных структур занятых, проведенный в региональном разрезе, свидетельствует о том, что все государства, ныне входящие в развитый индустриальный тип и подавляющее большинство регионов индустриального типа, достигнув уже в 1979 г. достаточно высокого уровня занятости индустриальным трудом (48% и выше) продолжили дальнейшее экстенсивное наращивание этой сферы деятельности. Однако опыт развитых стран показывает, что на определенном этапе увеличения индустриального сектора экономики, в США это 1949–1950 гг., когда доля занятых индустриальным трудом составляла около 50% (точка перегиба), должна происходить принципиальная, качественная переориентация направлений сдвигов в профессионально–квалификационной структуре занятости с соответствующим перераспределением рабочей силы в информационные и социальные виды деятельности. Однако ожидаемого изменения структуры не произошло, в связи с чем к началу 90-х годов в экономике СССР и его республиках сложилось состояние "сверхзанятости" индустриальным трудом (54–56%).

В частности, для профессиональной структуры занятости России в период 1980–1989 гг. характерно резкое уменьшение доли сельскохозяйственного труда, которое сопровождалось увеличением удельного веса индустриальной занятости. Таким образом, масштабы сферы индустриального труда в России достигли своего порогового значения, за пределами которого рост данного сектора является нецелесообразным; проведенный автором межрегиональный анализ развития профессиональной занятости и, в частности, таких республик как Эстония и Латвия показывает, что после достижения 56–процентной отметки доля индустриального труда начинает объективно снижаться. Данный факт согласуется с указанными результатами межстранового анализа. В связи с этим можно ожидать, что в дальнейшем направление сдвигов в структуре занятости России изменится в сторону приоритетного развития социальной инфраструктуры и сферы информационного труда.

Процесс неправомерного расширения сферы индустриального труда во многом объясняется неэффективными трудоемкими инвестиционно–фондовыми "накачками". Так, например, проведенные автором расчеты абсолютной величины нормы прибыли (нормы процента) показывает, что ее фактическое значение колебалось в пределах 15–20%, в то время как ее равновесная оценка, отражающая реально сложившийся уровень эффективности основного капитала, начиная с семидесятых годов была чрезвычайно низкой (менее 10%), а в период 1975–1985 гг. упала ниже пятипроцентной отметки, что характеризует данный период как период инвестиционного кризиса, означающего перенакопление малоэффективного капитала в сфере материального производства.

Таким образом, низкое качество огромной массы производственного оборудования и неэффективное использование имеющихся мощностей сдерживало рост производительности труда, способствуя тем самым накоплению балласта как трудовых ресурсов, так и средств производства прежде всего в индустриальном секторе экономики.

Проведенный анализ показывает лишь общую картину формирования кадрового потенциала стран–регионов. Вместе с тем необходим более углубленный анализ конкретных сфер трудовой деятельности. В частности, учитывая используемую в работе профессиональную классификацию занятых далее рассматриваются кадровые, проблемы здравоохранения, образования и информационной сферы.

Анализ показывает, что обеспеченность врачами во всех регионах достаточно высока: в среднем по СССР в 1989 г. на 10 тыс. человек населения приходилось 44 врача против 25 в США. Однако из-за низкого уровня технического оснащения учреждений здравоохранения и низкого качества медицинской техники (только 382 соответствует мировым стандартам), а также имеющегося дисбаланса между высшим и средним медицинским персоналом и кризисной ситуации с лекарственным обеспечением (ежегодно удовлетворяется не более 60% заявок) результаты функционирования сферы здравоохранения были неудовлетворительными. В связи с этим в ближайшее время, по-видимому, сохранится избыточный спрос на врачей, что будет стимулировать экстенсивное развитие отрасли.

В сложившихся условиях целесообразно сконцентрировать усилия на обновлении материально–технической базы отрасли. Дополнительный эффект можно получить в результате осуществления кадрового маневра, заключающегося в опережающем увеличении масштабов подготовки среднего медицинского персонала, что позволит более рационально использовать труд врачей. Актуальность такой меры определяется также и тем, что показатель соотношения выпуска специалистов–медиков между высшими и средними учебными заведениями до последнего времени имел негативную тенденцию к росту.

