Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

| Конференции и семинары |

Эксперты Финансового университета, ЦЭМИ РАН и РИЭПП обсудили возрастную структуру научных кадров России

Как обычно, в марте в Москве проходит ежегодная конференция Российского института экономики, политики и права в научно-технической сфере (РИЭПП). В этом году 05.03.2018 началась XXII ежегодная конференция РИЭПП совместным докладом двух участников – Евгения Балацкого, представлявшего Финансовый университет (ФУ) при Правительстве Российской Федерации, Центральный экономико-математический институт (ЦЭМИ) Российской академии наук (РАН) и РИЭПП, и Максима Юревича, представлявшего ФУ и РИЭПП. Ими был сделан доклад на тему «Моделирование возрастной структуры научных кадров». Модератором встречи выступил директор РИЭПП Александр Гусев. На круглом столе присутствовала корреспондент газеты «Поиск» Татьяна Возовикова.

В докладе была представлена панорама мнений о том, какой должна быть «правильная» возрастная структура научных кадров. Например, некоторые западные специалисты считают, что коллективы, занимающиеся фундаментальными исследованиями в области естественных наук, должны по меньшей мере на половину состоять из исследователей моложе 40 лет. Авторы напомнили слушателям принцип «3 к 1», получивший популярность еще в СССР и согласно которому кадровая политика научного учреждения должна выстраиваться таким образом, чтобы научный сотрудник имел в подчинении трех лаборантов, руководитель научного исследования руководил тремя квалифицированными исследователями и т.д. Докладчики привели ряд ярких примеров о том, какие эксперименты были осуществлены российским регулятором в последние годы по нормализации возрастной структуры отечественных научных кадров; было показано, к каким парадоксам привели эти инициативы. Докладчики отметили, что говорить об оптимальной структуре кадров не совсем корректно в силу отсутствия критерия оптимальности, поэтому имеет смысл искать так называемую квазиоптимальную возрастную структуру. Для этого авторы предлагают использовать два способа – демографический и конкурентный. Второй способ основан на построении модели взаимодействия возрастных групп и позволяет определить их стационарную структуру. Докладчики привели расчеты по обоим способам для трех стран – России, Франции и Великобритании. В дальнейшем авторы доклада остановились на обсуждении полученных расчетных значений возрастной структуры научных кадров для трех стран, сделали выводы для экономической политики.

 

 

Конференции РИЭПП традиционно проходят в формате круглых столов, который позволяет приглашенным участникам обсудить доклад, задать вопросы и высказать свои соображения по поднятым вопросам. Данная встреча не была исключением и прошла в активном диалоге всех присутствующих, основной состав которых был представлен сотрудниками РИЭПП. Можно сказать, что обмен мнениями позволил прийти к консолидированной позиции, согласно которой эффективное прямое регулирование возрастной структуры научных кадров невозможно, ибо всегда ведет к дискриминации какой-либо возрастной группы. По мнению участников конференции, управлять возрастным составом ученых нужно косвенно – через запуск различных исследовательских проектов, имеющих конкретный адресат. В противном случае поддержка принимает формальный характер и вырождается в пустые гранты, выступающие в форме подачки малооплачиваемым исследователям.

Презентацию доклада Е.В.Балацкого и М.А.Юревича «Моделирование возрастной структуры научных кадров» в PDF–формате можно посмотреть на нашем сайте.

646
05.03.2018
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В статье рассматриваются результаты двух волн идентификации университетов мирового класса за 2017 и 2019 гг., которые позволяют дать геополитическую «фотографию» рынка передовых университетов мира. Показано, что Объединенная Европа вырывается в лидеры, тогда как Азия и США ухудшили свои позиции. В основе успеха разных государств по построению глобальных университетов лежат экономические и культурные предпосылки. В качестве экономической предпосылки выступает факт наличия в стране глобальных высокотехнологичных компаний, число и сила которых определяют число и силу создаваемых университетов мирового класса. В качестве культурной предпосылки выступает широкое распространение «философии сотрудничества», которая предполагает интенсивный обмен опытом между университетами как внутри страны, так и между странами посредством создания многочисленных форм коллаборации – международных лиг и союзов, региональных консорциумов и групп, профессиональных ассоциаций и альянсов.
В статье предлагается модификация инновационно-технологических матриц, построенных для широкой выборки стран мира на основе индекса относительной производительности труда и индекса относительных удельных затрат на исследования и разработки, путем введения в них дополнительного элемента для сверхвысоких показателей указанных индексов. В итоге традиционная матрица размерностью 3x3 получила размерность 4x4. Такой методический прием позволил выявить страны, придерживающиеся нетрадиционной инновационной стратегии, для которой характерно опережающее развитие сферы исследований и разработок по сравнению с производственной сферой. К числу таких стран относятся Южная Корея, Израиль и Сингапур, которые продемонстрировали в последние десятилетия наиболее впечатляющие результаты в области экономического и технологического развития. Анализ положения России в инновационно-технологических матрицах за 2000–2015 гг. показал, что, стремясь сократить свое технологическое отставание от развитых стран, она отстала от самой себя – ее инновационная активность не соответствует ее технологическому уровню.
В статье рассматриваются наиболее популярные концепции социального развития зарубежных исследователей (Дж.Даймонда; Д.Норта, Дж.Уоллиса и Б.Вайнгаста; Д.Асемоглу (Аджемоглу) и Дж.Робинсона; К.Вельцеля; Э.Фромма; Л.Харрисона) в контексте последних работ российских ученых (В.Полтеровича; С.Кирдиной–Чэндлер; Н.Плискевич). Показано, что данные теоретические схемы в значительной степени дополняют друг друга, давая основу для построения общей теории развития. Реконструируется цивилизационный цикл принуждения, охватывающий временной период, начиная с палеолита и кончая современностью. Предлагается рассматривать постоянные и переменные факторы развития; показано, что по мере развития цивилизации значение географического и биологического факторов уменьшается, а роль технологий, институтов, культуры и богатства возрастает. Обсуждается проблема сохранения института сотрудничества в отдаленной перспективе.
Яндекс.Метрика



Loading...