Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Инновационные стратегии компаний на развивающихся рынках

На основе результатов теории технологических ловушек рассматриваются некоторые закономерности развития инновационных рынков и лидирующих на них компаниях. В частности, сформулирована теорема о монополизации консервативных рынков. Рассмотрено также влияние дисконта на инновационные решения компаний и сформулирована теорема, согласно которой норма дисконта стимулирует инновации только при строго ограниченных значениях.

Одной их характерных черт современности является непрерывное возникновение новых товарных рынков. Спонтанно рождающиеся новые технологии и продукты приводят к формированию новых рынков, которые со временем разрушаются и заменяются другими рынками. В этих условиях инновационные стратегии предприятий, направленные на обновление производственных технологий и выпускаемых товаров, приобретают исключительную важность. Между тем сами решения о принятии или отклонении производителями инновации подчиняются определенным законам, которые порождают соответствующие закономерности функционирования товарных рынков. Рассмотрению теоретических и прикладных аспектов процесса реализации инновационных стратегий компаний и посвящена данная статья.

Здесь и далее к классу инновационных компаний мы будем относить такие фирмы, которые улучшают какие-либо свои экономические параметры. Основная проблема для нас состоит в изучении закономерностей «превращения» обыкновенного предприятия в инновационное, а также побудительных причин таких метаморфозов и следующих за ними процессов реструктуризации всего товарного рынка.

В настоящее время основой понимания механизма реализации инновационных стратегий предприятиями и компаниями может служить так называемая теория технологических ловушек, на результаты которой мы будем опираться в дальнейших аналитических построениях [1].

В настоящее время можно выделить два аспекта применения аппарата теории технологических ловушек – теоретико–идеологический и инструментально-прикладной. Причем оба направления предполагают дальнейшее развитие и совершенствование. Теоретико–идеологический аспект предполагает не только раскрытие законов перехода предприятия от одного технологического уклада к другому, более совершенному, но и выяснение закономерностей реструктуризации всего товарного рынка, на котором работает данное предприятие. Инструментально–прикладной аспект предполагает разработку методологии оценки эффективности инновационных стратегий компаний с учетом различных проявлений прогресса в сфере производства и реализации продукции. Ниже рассмотрим данные аспекты более подробно.

 

Эффективность инноваций и рост производства

 

В настоящее время технология расчетов эффективности инвестиций в инновации базируется на учете потока предполагаемых доходов. При этом ключевыми параметрами системы расчетов выступают срок окупаемости инвестиций и внутренняя ставка рентабельности. Такой подход стал уже общепринятым, однако в ряде случаев его целесообразно модифицировать для проведения расчетов применительно к инновационным процессам с акцентом на факторе предполагаемой производственной и торговой активности предприятия. На сегодняшний день предполагаемые темпы роста производства в расчетах эффективности инноваций в явной форме, как правило, не фигурируют. Между тем из теории технологических ловушек следует, что данный фактор выступает в качестве чуть ли не главного при принятии решений о внедрении новых методов работы компаний. Восполним существующий методологический пробел и покажем его важность для понимания закономерностей функционирования экономики.

Начиная рассмотрение проблемы оценки эффективности инноваций, заметим, что теория технологических ловушек, на которую мы будем опираться в своих построениях, дает нам лишь самую общую каноническую схему анализа. Данная теория оперирует старыми и новыми производственными технологиями, которые характеризуются неодинаковыми текущими производственными издержками. Однако такой подход нуждается в существенном расширении. Так, инновационная политика фирмы может реализовываться не только в сфере технологий, но и в сфере производимого продукта, когда старый, менее качественный и более дешевый товар заменяется новым с более высокой ценой. В этом случае выигрыш идет уже не за счет экономии издержек производства, а за счет увеличения дохода. Имеется и еще один интересный и важный вариант инновационной политики, когда старый продукт совершенствуется или модифицируется без изменения величины текущих производственных издержек и цены, а капитальные затраты на нововведение покрываются за счет увеличившегося объема продаж.