Анализ сферы по воспитают и обучению населения покатывает, что наиболее отсталыми по уровню обеспеченности собственными кадрами сферы образования оказываются регионы Средней Азии, Армения и Азербайджан.

Согласно расчетам для того, чтобы указанным странам выйти на уровень таких независимых государств, как Латвия, Эстония, Россия им необходимо существенно трансформировать свои профессионально–квалификационные структуры в сторону усиленного наращивания численности специалистов сферы образования.

Оценка величины показателя среднего числа лет обучения занятого населения показывает, во-первых, что уровень региональных различий невелик, а, во-вторых, что такие регионы, как Армения, Азербайджан и Узбекистан, будучи наименее обеспеченными собственными кадрами сферы образования, имеют образовательные характеристики рабочей силы лучше, чем такие регионы, как Россия, Украина, Беларусь и прибалтийские государства. Такое противоречие вызвано как демографическими межреспубликанскими различиями, так и существующей активной межрегиональной "диффузией" образования, происходящей путем его импорта из более развитых регионов в менее развитые. Кроме того, указанный факт подтверждает тезис о своеобразном перенакоплении лиц, имеющих высокий уровень образования, в отстающих регионах, в которых отсутствуют или недостаточно развиты наукоемкие производства, которые являются их естественными "поглотителями".

Региональный анализ профессионально–квалификационной структуры занятости свидетельствует, что показателем, по которому независимые государства наиболее сильно дифференцированы является удельный вес занятых информационным трудом. Примечателен факт уменьшения, хотя и незначительного, доли занятых информационным трудом почти во всех регионах в период времени с 1979 г. по 1989 г. Это объясняется тем, что несмотря на имевшийся гипертрофированный индустриальный сектор экономики в бывших республиках СССР была слабо развита сфера по обслуживанию населения. Такое положение и предопределило смещение приоритетов развития в сторону прежде всего таких сфер, как образование, здравоохранение и материальные услуги населению в ущерб дальнейшему развитию информационной сферы.

Проведенный анализ состояния кадрового потенциала регионов позволил проанализировать возможные последствия суверенизации бывших союзных республик. В этих целях в работе рассмотрены три сценария дальнейшего развития и дана экономическая оценка каждого из них.

В дальнейшем анализ концентрируется на рассмотрении факторов, способных в перспективе существенно изменить сформировавшуюся профессионально-квалификационную структуру занятости России. В этих целях подробно рассмотрен вопрос о концентрации трудовых ресурсов по конкретным профессиям. В частности, выделены три профессиональные группы. В первую из них входят профессии, которые характеризуются значимыми с народнохозяйственной точки зрения масштабами занятости. Ко второй группе относятся те профессии, которые характеризуются средней степенью распространенности. Третья группа включает немассовые виды занятий, которые с точки зрения интенсивности вовлечения в них трудовых ресурсов могут считаться второстепенными.

Проведенные автором расчеты показали, что к первой группе относится всего лишь 10% всех профессий, которые "оттягивали" на себя почти 57¾ всего кадрового потенциала России. Это означает, что при анализе кадровых проблем основное внимание должно быть сфокусировано на тех немногочисленных профессиональных доминантах, в которых даже незначительные изменения оказывают заметное воздействие на переформирование кадровых структур.

В прогнозных целях структурный анализ целесообразно проводить только для выявленных профессиональных доминант и нескольких основных, наиболее значимых с экономической точки зрения, профессий из остальных двух групп. Такой методический прием весьма эффективен, так как, с одной стороны, позволяет значительно сузить круг рассматриваемых видов занятий, а, с другой – уловить наиболее существенные изменения в профессиональной микроструктуре кадров и увязать их с глобальными сдвигами в профессионально-квалификационной макроструктуре занятости.

