Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Не знают, но поддерживают

В фокусе социального курса, объявленного осенью президентом Владимиром Путиным, лежат бюджетные отрасли: здравоохранение, образование, жилищное строительство и жилищно–коммунальное хозяйство, наука, система пенсионного обеспечения. Социологи ВЦИОМ постарались выяснить, как эти масштабные социальные мероприятия воспринимаются населением России.

Уровень информированности граждан даже по тем вопросам, которые непосредственно затрагивают их интересы, в нашей стране традиционно невысок. Опросы показывают, что о новом курсе президента хорошо информированы лишь 16% населения; кое-что слышали о готовящейся социальной реформе 42,6%, а ничего не слышали о ней – 37,2%. Тем не менее 69,3% россиян положительно оценили «социальный поворот» Путина и лишь 4,8% дали ему отрицательную оценку. Абсолютно безразлично отнеслись к нему 10,3%,и 15.5% не смогли определить своего отношения. Таким образом, разворот государства лицом к народу в целом позитивно воспринимается населением.

Тем более что удовлетворенность населения бюджетными сферами деятельности чрезвычайно низка – 18,5% опрошенных. Обеспеченность жильем устраивает 20,9% россиян, льготами и компенсациями в принципе довольны 22,9%, системой здравоохранения – 25,5%, пенсионным обеспечением – 28,6%, образованием – 30,1%. Таким образом, ни по одному направлению социального блока уровень удовлетворенности не достигает даже одной трети населения. В среднем же по всем «болевым» бюджетным отраслям доля тех, кто не удовлетворен своим положением, составляет 75,6%. Это находится за пределом критического уровня и свидетельствует о явном кризисе «старой» социальной политики.

Более того, президент и правительство в значительной мере несут ответственность за положение дел. Так, согласно опросам, лишь 17,9% россиян считают, что ситуация в здравоохранении, образовании и науке за время президентства Путина улучшилась. 33,3% россиян полагают, что ситуация не изменилась, и 44,5% высказываются за то, что она ухудшилась. Исходя из этих социологических данных, «новый курс» власти является на редкость своевременным и востребованным.

В то же время у населения нет единого мнения по поводу мотивации действий главы государства. Чем вызвано стремление президента повысить заработки бюджетников и перенести приоритет бюджетной политики на социальную сферу? Большинство опрошенных (34,4%) считает, что Путин хочет таким образом снизить социальную напряженность в обществе. Почти столько же людей (33,3%) полагает, что это вызвано заботой президента о благе народа, чувством его ответственности перед страной. Довольно большая часть населения (26,9%) придерживается мнения, что «новый курс» является следствием благоприятной экономической ситуации, высоких мировых цен на нефть и наличием у государства больших финансовых средств. Однако весомую долю занимают и подозрения в недобрых замыслах: 29,5% опрошенных считают, что «социальный поворот» связан со стремлением власти чем-то компенсировать рост тарифов ЖКХ и цен на медицинские и образовательные услуги; 16,1% подозревают президента в желании поднять свою популярность; 9,1% связывают социальные заявления Путина с подготовкой к выдвижению в президенты своего преемника; 7,1% думают, что президент хочет «уйти красиво» и оставить у народа добрую память о себе; 5,6% полагают, что за этими заявлениями вообще ничего не стоит.

 

Каковы последствия?

 

Один из ярких лозунгов новой социальной политики – повышение к 2008 г. заработков работников бюджетной сферы в 1,5 раза. Социологи задали вопрос: улучшит ли это материальное положение бюджетников?

Большая часть населения (34,1%) ответила: «Да. Если данное обещание будет реализовано». 30,2% респондентов полагают, что положение бюджетников улучшится, но незначительно. Доля пессимистов, считающих, что бюджетникам станет хуже, составляет 19,5%, и 8,7% не верят, что данное обещание будет выполнено. В любом случае примерно 65% населения все–таки склонно верить посулам президента.

Еще одним, можно сказать, обескураживающим обещанием «нового курса» Путина является повышение в 2006 г. заработной платы врачей на ю тыс. руб., медсестер – на 5 тыс. и доведение зарплаты ученых до 30 тыс. руб. Таких радикальных сдвигов в государственной политике доходов не было давно. И доминирующая часть населения (58,8%) считает, что это решение давно назрело; еще 23,4% полагают, что оно должно осуществляться не так быстро и резко. Однако 8,9% опрошенных придерживаются мнения, что объявленное повышение заработков вообще не нужно – необходимо реформирование соответствующих сфер экономики. Хотя сейчас уже многие специалисты высказываются категорически против подобной селективной политики доходов, в целом население стоит на стороне «обездоленных» бюджетников – врачей, преподавателей и ученых – и поддерживает меры по повышению их жизненного уровня. При этом подавляющая часть населения не сомневается в финансовых возможностях государства.