Таким образом, на практике целесообразно рассматривать три инновационных сценария:

– когда инновация сказывается на величине текущих производственных издержек в сторону их уменьшения (остальные параметры остаются прежними). Этот сценарий в основном связан с чисто технологическими нововведениями;

– когда инновация сказывается на цене производимого продукта в сторону ее увеличения (остальные параметры остаются прежними). Этот сценарий по своей сути является более комплексным и базируется на всех разновидностях нововведений: технологических, продуктовых и организационно–управленческих. Иногда имеет место только один тип нововведения, иногда – все вместе;

– когда инновация сказывается на объеме производимого продукта в сторону его увеличения (остальные параметры остаются прежними). Данный случай в основном связан с продуктовыми инновациями.

Введенные в рассмотрение три сценария представляются довольно удачными, так как отражают все основные направления инновационных процессов на предприятиях. На практике все три вида инноваций могут проявляться одновременно. В этом случае речь идет либо о комбинации трех эффектов, либо об их интегральной оценке.

Как было отмечено выше, основой моделирования инновационных эффектов для нас служит теория технологических ловушек. Однако в ней моделируется процесс принятия принципиального решения о переходе на новые методы производственной деятельности – либо переход осуществляется, либо не осуществляется. Для нас же в рассматриваемом контексте имеет значение не только сам переход, но и величина эффекта, полученная в результате данного перехода и соответствующей реорганизации производства. Для учета указанного момента целесообразно ввести понятие экономического эффекта от внедрения инновации.

Данное понятие может быть адаптировано для всех трех инновационных сценариев, однако для иллюстрации методологии анализа воспользуемся наиболее показательным сценарием, когда технологическая инновация сказывается только на величине производственных издержек в сторону их уменьшения. Тогда соответствующий инновационный эффект EC можно записать следующим образом:

 

                                                                         (1)

 

 

 

где x(t) – общий объем производства и реализации фирмы; cS – удельные текущие производственные издержки, соответствующие старому технологическому укладу; cN – удельные текущие производственные издержки, соответствующие новому технологическому укладу; К0 – капитальные издержки, необходимые для получения рассматриваемой экономии текущих издержек (например, для закупки нового оборудования для осуществления перехода от старого технологического уклада к новому); – период времени, в течение которого фирма предполагает окупить произведенные капитальные издержки.

Для получения более прозрачных и выпуклых выводов мы временно абстрагируемся от фактора дисконта, рассматривая все стоимостные величины в сопоставимых ценах. В дальнейшем роль дисконтирующего показателя нами будет раскрыта более подробно.

Суть моделируемого процесса состоит в следующем. Рассматриваемая компания может работать в рамках старого способа производства, а может осуществить капиталовложения в некие инновации, которые позволят ей перейти к новому способу производства с меньшими текущими издержками (cS>cN). Эффект (1) позволяет оценить целесообразность «превращения» компании, работающей в рамках сложившихся технологических традиций, в компанию–инноватора, осваивающую новые методы производственной и хозяйственной деятельности. Для оценки экономической эффективности такой смены технологического (хозяйственного) уклада следует перейти от показателя инновационного эффекта EC, выраженного в абсолютной величине, к относительному показателю рентабельности реализуемой инновации rC: . Данная формула позволяет довольно легко соизмерять капитальные текущие издержки и не таит в себе никаких практических проблем.

Однако соотношение (1) помимо чисто прикладного значения имеет и общетеоретическую ценность, так как позволяет уточнить некоторые результаты теории технологических ловушек. Для этого предположим, что темп прироста оборота фирмы в натуральном выражении постоянен во времени и равен λ=(1/x)(dx/dt). Тогда  – начальные значения соответствующих величин. Примем также дополнительную гипотезу о том, что удельные издержки не изменяются с течением времени. Тогда соотношение (1) можно переписать следующим образом:

 

                                                                        (2)

 

 

Уравнение (2) увязывает между собой период планирования, выигрыш на текущих издержках производства, темп роста выпуска, начальный объем производства, объем капиталовложений и их рентабельность. Граничная оценка rC, обеспечивающая осмысленность перехода к новому производственному укладу, составляет rC=0. В общем случае рентабельность инноваций должна составлять некую минимальную величину, достижение которой делает оправданными инвестиции в инновации. Данный факт является достаточно важным, ибо он позволяет уточнить закономерности перехода к новому технологическому укладу с учетом психологии производителя. Коснемся этого вопроса более подробно.