В качестве одного из факторов, способных изменить как масштабы возникшей безработицы и потребностей в рабочей силе, так и их структуру являются правительственные меры и прежде всего повышение цен на энергоносители и переход к политике "жестких" денег.

Автором показано, что следствием указанных правительственных мер явится банкротство предприятий, в результате чего возникнет нарастающая волна безработицы. Причем резко изменится структура потребностей в рабочей силе. В новых условиях сокращение численности занятых коснется прежде всего низших кадровых слоев массовых (доминирующих) профессий и в особенности рабочих; группы руководителей и работников административной поддержки будут затронуты в последнюю очередь. Учитывая, что наиболее энергоемкие предприятия сосредоточены в промышленности, то и процесс вытеснения занятых затронет в основном кадры индустриальной сферы. В этом смысле экономическая политика правительства будет способствовать ускоренному преобразованию профессиональной макроструктуры кадров в сторону уменьшения удельного веса индустриального сектора экономики.

Таким образом, если, как показывает анализ, демографический фактор приводит к относительной нехватке кадров физического труда (особенно средне– и неквалифицированных работников), то правительственная политика наоборот вызовет их резкую девальвацию и вытеснение из общественного производства. Разнонаправленность указанных факторов в перспективе может несколько смягчить проблему дефицита рабочих физического труда.

Опираясь на исследования, проведенные в НИЭИ Минэкономики РФ, в качестве фактора, оказывающего сильное воздействие на кадровые структуры и масштабы безработицы, автором рассмотрены миграционные потоки русского и русскоязычного населения из бывших союзных республик в связи с обострением там политической обстановки и межнациональных конфликтов.

Практически единственным способом в сложившихся условиях отсутствия жилья и дефицита рабочих мест обустроить въезжающих является направление их в сельскую местность (именно такой подход сейчас и практикуется местными властями), ибо города в основном не в состоянии поглотить такое количество дополнительных трудовых ресурсов. Однако анализ показывает, что сложность реализации такого подхода заключается прежде всего в том, что подавляющая часть эмигрантов – это коренные горожане, неспособные к быстрой переориентации на сельскохозяйственный образ жизни.

Что касается образовательного состава эмигрантов, то анализ статистических данных показывает, что в целом он достаточно высок. Так, например, доля занятых с высшим и средним образованием для русского населения везде значительно выше, чем для коренных национальностей государств бывшего СССР. Так как именно по этим показателям определяется качественный состав трудовых ресурсов и их профессиональная мобильность, то можно констатировать, что русское население превосходит кадры коренных национальностей. В этом смысле миграция русского населения из государств СНГ означает вымывание из них квалифицированных кадров и пополнение ими кадрового потенциала России, что в целом для Российской Федерации является позитивным фактом.

В этой связи автором отмечено, что государства Закавказья, Прибалтики и Кыргызстан характеризуются значительно меньшей долей студентов среди русского населения, чем среди населения коренных национальностей. Несмотря на это удельный вес занятых с высшим образованием для русского населения в этих регионах выше, чем для коренных национальностей. Это свидетельствует о том, что русская часть рабочей силы в указанных регионах получала образование в основном за их пределами, подтверждая тем самым тезис об импорте образования названными государствами. В связи с этим можно констатировать, что приток русского населения в Россию не создаст существенной дополнительной нагрузки на систему образования ни в начальный момент, нивпоследствии.

Наиболее вероятными следствиями миграции могут стать определенная профессиональная конкуренция на рынке труда и активизации фермерского движения за счет хронически безработных. Такой процесс приведет к возрастанию доли занятых в сельской местности.

Таким образом, предполагаемые миграционные потоки русского населения на территорию России, по-видимому, будут иметь два основных следствия. Первое из них (негативное) связано с увеличением масштабов безработицы. Второе (позитивное) связано с инициацией сдвигов в структуре кадров в сторону увеличения занятых в сельской местности и ускорением структурных изменений в пользу непроизводственной сферы.