Следующий вопрос был сформулирован так: «Приведет ли планируемый рост доходов бюджетников к повышению качества соответствующих услуг?» Результаты этого опроса представлены в таблице.

 

 

Даже поверхностный анализ приведенных данных показывает, что три отрасли – здравоохранение, образование и наука – подчиняются разным тенденциям в смысле доверия населения. В наиболее печальном положении находится сфера здравоохранения: здесь доля оптимистов (41,6%), считающих фактор заработков достаточно мощным стимулом для роста качества услуг, явно ниже доли пессимистов (50,7%), придерживающихся мнения о необходимости полной институциональной «перетряски» отрасли и о несоответствии квалификации медиков и их отношения к людям современным нормам. Для сферы образования ситуация аналогичная, но менее ярко выраженная: 42,2% оптимистов против 49,2% пессимистов. В науке же наблюдается прямо противоположная картина: 48,7% оптимистов против 39% пессимистов на фоне высокой доли респондентов, не определившихся с ответом (12,3%).

Таким образом, из числа бюджетных отраслей, намеченных к активной поддержке со стороны государства, наука пользуется наибольшим доверием. Она в большей степени нуждается в деньгах, нежели в каких-либо институциональных или кадровых реформах. Отрасли же здравоохранения и образования, наоборот, в первую очередь нуждаются в реформах, а уже потом в приоритетном финансировании. Плохое финансовое обеспечение бюджетных отраслей традиционно для нашей страны демпфируется различного рода поборами и взятками со стороны врачей, медсестер, учителей и преподавателей. Такое положение вещей уже считается нормой, хотя по–прежнему всех раздражает.

В связи с этим интересны мнения людей о том, будут ли эти несанкционированные поборы меньше, если указанному контингенту будет обеспечен обещанный рост заработков. Как оказалось, лишь 33,2% населения считают, что поборы станут меньше. О том, что взятки не уменьшатся, заявили 54,0% опрошенных, 12,8% респондентов затруднились дать определенный ответ. Россияне выступают за улучшение благосостояния работников бюджетной сферы, но никаких серьезных социальных изменений вследствие этого они не ожидают. По-видимому, люди прекрасно понимают, что радикально изменить бюджетную сферу и отношение бюджетников к своему труду с помощью разовых «подачек» нельзя.

Теперь логично задать главный вопрос: в каком направлении изменит ситуацию в стране «новый курс» Путина? Опросы показали, что лишь 34,4% россиян надеются, что ситуация улучшится и благосостояние граждан возрастет. 7,8% россиян опасаются, что ситуация ухудшится и уровень жизни населения будет снижаться. Доминантная группа опрошенных (38,1%) полагает, что никаких существенных изменений не произойдет. И довольно большая группа населения (19,7%) вообще дезориентирована и не может дать никакого прогноза.

 

Как обеспечить?

 

Главное сомнение относительно «нового курса» Путина заключается в его реализуемости. Поможет ли власти специально созданный президентом Совет по реализации социальных проектов?

Большая часть населения (39,1%) придерживается мнения, что такой совет необходим, так как нынешняя государственная система управления не обеспечивает должного внимания к социальным проблемам. Другая группа (14%) полагает, что подобных органов создавать не следует – они все равно не помогут решить социальные проблемы. 24,3% опрошенных считают, что реализацией президентских планов должно заниматься правительство. И 22,6% респондентов не смогли определиться с ответом.

Однако помимо совета по реализации социальных проектов власть намеревается задействовать и еще один инструмент государственного управления – план. Так, разрабатываемый на 2006 г. бюджет страны будет являться одной из составляющих трехлетнего плана развития страны. Как относятся россияне к такому инструменту госрегулирования?

Оказывается, 25,8% населения считают, что следует вернуться к практике планирования, как это было в СССР. Еще 38,6% полагают, что планирование необходимо лишь по стратегическим направлениям. Доля тех, кто выступает против планирования, потому что для эффективного управления страной достаточно бюджета, составляет 17,4%. И 18,2% не смогли определить свою позицию. Таким образом, сторонников планирования оказалось гораздо больше, чем их противников: 64,4% против 17,4%. По-видимому, жесткость и необходимость выполнения обязательств, которые несет в себе любой план, импонируют российскому населению, и оно возлагает на «старый» инструмент госуправления вполне определенные надежды.