Набор параметров соотношения (2) предполагает различные аналитические постановки проблемы изучения перехода компании в новое состояние. Пожалуй, наиболее интересной и содержательной для нас является задача определения того темпа роста производства, который обеспечивает протекание инновационного процесса с заданными параметрами и соответственно переход к новому технологическому укладу.

Формула (2) имеет ярко выраженную геометрическую интерпретацию относительно параметра экономического роста λ: критический темп роста производства фирмы λ* представляет собой точку пересечения экспоненты (левая часть равенства (2)) и прямой (правая часть равенства (2)). Если λ>0, то решением равенства (2) будет некая положительная критическая точка λ*. Содержательно это означает, что если фирма придерживается достаточно активной производственной и торговой стратегии (λ>λ*), то она, скорее всего, будет заинтересована в выходе из технологического тупика; если же компания придерживается депрессивной линии развития или не слишком активной производственной программы (λ<λ*), то она отвергнет технологическое нововведение. В рассмотренном случае полоса [0; λ*] образует своеобразную «мертвую» зону, в которой принятие предприятием технологической инновации невозможно. Таким образом, высокая активность хозяйственных структур содействует разрушению неэффективных технологических укладов и переходу производственных компаний к инновационным стратегиям развития.

Выше мы говорили о некоей гипотетической величине λ*, которая задает границу дихотомии в инновационной политике производственной компании. Это связано с тем, что в явном виде эта точка не может быть определена из-за нелинейности уравнения (2) относительно параметра λ; ее значение может быть получено лишь в некотором приближении. Например, если использовать разложение экспоненты в степенной ряд с точностью до третьего члена включительно, то есть , то формула для определения l* примет следующий вид:

 

                                                       

 

                  (3)

 

 

Из формулы (3) следует, что чем больше ожидаемая (желаемая) величина отдачи от инноваций rC, тем больше значение критического темпа экономического роста λ*. Следовательно, чем большую «жадность» проявляет инвестор, тем выше должны быть темпы роста оборотов производственной компании. В ряде случае завышенные требования инвестора в отношении эффективности осуществляемых капиталовложений могут блокировать внедрение инноваций, имеющих вполне ощутимый экономический эффект.

Полученные формулы позволяют проводить прикладные расчеты эффективности и целесообразности внедрения намечаемых инноваций. Однако наиболее плодотворным аспектом проблемы реализации инноваций является оценка предполагаемой производственной активности предприятия. Дело в том, что традиционные методики оценки эффективности инвестиций в явном виде не оперируют темпами роста производства, в связи с чем на их основе не удается понять истинную роль фактора расширения производства. В нашей схеме этот аспект фигурирует в качестве наиважнейшего, каковым он, по-видимому, и является в реальности. При такой интерпретации хорошо просматривается связь таких сторон деятельности предприятия, как инновационная и производственная, что существенно обогащает классическую теорию фирмы.

 

Общая схема оценки эффективности инноваций

 

Нами был рассмотрен только один инновационный сценарий, когда все позитивные ноу-хау сказываются на текущих издержках. Однако инновационный выигрыш может распространяться также на цены и объемы реализации произведенного продукта. Для того, чтобы учесть и эти стороны хозяйственной жизни компании необходимо обобщение показателя экономического эффекта от внедрения инновации на случай трех факторов. Такое обобщение предполагает учет не издержек или объема продаж, а чистой прибыли предприятия. Тогда совокупный (интегральный) инновационный эффект E0 можно записать следующим образом:

 

                            (4)

 

 

где pS – цена старой модели производимого предприятием продукта; pN – цена новой модели производимого предприятием продукта; xS – объем реализации старой модели производимого предприятием продукта; xN – объем реализации новой модели производимого предприятием продукта; остальные обозначения прежние.