Одним из основных средств реализации структурных сдвигов является система образования. Проведенный автором анализ функционирования указанной сферы показывает, что наметившиеся в последнее время сдвиги в сторону уменьшения индустриальной занятости уже в течение десятилетия подготавливались соответствующей структурной переориентацией системи образования. Однако количественные оценки свидетельствует о низкой скорости реагирования сложившихся кадровых структур на сдвиги в системе образования. Основной причиной длительного временного лага между изменениями в реальных экономических структурах и сдвигами в структуре выпускаемых специалистов является гигантский объем кадров, сосредоточенных в индустриальной сфере, что делает ее нечувствительной к процессам обновления; величина потоков вновь вступающих специалистов несопоставима с имеющейся численностью занятых в данном секторе.

В этой связи можно констатировать необходимость расширения границ структурного маневра системы образования. В противном случае недостаточное давление со стороны системы образования на сложившиеся кадровые структуры будет стимулировать инновационную пассивность индустриальных объектов.

Помимо явного отставания систем высшего и среднего специального образования от сложившихся потребностей экономики в работе отмечается и несоответствие современным требованиям деятельности профессиональных учебных заведений. Последние также в значительной степени ориентированы на индустриальные виды профессий.

Понятно, что кардинальная перестройка системы образования потребует времени, а эффект от такой перестройки может быть получен еще позже, в то время как процессы вытеснения и замещения кадров происходят уже сейчас. В этой ситуации частичным амортизатором напряженности на рынке труда может стать упорядочение процесса ротации кадров.

Возникший избыточный спрос на рабочих среднесложного и простого труда можно частично восполнить путем перетекания среднеквалифицированных рабочих на более простые виды работ. Параллельно с этим рабочие высшей квалификации могут перемещаться вниз по квалификационной иерархии в сферу среднесложных видов деятельности. Дефицит же квалифицированной рабочей силы может компенсироваться работниками умственного труда и прежде всего инженерами, которые являются одной из самых многочисленных профессиональных групп. Данная группа обладает высоким образовательным цензом и является наиболее адаптируемой к ротационным процессам. В связи с этим даже незначительная их переподготовка позволяет им перемещаться также и по горизонтальным направлениям квалификационной структуры кадров, осваивая такие новые вида деятельности, как менеджмент, маркетинг, аудит и пр. Кроне того специалисты высшего звена могут использоваться при замещении руководителей (масштабы этой квалификационной группы были гипертрофированы), выбывающих по естественным причинам. Это такие позволит частично снизить нагрузку на систему образования и переподготовки кадров, выпускающих руководящих работников.

Автором отмечено, что слоившаяся в настоящее время структура спроса на рынке труда предполагает воспроизводство кадров прежде всего по выявленным массовым (доминирующим) профессиям. Однако здесь имеется серьезное противоречие между краткосрочными потребностями рынка и долгосрочными ориентирами, так как начавшиеся структурные изменения в перспективе приведут к сокращению (размыванию) работников именно этих профессий, лишив их естественных индустриальных поглотителей. В связи с этим необходимо сочетать подготовку и переподготовку специалистов в соответствии с краткосрочными и долгосрочными тенденциями спроса.

В связи с тем, что сдвиги в структуре занятости происходят не автономно, а тесно "переплетаются" с другими структурными изменениями, то анализ кадровых проблем целесообразно проводить на фоне сдвигов в других экономических структурах. Это позволит оценить, с одной стороны, влияние изменений в кадровых структурах на экономический рост, а, с другой стороны, степень их взаимосогласованности с основными макроструктурными сдвигами в экономике.

