Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

| Конференции и семинары |

Эксперты Финансового университета, ЦЭМИ РАН и РИЭПП обсудили возрастную структуру научных кадров России

Как обычно, в марте в Москве проходит ежегодная конференция Российского института экономики, политики и права в научно-технической сфере (РИЭПП). В этом году 05.03.2018 началась XXII ежегодная конференция РИЭПП совместным докладом двух участников – Евгения Балацкого, представлявшего Финансовый университет (ФУ) при Правительстве Российской Федерации, Центральный экономико-математический институт (ЦЭМИ) Российской академии наук (РАН) и РИЭПП, и Максима Юревича, представлявшего ФУ и РИЭПП. Ими был сделан доклад на тему «Моделирование возрастной структуры научных кадров». Модератором встречи выступил директор РИЭПП Александр Гусев. На круглом столе присутствовала корреспондент газеты «Поиск» Татьяна Возовикова.

В докладе была представлена панорама мнений о том, какой должна быть «правильная» возрастная структура научных кадров. Например, некоторые западные специалисты считают, что коллективы, занимающиеся фундаментальными исследованиями в области естественных наук, должны по меньшей мере на половину состоять из исследователей моложе 40 лет. Авторы напомнили слушателям принцип «3 к 1», получивший популярность еще в СССР и согласно которому кадровая политика научного учреждения должна выстраиваться таким образом, чтобы научный сотрудник имел в подчинении трех лаборантов, руководитель научного исследования руководил тремя квалифицированными исследователями и т.д. Докладчики привели ряд ярких примеров о том, какие эксперименты были осуществлены российским регулятором в последние годы по нормализации возрастной структуры отечественных научных кадров; было показано, к каким парадоксам привели эти инициативы. Докладчики отметили, что говорить об оптимальной структуре кадров не совсем корректно в силу отсутствия критерия оптимальности, поэтому имеет смысл искать так называемую квазиоптимальную возрастную структуру. Для этого авторы предлагают использовать два способа – демографический и конкурентный. Второй способ основан на построении модели взаимодействия возрастных групп и позволяет определить их стационарную структуру. Докладчики привели расчеты по обоим способам для трех стран – России, Франции и Великобритании. В дальнейшем авторы доклада остановились на обсуждении полученных расчетных значений возрастной структуры научных кадров для трех стран, сделали выводы для экономической политики.

 

 

Конференции РИЭПП традиционно проходят в формате круглых столов, который позволяет приглашенным участникам обсудить доклад, задать вопросы и высказать свои соображения по поднятым вопросам. Данная встреча не была исключением и прошла в активном диалоге всех присутствующих, основной состав которых был представлен сотрудниками РИЭПП. Можно сказать, что обмен мнениями позволил прийти к консолидированной позиции, согласно которой эффективное прямое регулирование возрастной структуры научных кадров невозможно, ибо всегда ведет к дискриминации какой-либо возрастной группы. По мнению участников конференции, управлять возрастным составом ученых нужно косвенно – через запуск различных исследовательских проектов, имеющих конкретный адресат. В противном случае поддержка принимает формальный характер и вырождается в пустые гранты, выступающие в форме подачки малооплачиваемым исследователям.

Презентацию доклада Е.В.Балацкого и М.А.Юревича «Моделирование возрастной структуры научных кадров» в PDF–формате можно посмотреть на нашем сайте.

1302
05.03.2018
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
Практически все годы XXI века проходят под знаком тотальной русофобии. Коллективный Запад обвиняет Россию буквально во всех грехах, а в своих санкциях доходит до абсурда, вплоть до отрицания самого себя и своих завоеваний. Ненависть к СССР можно оправдать «красной заразой» коммунизма, но РФ уже 32 года является капиталистическим государством. В такой ситуации правомерно задать вопрос: откуда же столь непримиримая русофобия?
The article puts forward a polycausal concept of social evolution (PCSE) based on taking into consideration the structure of the competition mechanism. The novelty of the PCSE lies in the simultaneous consideration of a set of interrelated variables of the competition mechanism that exclude the establishment of simple cause–and–effect relationships typical ofmonocausal theoretical constructions. A structural scheme of the PCSE includes the subject, object, environment and the process of competition; all of them are directly associated with such civilizational phenomena as technology, institutions, culture and ecosystem; together, these variables determine the nature of economic growth and the type of capitalist (market) relations. This approach can be called a method of structural (organizational) competition. To illustrate the PCSE and test its explanatory capabilities, we look for answers to the following classic questions: Why has human civilization matured in Eurasia rather than in other continents? How did humanity manage to break out of the Malthusian trap? How can we explain the Needham Puzzle? Why are some countries and peoples rich, while others are poor? Why do some poor countries and peoples manage to catch up with rich ones, while others do not? How can we explain the “case of the USSR”? The proposed PCSE is used to reconstruct key events in the history of human civilization. For this purpose, we put forward a structural outline of social evolution, which includes basic principles and mechanisms that determine certain results of the development of human societies. In conclusion, we make an attempt to use the PCSE to designate reference points of a modern civilizational crisis.
The transition to the post–industrial society is linked with the fundamental restructuring of the national economy, large–scale lay–offs and altering requirements to occupational qualification. The paper aims to determine the main thrusts of the upcoming changes. Methodologically, the research relies on the theories of vital resources and technological change. The author applies an interdisciplinary approach based on the findings from ethology, medicine, sociology, psychology, political science and economics, and methods of system analysis. In particular, he projects the theory of vital resources onto the economic development of the civilisation to elaborate on the character of the fourth vital mega–wave connected with the emergence of the industry of leisure as a dominant economic sector. The author demonstrates that such a course of events brings the managerial problem of interaction between the ruling elites and the masses to a new level. Having considered Calhoun’s law, Maslow’s pyramid of needs and Bauman’s rule, the researcher reveals social ambivalence of the economy of leisure, which has the potential for both the evolution and degradation of humankind. He discusses the initiative of the Russian government bodies to introduce a four–day working week, and points to the necessity and feasibility of this measure. The researcher suggests abandoning ambitious global projects in favour of regionalisation of the labour market when managing the economy and the higher education system. Taking into account the results of the projection of the Guex – Crevoisier matrix on the university sector, he argues that Russian universities should switch to stronger orientation towards the economic needs of the territories where they are located.
Яндекс.Метрика



Loading...