Наиболее типичным последствием технологического (хозяйственного) нововведения является увеличение цены (pS<pN) и объемов реализованного продукта (xS<xN) с одновременным снижением удельных производственных издержек (cS>cN). Однако на практике возможны и более сложные комбинации трех эффектов, когда они становятся разнонаправленными. Например, введенные технологические и продуктовые усовершенствования приводят к снижению текущих издержек, позволяя тем самым снизить цену выпускаемого товара и повысить за счет этого объемы его реализации. Таким образом, обобщенный показатель экономического эффекта от инновации (1) и сводный показатель эффективности r0, вычисляемый на его основе , позволяют проводить расчеты по исследованию стратегий замещения выигрышем на одних факторах проигрыша на других. В этом состоит его главное преимущество по сравнению с частными схемами оценки эффективности инновационных стратегий компаний.

В то же время нельзя не признать, что обобщенная методика оценки эффективности инноваций не позволяет увидеть роль динамики развития предприятия в преодолении старых форм хозяйствования столь выпукло, как это достигается в частных схемах. В этой связи сделаем еще одно отступление в сферу частных случаев, а именно: рассмотрим сценарий развития, когда все нововведения носят качественный характер и воплощаются в улучшении потребительских свойств выпускаемого товара. Данное достижение должно приводить к росту спроса на выпускаемый товар и к соответствующему расширению его производства. Каково же тогда условие внедрения подобной инновации?

Введем в рассмотрение коэффициент расширения производства k=xN/x0 и предположим, что без планируемого нововведения объем производства и продаж продукции компании будет неизменным и определяется начальными условиями. Тогда несложно убедиться, что при соответствующих преобразованиях из соотношения (4) вытекает следующая формула для разрыва в уровнях производства соответственно до и после введения инновации:

 

                                                                                    (5)

 

 

 

Из формулы (5) следует простая «инновационная дихотомия»: если планируемое расширение производства будет выше критической отметки (5) (k>k*), то нововведение принимается; в противном случае намечаемая инновация отвергается как недостаточно эффективная. Здесь мы также наблюдаем эффект совмещенности производственной и инновационной стратегий развития компании: нововведение внедряется только в том случае, если предполагаемый рывок в наращивании объемов производства будет достаточно велик; менее агрессивная производственно–сбытовая политика отрицает какие-либо инновации. Таким образом, динамика развития производственной компании выступает самостоятельным и очень мощным фактором инновационных процессов.

Несмотря на простоту рассмотренных аналитических построений, их применение на практике сопряжено с определенными трудностями. Прежде всего, прикладные расчеты требуют адекватного информационного обеспечения. Так, например, данные о параметрах будущего развития фирмы и выигрыша, полученного за счет внедрения инноваций, предполагают квалифицированный маркетинг, направленный на максимально точное определение емкости рыночного сегмента, который сможет захватить компания до и после реализации инновации. Просчеты на данной стадии могут привести к серьезным ошибкам в оценке эффективности планируемых нововведений.

 

Тенденция к монополизации консервативных рынков

 

Выше нами рассматривалась отдельная компания, решающая вопрос о целесообразности осуществления инноваций. Однако за рамками исследования до сих пор оставались закономерности функционировании товарного рынка в целом. Между тем подобные обобщения лежат на поверхности и их формулировка не представляет особого труда. Рассмотрим наиболее важные из них.

Как и прежде будем придерживаться гипотезы об экспоненциальном росте производства рассматриваемой компании . Одновременно с этим будем предполагать, что для нее выполнено условие внедрения новых технологий: λ>λ*. Иными словами, мы рассматриваем фирму-инноватора, осуществляющую расширение своей деятельности темпом λ. Теперь расширим анализ и предположим, что товарный рынок, на котором оперирует фирма–инноватор, имеет емкость X(t) и развивается темпом m, то есть  (Х0 – начальное значение спроса на рассматриваемом рынке; для простоты будем полагать μ>0). В нашей схеме динамика товарного рынка является экзогенным фактором и определяется некими специфическими особенностями формирования спроса на этот товар. Связь между компанией–иноватором и товарным рынком обеспечивается посредством долевого показателя . Тогда динамика доли компании-инноватора на рынке определяется по формуле . Соответственно в конечный момент производственного плана эта доля составит величину