Однако рассматриваемые профессиональные и квалификационные структуры занятых не соответствуют используемым в экономическом анализе другим структурам. Это связано с тем, что имеющаяся на сегодняшний день статистическая отчетность не позволяет напрямую "связать" используемые профессиональные и квалификационные показатели занятости с информацией о структуре инвестиционных и финансовых потоков. В этой связи в дальнейшем рассматриваются сдвиги в отраслевой структуре рабочей силы. Вместе с тем необходимо отметить, что рассматриваемая выше профессиональная структура занятости тесно корреспондирует с отраслевым составом кадров, если в качестве последнего рассматривать традиционную укрупненную отраслевую "разбивку", включающую пять основных отраслей материального производства: сельское  хозяйство, промышленность, строительство, транспорт н связь, торговля и пр. Это позволяет, имея оценки сдвигов в профессиональной структуре занятости, перейти к сдвигам в отраслевой структуре трудовых ресурсов, чем достигается аналитическая преемственность проводимых исследований. Для этого может использоваться несложная эвристическая процедура корректировки.

Указанный аспект проблемы анализа и прогноза изменении в кадровых структурах находит отражение во второй главе "Исследование скорости и эффективности структурных сдвигов", которая посвящена вопросам оценки скорости и эффективности структурных изменений в экономике.

Наличие таких трех экономических рынков, как рынок труда, рынок капитала и рынок товаров, а таете их тесное взаимодействие предопределило рассмотрение сдвигов в отраслевых структурах занятости, основных производственных фондов, национального дохода, заработной платы и цен на конечный и используемый инвестиционный продукт, так как изменения каждой из этих структур отражают процессы, происходящие на соответствующих экономических рынках.

Так как на сегодняшний день в научной литературе не существует методов, позволяющих решить поставленные аналитические задачи, то в данном разделе диссертационной работы автором был разработан соответствующий методический инструментарий.

Для получения количественных оценок эффективности функционирования указанных экономических рынков может быть использован подход, основная идея которого состоит в выявлении влияния изменений отраслевых долей з соответствующих структурах на темпы прироста производительности общественного труда. Именно такое понимание и заложено в представление об эффективности структурных сдвигов.

Полученные автором формулы обладают рядом свойств, которые делают их использование достаточно удобным.

Во-первых, они позволяют получить общую характеристику функционирования рынка труда, рынка капиталов и товарного рынка. Во-вторых, данные формулы универсальны и могут быть использованы в аналитических целях на любом иерархическом уровне рассматриваемых экономических явлений, т.е. на любом уровне макро– и микропроцессов. В частности, они могут быть применены для анализа макроэкономических сдвигов, рассматриваемых в отраслевом и региональном разрезах. В-третьих, полученные формулы обладают достаточной наглядностью и ясностью в смысле экономической интерпретации получаемых с их помощью результатов и отличаются чрезвычайной простотой с вычислительной точки зрения. В-четвертых, полученные формулы позволяют также проанализировать такой структуроформирующий фактор, как цена (в том числе на конечный продукт, основные фонды и рабочую силу). Иными словами, можно оценить влияние сдвигов в структуре цен на направление, скорость и эффективность сдвигов в структуре занятости, национального дохода и основных фондов.

Помимо указанных методов в работе развиваются подходы, связанные с оценкой эффективности сдвигов в качественном составе рабочей силы и их влиянием на динамику экономического роста. В данном случае могут анализироваться профессиональная, квалификационная, половозрастная, образовательная и др. структуры занятых.

С указанной проблемой органически связана задача определения экономической значимости различных групп, входящих в исследуемую структуру занятости. Для решения данной задачи автором выведены формулы для расчета предельной производительности труда работников изучаемых групп. В свою очередь это позволило автору разработать один из возможных подходов к решению теоретической проблемы редукции труда. Реализованный в работе детерминистский подход к решению указанных проблем помимо общетеоретического значения имеет определенную расчетно–аналитическую ценность. Осуществленный подход принципиально отличается от традиционно используемых статистических методов и обладает преимуществом с точки зрения простоты расчетов и надежности получаемых оценок.

Для оценки взаимокоррелированности изменений в различных экономических структурах необходимо сравнить динамические свойства данных структур. Это возможно сделать путей оценки интенсивности или, что тоже самое, скорости происходящих структурных сдвигов.