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкий Е.В. Не знают, но поддерживают// «Политический журнал», №35(86), 2005. С.72–74.

218
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В статье рассматривается очередной этап формирования российского рынка экономических журналов, который характеризуется его четким разделением на два сегмента – внешний и внутренний. Внешний сегмент включает издания, вошедшие в международные базы данных Scopus и Web of Science (WoS), внутренний – издания, не попавшие в эти базы. Для отражения произошедших на рынке изменений предлагается очередная модернизация методики составления Рейтинга ведущих экономических журналов (РВЭЖ) России. Нововведения затрагивают подсистему экспертной оценки изданий внешнего сегмента с учетом дифференциации баз Scopus и WoS на квартили, а также подсистему рыночной репрезентации, учитывающую наличие русско- и англоязычных версий журнала. Приведены результаты 5-ой волны РВЭЖ в виде Алмазного списка (13 лучших журналов) и Списка второго эшелона журналов, состоящего из 12 изданий.
The paper considers the next stage of formation of the Russian market of economic journals, which is characterized by its clear division into two segments – external and internal. The external segment contains publications included in the international databases Scopus and Web of Science (WoS), the internal segment covers publications that are not included in these databases. To reflect the changes that have occurred in the market, we upgrade the methodology for compiling the Rating of Russia’s Leading Economic Journals (RLEJ). The innovations affect the subsystem of expert assessment of publications included in the external segment, taking into account the differentiation of Scopus and WoS databases on quartiles, as well as the subsystem of market representation, taking into account the availability of Russian and English versions of journals. We provide the results of the fifth wave of RLEJ rating in the form of a Diamond List (top 13 journals) and a List of Journals of the Second Tier, consisting of 12 titles. We analyze the reshuffling of journals in comparison with previous years; we show that Russia already has 19 economic publications with international certification, of which eight publications have double certification (both Scopus and WoS). We consider several stylized examples of success and failure of journals; this allows us to determine the outlines of a general model for development of publications of the international level. In particular, we review the work of the heads of journals “at the top” – as drivers of their development through establishing external relations and finding financial resources, and their work “at the bottom” — as organizers of local scientific communities and exclusive intermediaries between authors and professional translators. Certain changes are pointed out in the employment relationship with highly qualified translators; now they are characterized by greater flexibility compared to the previous period. We also consider medium-and long-term implications of the emergence of two market segments of Russian economic journals.
Статья посвящена политической дилемме, стоящей перед российскими властями относительно введения прогрессивного подоходного налога. Для обсуждения целесообразности отмены плоской шкалы подоходного налога и ее замены на прогрессивную шкалу авторы предлагают трехпараметрическую модель, которая позволяет проводить сценарные расчёты для различных вариантов налоговой реформы с учетом ее влияния на доходы бюджета и социальное неравенство, а также реализуемости проектируемых параметров. Для обеспечения корректности макроэкономических расчетов выполнена калибровка исходных статистических данных относительно распределения высокодоходной группы (десятого дециля) населения. Введены два условия калибровки, выполнение которых обязательно для нейтрализации искажений в прикладных расчетах. Данная процедура позволила установить, что предложения трех политический фракций, выступающих за введение прогрессивной шкалы подоходного налога («Справедливая Россия», ЛДПР и КПРФ), кратно завышают фискальный эффект от предполагаемого институционального нововведения. Для сравнения проектов реформы подоходного налогообложения трех политических фракций (партия «Справедливая Россия», ЛДПР и КПРФ) и проекта Правительства Российской Федерации, предлагающего сохранить плоскую шкалу налога с одновременным повышением его ставки с 13 до 15%, предлагается учет риска проектов с помощью процедуры анкетного опроса, позволяющей получить экспертные оценки степени реализуемости рассматриваемых проектов. Результаты прикладных расчетов показали, что самым предпочтительным является проект Правительства Российской Федерации, что свидетельствует, по мнению авторов, об отсутствии рационального альтернативного предложения по внедрению прогрессивной шкалы подоходного налога. Обосновывается тезис, согласно которому в России отсутствует консенсус между оппозиционными политическими партиями и экспертным сообществом, что не позволяет им выступить с единым и хорошо проработанным проектом реформы подоходного налогообложения.
Яндекс.Метрика



Loading...