 

                                                                                                 (6)

 

 

Из формулы (6) легко видеть, что если λ>μ, то доля предприятия растет, что эквивалентно возникновению на рынке тенденции к его монополизации со стороны предприятия–инноватора (); в противном случае, когда λ<μ, доля предприятия уменьшается, что может квалифицироваться как усиление на рынке конкурентных процессов (). Разумеется, во всех этих случаях речь может идти только о тенденции к монополизации, так как о возникновении собственно монополии можно говорить только в том случае, когда окончательная доля станет достаточно большой: .

Полученная очередная дихотомия имеет огромное значение для уяснения функционирования товарных рынков. Для придания нашим аналитическим результатам большей наглядности введем понятия консервативных (традиционных) и развивающихся (новых) рынков. Под консервативными рынками будем понимать такие рынки, спрос на которых в значительной мере стабилизирован за относительно длительное время их существования и темпы его роста близки к нулю (). Развивающимися рынками будем называть рынки, спрос на которых далек от стабилизации из-за незначительного срока их существования и растет очень высокими темпами (μ>λ).

Данные определения позволяют сформулировать полученный ранее вывод в виде следующей теоремы о монополизации консервативных рынков:

Теорема: Внедрение инноваций на предприятиях, действующих на консервативных рынках, сопровождается тенденцией к монополизации этих рынков со стороны фирмы-инноватора; внедрение инноваций на предприятиях, действующих на развивающихся рынках, ведет либо к сохранению, либо к ужесточению конкуренции на этих рынках.

Доказательство сформулированной теоремы вытекает непосредственно из предыдущих построений. Обнаруженную закономерность можно дополнительно конкретизировать, определив достаточные условия выполнения теоремы о монополизации консервативных рынков. Для возникновения тенденции к монополизации рынка со стороны фирмы–инноватора достаточно, чтобы выполнялось следующее условие: λ>λ*>μ>0. Сохранение конкурентной среды или даже усиление конкуренции идет при выполнении условия: μ>λ>λ*>0.

Таким образом, помимо того, что инновационные стратегии тесно связаны с производственными планами предприятий, они еще, как оказывается, связаны и с таким явлением как монопольная власть. В то же время все эти связи носят характер дихотомии и становятся опасными лишь при вполне определенных условиях. Так, например, опасность монопольного захвата производственной компанией рынка, на котором она работает, достаточно реально только для «старых», малодинамичных рынков ограниченной емкости.

Рассмотренные закономерности внедрения инноваций позволяют по-новому посмотреть на место инновационных рынков и инновационных предприятий в экономике. Осуществляя какую-либо инновацию (особенно продуктовую), фирма получает большой потенциал к расширению еще неосвоенного рынка, а следовательно, и стимул к росту производства. Это заставляет ее идти на рискованные действия по обновлению своих технологий, что при благоприятных обстоятельствах дает ей большое преимущество в эффективности и прибыльности и позволяет проводить более мощные инвестиционные и производственные программы, способные увенчаться установлением монопольной власти на рынке. Таким образом, инновационный сектор экономики является своеобразным внутренним генератором роста национальной экономики. Постоянно исходящие со стороны компаний–инноваторов импульсы к обновлению и расширению производства с соответствующей экспансией товарного рынка способствуют активизации деятельности всех остальных хозяйственных участников и всей экономики.

Другим важным аспектом теоремы о монополизации консервативных рынков является установление обратной связи в системе «рынок–инновации». Дело в том, что в экономической теории уже неоднократно рассматривалась прямая связь этой системы с попыткой ответить на вопрос: какой рынок предпочтительней для инноваций – монопольный или конкурентный?