При исследовании проблемы оценки скорости структурных сдвигов в работе дан критический обзор существующих количественных подходов, используемых в аналитических целях. Один из таких подходов разработан и апробирован автором применительно к профессиональным, квалификационным и отраслевым структурам занятости; указаны преимущества данного метода по сравнению с остальными.

Использование показателей скорости и эффективности структурных сдвигов позволило автору дать их строгую классификацию, которая является достаточно тонкой и имеет теоретическое и аналитическое значение. В частности, с точки зрения эффективности использования живого труда структурные сдвиги подразделяются на трудорасходующие (трудоемкие), трудосберегающие (трудоэкономящие), нейтральные и почти нейтральные. На основе показателя скорости структурных сдвигов последние могут подразделяться на взаимозаменяемые, комплементарные, тяготевшие к взаимозаменяемости и тяготеющие к комплементарности.

Развитые в работе формальные метода используются для проведения ретроспективного структурного анализа. При этом автором было выявлено наличие достаточно устойчивых трехгодовых циклических всплесков темпов прироста производительности общественного труда. Данные циклы в значительной мере были вызваны структурными сдвигами. Так, например, в соответствии с проведенными расчетами траектория темпов прироста производительности общественного труда, "очищенная" от структурных эффектов, имеет меньшую амплитуду колебаний, чем траектория, аккумулирующая в себе влияние сдвигов.

Дополнительные эконометрические расчеты позволили автору выяснить степень зависимости интенсивности макроструктурных изменений от уровня дифференциации отраслевых уровней производительности труда, а также оценить скорость реакции отраслевых структур на изменения в уровне разброса производительности груда отраслей. Проведенные расчеты позволили автору сделать вывод о том, что одной из основных причин замедления экономического роста в 1975–1985 гг. является снижение структурной активности экономики. Указано, что периоды повышенной структурной активности за пределами кризисного периода сопровождались (с определенным запаздыванием) более высокими темпами роста производительности общественного труда и экономического развития.

Используя классификацию предприятий на малые, средние и крупные автор показал негативное влияние на динамику производительности труда сложившейся тенденции к укрупнению промышленных объектов. Указанные сдвиги привели к завышению экономически эффективной мощности предприятий, снижению уровня специализации, потере гибкости промышленного производства в удовлетворении потребительского спроса, неэффективной концентрации трудовых ресурсов на крупных промышленных объектах.

Рассмотрение внутри– и межотраслевых изменений показало, что сдвига в структуре занятости на разных иерархических уровнях народного хозяйства имели различный характер: на межотраслевом уровне – трудосберегающий, на внутриотраслевом – трудорасходующий. Это позволяет сделать вывод о том, что структурная перестройка в перспектива имеет большие резервы для роста производительности общественного труда не на макроуровне, а на уровне отраслей и подотраслей производства.

Дальнейшим развитием проводимого анализа является выяснение циклических особенностей структурного развития экономики. На данной стадии исследования автором использовались стандартные метода спектрального анализа. Проведенные расчеты позволяют сделать вывод о периодически повторяющихся структурных коллизиях в общественном производстве, которые характеризуются резким падением эффективности структурных сдвигов. Указанная ситуация характерна для всех трех анализируемых отраслевых структур занятости, национального дохода и основных фондов. В частности, для структуры занятости характерны малые циклы в 3,5 года, для структуры национального доходя – в 2,33 года, для структуры основных производственных фондов – в 2,8 года. Реальность идентифицированных циклов не вызывает сомнения, так как, во-первых, амплитуда пиков в соответствующих спектрах достаточно велика, а, во-вторых, в спектрах прослеживаются парные гармоники. Таким образом, наиболее быстрым изменениям подвержен товарный рынок; чуть менее активно изменяется положение на рынке капиталов и еще более редкие коллизии характерны для рынка труда.