Рассмотрение поставленной проблемы в рамках статической теории фирмы приводит к следующей классификации инноваций: решающая и второстепенная. При получении решающей инновации фирма–инноватор получает возможность назначить цену ниже, чем у остальных фирм–конкурентов; при реализации второстепенной инновации фирма-инноватор вынуждена придерживаться конкурентной цены [2]. Тогда алгоритм функционирования инновационного рынка выглядит следующим образом. Если инновация носит решающий характер, то ее первым реализует, как правило, потенциальный конкурент, поскольку у монополиста в этом случае эффект замещения преобладает над потребностью сохранения своего доминирующего положения на рынке. Если инновация является второстепенной, то ее первым будет реализовать, скорее всего, монополист, так как в этом случае более высока вероятность получения патента и сохранения за счет этого доминирующего положения на рынке. Таким образом, имеется определенная функциональная дихотомия товарного рынка в стимулировании инноваций. Нами же выявлена обратная связь, когда сами инновации ведут к реструктуризации рынка. Также как в зависимости от типа инновации (решающая или второстепенная) зависит то, какой элемент рынка ее воспримет (монополист или обычный участник), так в зависимости от типа рынка (консервативный или развивающийся) зависит то, будет он монополизирован в результате внедрения инновации или нет.

Таким образом, теорема о монополизации консервативных рынков позволяет нарисовать системную картину функционирования товарного рынка с таким возмущающим элементом, как инновации. Закрытие имевшихся пробелов в этой области позволяет лучше понять направленность влияния технологических сдвигов на развитие национальной и мировой экономики.

 

Влияние процента на инновационные стратегии компаний

 

Теперь остановимся еще на одном важном вопросе, связанном с влиянием процента на траекторию экономического развития отдельной компании и экономики страны в целом. В предыдущих построениях мы не учитывали альтернативные пути использования денежных средств предприятия. Так, капиталовложения в инновации могут быть депонированы под определенную ставку процента в банке; возможны случаи, когда эти средства будут вложены в другие финансовые инструменты (акции, облигации), приносящие соответствующий процент годового дохода. Одновременно с этим получаемый выигрыш на текущих издержках тоже может капитализироваться. Таким образом, наличие определенной ставки дисконта (процента) предполагает некоторую корректировку схемы расчетов для приведения всех экономических величин к единому знаменателю относительно действующей (или ожидаемой) ставки процента. В этом случае формула (1) уточняется следующим образом:

 

                                                              (7)

 

 

 

где i – ставка дисконта (процента); все остальные обозначения прежние.

Для простоты мы будем рассматривать частный случай, когда инновации сказываются только на текущих производственных издержках; данный случай описывается формулой (7). При этом относительный показатель рентабельности реализуемой инновации rC по сравнению с рассмотренными ранее случаями требует незначительного уточнения: .

Если предположить, что, как и в предыдущих построениях, все наши переменные являются константами, а объем производства компании изменяется с постоянным темпом прироста λ, то с учетом введенного понятия эффективности (рентабельности) инноваций rC формула (7) примет более конкретный вид:

 

                                                                                 (8)

 

 

где для компактности записи в левой части использовано следующее обозначение для коэффициента пропорциональности: .

В таком представлении уравнение (8) помимо всего прочего содержит три важных экономических параметра: темп роста производства (продаж), дисконт (ставка процента) и рентабельность инноваций. В предыдущих разделах статьи мы убедились в огромном значении для процесса принятия инновационных решений величины ожидаемого темпа роста оборота компании. В данном же случае в качестве факторов, способных принципиально изменить первоначальные инновационные проекты предпринимателя, выступают ожидаемые величины нормы процента и рентабельности внедряемых новых технологий. Особенностью схемы моделирования инновационных решений с учетом дисконт–фактора является то, что в ней переплетаются две связанные между собой виртуальные величины: норма процента и рентабельность инноваций. Логика этой связи видится следующим образом.

Реализация инноваций должна обеспечить некий экономический эффект – без этого не имеет смысла осуществлять какие-либо усилия. Однако эффективность перехода от одного технологического уклада к другому не должна быть слишком низкой, так как в этом случае затраченные инвестиции на реализацию инноваций могут быть направлены на другие направления с более высокой нормой отдачи. В качестве минимальной предполагаемой рентабельности инноваций выступает безрисковый дисконт, который можно получить при работе с соответствующими финансовыми инструментами. Это может быть процент по государственным облигациям или депозитный процент в высоконадежном банке. Таким образом, в общем случае предприниматель и инвестор, вкладывающие деньги в инновационные программы, действуют по простому правилу: .

 

 

 

 

Учитывая фактор неопределенности и стратегическое значение инноваций, можно без серьезной потери степени общности проводимого анализа предположить, что минимальная рентабельность инвестиций в инновации равна ставке дисконта: rC=i. Действуя по такому принципу, предприниматель с одной стороны обеспечивает себе норму прибыли на имеющийся капитал не меньше среднерыночной (i), а с другой стороны – модернизирует компанию и тем самым создает условия для ее дальнейшего успеха. Если исходить из этой посылки, то уравнение (8) конкретизируется следующим образом:

 

                                                                            (9)

 

 

Несмотря на свою простоту, полученное уравнение (9) позволяет провести плодотворный анализ влияния дисконта на инновационные стратегии компаний. Если левая часть (9) больше правой, то инновации считаются оправданными и предпринимателем принимается решение об их реализации; в противном случае эффективность инноваций оказывается слишком низкой и смены старого технологического уклада не происходит. При переходе к геометрической интерпретации соотношения (9) данная дихотомия получает чрезвычайно важное и интересное уточнение.

Правая часть уравнения (9) представляет собой параболу относительно параметра ставки процента (i), ветви которой направлены вниз (рис.1). Левая часть формулы (9) относительно дисконта представляет собой убывающую экспоненту (рис.1). Если в точке i=0 левая часть (9) меньше правой, то это означает, что инновационные мероприятия неэффективны и старый производственный уклад менять нецелесообразно. Однако по мере роста процента две кривые постепенно сближаются, до тех пор, пока не пересекутся в точке i*. Дальнейшее увеличение дисконта приводит к тому, что левая часть соотношения (9) становится больше правой и, следовательно, возникает резон к проведению инновационных мероприятий. Подобный благоприятный для инноваций режим сохраняется до тех пор, пока процентная ставка не превысит темп прироста производства (на рис.1 данная область помечена штриховкой). Как только это произойдет (i*>λ), инновации снова становятся невыгодными и имеет смысл сохранять прежнюю структуру производства [3]. Таким образом, влияние дисконта на инновационные решения предпринимателя чрезвычайно неоднозначно.

В данной статье мы ограничимся рассмотрением режима экономического роста (λ>0) как наиболее интересного и репрезентативного для инновационной сферы, однако при необходимости можно осуществить анализ и для случая режима экономической рецессии (λ<0).

Нарисованная качественная картина процесса позволяет сформулировать еще один важный тезис в виде теоремы о влиянии дисконта на инновации:

Теорема: Влияние увеличения ставки дисконта на процесс принятия решения об осуществлении инноваций является благотворным только при значениях дисконта, не превышающих величины темпа роста производства и находящихся в ее малой окрестности: i<λ; i→λ; i≈λ; i>i*.

Строгого доказательства данной теоремы мы приводить не будем, так как оно очевидно и в значительной степени компенсируется проведенными геометрическими построениями и интерпретациями. Наш основной вывод заключается в том, что дисконт является инструментом весьма тонкой настройки и его применение на практике, скорее всего, очень ограничено. При этом нами в значительной степени усилен вывод о роли ожидаемых темпов прироста производства компании. В рассматриваемом контексте данный показатель служит своеобразным ограничителем (как сверху, так и снизу) эффективных процентных ставок финансовых инструментов.

Надо сказать, что связь темпов экономического роста и процентных ставок давно находится в сфере пристального внимания экономистов. Многие работы, основанные на совершенно разных методологических и идеологических подходах, подводят к тезису о необходимости поддержания некоего количественного паритета между дисконтом и темпом экономического роста. Сформулированная нами теорема о влиянии дисконта на инновации примыкает к исследованиям подобного рода и, на наш взгляд, удачным образом дополняет их.