В связи с тем, что на четыре цикла структуры занятости (3,5х4=14) приходится пять циклов структуры основных фондов (2,8х5=14) и шесть циклов структуры национального дохода (2,33х6=14), то при интерференции таких трех волновых процессов фазы краткосрочных циклов всех трех структур совпадают каждые 14 лет, образуя тем самым главный структурный цикл. Указанное наложение циклов наблюдалось в 1982 г. Очевидно, что в такие периоды резонансных структурных эффектов следует ожидать заметного снижения темпов прироста производительности общественного труда и некоторого замедления экономического роста.

Совершенно очевидно, что периодически повторяющиеся структурные коллизии не могут быть объяснены только случайными причинами. В связи с этим в работе рассмотрены как механизм процесса структурных коллизий, так и возможная причина их циклических повторений. Ответ на вопрос о генераторе выявленных структурных циклов, по мнению автора, лежит в научно-технологической сфере, а именно в сфере изобретений и инноваций. С этих позиций малые структурные циклы инициируются субинновациями, основанными на субизобретениях, а главный 14-леткий структурный цикл порождается непосредственно базовыми инновациями, которые основаны на базовых изобретениях, именно в период пиков 14-летнего цикла начинается процесс принципиальной трансформации структуры экономики. Указано также на связь данного процесса с хорошо известной кондратьевской волной, представляющей собой экономический цикл, который состоит из четырех качественно различных фаз: процветания, рецессии, депрессии и возрождения. Каждая из таких фаз в среднем составляет примерно 14 лет. Именно такую продолжительность имеет идентифицированный главный структурный цикл. Это означает, что каждая фаза кондратьевского цикла представляет собой специфический структурный цикл, в рамках которого реализуются структурные сдвиги в определенном направлении.

Понятно, что полученные циклические закономерности для отраслевых структур органически связаны с обновлением профессионального состава занятых в народном хозяйстве. Периодичность такого обновления должна быть равна приблизительно 14 годам. Именно по истечении такого срока можно ожидать смены состава доминирующих профессий.

Выявленные циклические закономерности структурного развития экономики имеют практическое значение при проведении более корректных экономических прогнозов как в краткосрочном, так и в долгосрочном аспектах.

Одним из факторов, стимулирующим изменения в кадровых структурах является заработная плата. Последняя во многом предопределяют характер и направление движения рабочей силы. Анализу воздействия изменений в уровне заработной платы на трансформацию отраслевой структуры занятости посвящена третья глава "Стоимостные факторы формирования кадровых структур".

Для выяснения полонения, сложившегося в сфере заработной платы, по мнению автора необходимо выяснить степень соответствия показателей эффективности и оплаты труда. Такой подход позволяет увязать процессы, происходящие на рынке рабочей силы, с положением, сложившемся в финансовой сфере. Указанная задача предопределила теоретическую направленность дальнейшего анализа, базирующегося на маргинальном подходе и использовании формальных схем теории равновесия.

В частности, в работе используется понятие равновесной заработной платы, которая зависит от величины предельной производительности труда. При анализе стоимостного равновесия на рынке труда автором отмечается, что минимальное расхождение между фактической и равновесной ценой труда должно обеспечиваться близость» равновесной оценки с величиной основной заработной платы. Даже если бы государство компенсировало работникам имеющиеся первоначальные недоплаты труда за счет бюджетных дотаций, достигнув тем самым равновесной оценки уровня заработной платы, то и в этом случае такой способ должен считаться весьма нежелательным по следующим причинам. Во-первых, потому что микроэкономические объекты (фирмы, организации и предприятия), изначально занижая при расчете с работниками цену их труда, теряют стимул к внедрению трудосберегающего научно-технического прогресса. Во-вторых, потому что возникающая при этом нагрузка на перераспределительные функции федерального бюджета представляется явно чрезмерной, следствием чего является деформация структуры цен на рынке товаров и услуг и снижение качества обслуживания прежде всего в таких отраслях непроизводственной сферы, как здравоохранение и образование, функционирование которых было основано на бюджетном субсидировании.