Проведенный анализ можно считать достаточным, однако справедливости ради следует отметить еще один специфический момент в формировании инновационных стратегий. Так, из соотношения (9) вытекает, что в некоторых случаях, неблагоприятные обстоятельства для реализации инноваций могут быть «задавлены» с помощью отрицательного дисконта. При этом величина отрицательной ставки процента должна быть достаточно большой, то есть i<i**<0, где i** – точка пересечения экспоненты и параболы соотношения (9) (правой и левой частей) в отрицательной области оси абсцисс (рис.1). В обычных условиях такой ход событий является маловероятным, хотя для некоторых переходных экономик, в которых реальный процент был отрицательным из-за высокой инфляции и неэффективной финансовой системы (например, в России первой половины 1990–х годов), подобный сценарий был реальностью. Однако благотворное влияние отрицательного дисконта на инновационные решения, вытекающее из теоретических построений, на практике, как правило, нейтрализуется резким сокращением сроков планирования (прогнозирования) деятельности компаний.

Подытоживая сказанное, можно нарисовать следующий алгоритм действия процента на инновационные стратегии фирм. Если имеет место высокая отрицательная процентная ставка (i<i**), то, как это ни парадоксально, в системе формируются стимулы к реализации инноваций; если величина дисконта не слишком высока (i**≤i≤i*), то инновации блокируются; если процентная ставка поднимается выше некоего критического уровня, но не превышает величины темпа роста производства (i*<i<λ), то в системе снова возникают импульсы к внедрению инноваций; если же процент становится слишком большим (λ≤i), то обновление производства опять оказывается невозможным. Выявленное расслоение режимов функционирования компании при построении инновационных программ на четыре класса показывает нетривиальность самого процесса внедрения экономических новшеств. В данной серии бифуркаций особый интерес представляют три режима, которые затрагивают полосу только неотрицательных значений процента; два из них непосредственно фигурируют в теореме о влиянии дисконта на инновации.

Полученные результаты, на наш взгляд, позволяют лучше уяснить взаимосвязь количественных и качественных аспектов экономического роста. В частности, если в экономической системе устанавливается довольно высокий темп роста производства, а ставка дисконта стремится к этой величине слева, то это способствует реализации инновационных стратегий компаний и ведет к качественному обновлению всей национальной экономики. Рассогласование между темпами экономического роста и процентом, наоборот, ведет к консервации производственной и институциональной основы экономики.

 


[1] См.: Балацкий Е.В. Экономический рост и технологические ловушки// «Общество и экономика», №3, 2003.

[2] См.: Розанова Н.М. Структура рынка и стимулы к инновациям// «Проблемы прогнозирования», №3, 2002. С.84.

[3] Наличие порогового значения i=λ вытекает из анализа величины точек пересечения параболы (правой  части соотношения (9)) с осью абсцисс. Аналогичный анализ позволяет получить все остальные значимые для нашего случая точки.

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкий Е.В. Инновационные стратегии компаний на развивающихся рынках// «Общество и экономика», №4, 2004. С. 100–115.

233
2
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В автореферате диссертации рассматривается комплекс вопросов, связанных с формированием занятости в России. Приводится инструментарий для оценки влияния сдвигов в структуре занятости, основного капитала и производства на производительность труда. Рассматриваются циклические особенности в формировании трех структур. Особо анализируются искажения цен на рынке труда как расхождение между заработной платой и предельной производительностью труда.
В статье рассматриваются основные особенности внешней трудовой миграции в России за последние годы. Предпринятый автором анализ позволил выявить новые тенденции и проблемы в этой сфере. Показано, что на начальной стадии построения в России рыночной экономики иностранная рабочая силы служила скорее акселератором всех процессов, нежели серьезной угрозой стабильности. Однако накопление мигрантов способствует формированию потенциала миграционной волны, которая по-настоящему проявит себя лишь через десятки лет.
В статье анализируется нынешнее состояние системы подготовки кадров в России. На основе проведенных расчетов авторы с тревогой констатируют тенденцию к увеличению неквалифицированной рабочей силы, ежегодно пополняющей рынок труда, “индустриальный синдром" в структуре выпускников всех звеньев образования, а также постепенное “затухание" активности подготовки специалистов по приоритетным направлениям экономики.
Яндекс.Метрика



Loading...