Автором проанализированы уравнения, позволяющие оценить степень искажения равновесной отраслевой структуры оплаты труда. Построены индексы заработной платы и цен, с помощью которых можно привести в соответствие равновесную и фактическую структуры заработной платы. Рассматривается воздействие стоимостных диспропорций в уровне оплаты труда на величину спроса на рабочую силу и значение данного процесса при формировании состояния сверхзанятости в отраслях народного хозяйства. Рассмотрен вопрос о влиянии имеющейся несбалансированности рынка труда на денежный и товарный рынок. Показано, что в случае превышения спроса на труд над его предложением в экономической системе возникает неравновесие либо на денежном, либо на товарном рынке. Это равносильно возникновению либо инфляции, либо структурному дисбалансу на рынке товаров. Получена формула для определения величины норматива оплаты труда и указаны методические проблемы, возникающие при его использовании в целях макроэкономического регулирования. Все указанные выше методические подходы иллюстрируются конкретными расчетами, выполненными для основных отраслей сферы материального производства. Указаны конкретные направления деформации равновесной отраслевой структуры оплаты труда в виде относительных "недоплат" и "переплат".

 

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях.

 

1. Методы сценки влияния макроэкономических структурных сдвигов на динамику производительности общественного труда. – В сб.: Концепция занятости в условиях социально ориентированной экономики. – М.: НИЭИ, 1990. – 0,5 п.л.

2. Производительность труда и структурные сдвиги в экономике (в соавторстве)// Известия АН СССР. Серия экономическая. 1991, №3. – 1,0 п.л.

3. Методические вопросы анализа структурных сдвигов в экономике и занятости (в соавторстве) – В сб.: Занятость и экономическая реформа. – М.: НИЭИ, 1992. – 0.5 п.л.

4. Методы оценки эффективности изменений в качественном составе рабочей силы. – В сб.: Занятость и экономическая реформа. – М.: НИЗИ, Г992. – 0.5 п.л.

5. Региональные особенности воспроизводства квалифицированных кадров (в соавторстве)// Экономист. 1992, №5. – 1.0 п.л.

6. Динамика кадровых структур в переходный период (в соавторстве)// Экономист. 1992, №7. – 1.0 п.л.

 

 

 

 

Официальная ссылка на работу:

 

Балацкий Е.В. Динамика кадровых структур (вопросы анализа и прогноза). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. М.: НИЭИ, 1992. – 21 с.

132
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В статье рассмотрена проблема выбора одного из четырех проектов реформы подоходного налогообложения – трех политический фракций (партия «Справедливая Россия», ЛДПР и КПРФ), выступающих за введение прогрессивной шкалы подоходного налога, и Правительства Российской Федерации, предлагающего повысить ставку плоской шкалы с 13 до 15%. Каждый из указанных сценариев характеризуется риском невыполнения, что должно быть учтено при построении системы приоритетов в отношении имеющихся проектов налоговой реформы. В статье предлагается процедура анкетного опроса, позволяющая получить экспертные оценки степени реализуемости рассматриваемых проектов. Авторы предлагают обобщенный критерий результативности проекта реформы в мультипликативной форме, который предполагает учет его потенциального фискально-социального эффекта и уровня надежности.
В статье рассматриваются основные этапы становления малого бизнеса в России, дается оценка масштабов и эффективности его деятельности. На базе проведенных расчетов показано влияние развития малого предпринимательства на темпы экономического спада в 90-х годах. Критически оцениваются макроэкономические подходы к стимулированию деятельности малых предприятий. Намечены основные пути развития отечественного малого бизнеса.
В статье предлагается оригинальная методика оценки ущерба от законодательной деятельности федерального правительства в регионе. Методика представляет собой простую процедуру расчета, основанную на использовании принципа мультипликатора. Продолжением методики является схема расчета компенсационных выплат федерального центра региону, понесшему ущерб. На условном примере показано применение разработанной методики.
Яндекс.Метрика



Loading...