Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Производительность труда и структурные сдвиги в экономике

В статье рассматриваются сдвиги в отраслевых структурах занятости, основных производственных фондов и национального дохода, их влияние на динамику производительности общественного труда; оцениваются сдвиги в структуре различных групп предприятий и их воздействие на рост производительности труда в промышленности. Рассматриваются особенности экономического кризиса 1975–1985 гг. и анализируется функционирование рынков труда, капитала и товаров. Показаны пути повышения структурной активности экономики и ускорения роста производительности труда при переходе к рыночным отношениям.

Общая характеристика динамики производительности общественного труда

 

Ретроспективный анализ за 1965—1988 гг. динамики производительности общественного труда выявил, что ее обшей тенденцией является заметное снижение темпов роста (табл. 1).

 

Таблица 1. Среднегодовые темпы прироста народнохозяйственных показателей эффективности, %

Показатель

Годы

1966–1970

1971–1975

1976–1980

1981–1985

1986–1988

Производительность труда

6,8

4,5

3,3

2,7

2,8

Фондоотдача

–0,7

–2,7

–3,1

–3,2

–1,4

Фондовооруженность

7,5

7,2

6,4

5,9

4,2

 

 

Если принять во внимание, что темп прироста производительности труда можно представить в виде суммы темпов прироста фондовооруженности и фондоотдачи, то, как показывают данные табл.1, тенденция динамики производительности общественного труда в значительной мере определялась тенденцией народнохозяйственной фондоотдачи, для которой было характерно устойчивое снижение. Это означает, что в народном хозяйстве происходило накопление средств труда низкого технологического уровня, которое усугублялось их неэффективным использованием. Для сравнения заметим, что динамика фондоотдачи в США, несмотря на локальные спады в периоды кризисов, имеет общую тенденцию к росту. Отрицательные темпы прироста народнохозяйственной фондоотдачи в нашей стране, на наш взгляд, можно классифицировать как индикатор кризисной ситуации в общественном производстве, особенно обострившейся в 1975–1985 гг. (см. табл.1).

Кроме того, из табл.1 видно, что темпы прироста фондовооруженности постоянно уменьшались, что было вызвано снижением профессионально-квалификационного уровня рабочей силы и ее несвоевременной подготовкой. Вышеуказанные тенденции и предопределили систематическое снижение темпов роста производительности общественного труда.

Дальнейший анализ тенденций динамики производительности труда выявил наличие достаточно устойчивых трехгодовых циклических всплесков темпов ее прироста (рис.1). Это свидетельствует об объективном характере динамики производительности общественного труда, оказавшем заметное влияние на все экономические процессы.

Существование таких краткосрочных циклов, на наш взгляд, обусловлено следующими тремя причинами: во-первых, имеющими место трехгодовыми циклическими колебаниями урожайности сельскохозяйственных земель; во-вторых, лагами в инвестиционно–фондовых процессах и, в-третьих, отраслевыми структурными сдвигами. Рассмотрим подробнее влияние структурных сдвигов на динамику производительности труда.

 

Экономические рынки и макроструктурные сдвиги

 

Анализ отраслевого разреза экономики позволяет выделить две основные группы факторов роста производительности общественного труда: межотраслевые и внутриотраслевые.

Группа межотраслевых факторов характеризует структурные сдвиги, происходящие в экономике в результате объективной неравномерности научно–технического развития ее элементов. Направления таких структурных сдвигов могут быть различными. Так, например, рост производительности труда в отрасли в конкретных экономических условиях (спрос на продукцию данной отрасли, обеспеченность ее сырьем и материалами и т. д.) приводит либо к вытеснению занятых, вызывая тем самым изменения в отраслевой структуре занятости, либо к увеличению масштаба производства, вызывая сдвиги в отраслевых структурах национального дохода и основных производственных фондов. Реально же указанные сдвиги происходят в экономике одновременно.

Наличие таких трех экономических рынков, как рынок труда, рынок капитала и рынок товаров, требует хотя бы приблизительной оценки эффективности функционирования каждого рынка в отдельности и в целом. Ее можно получить опосредованно, проанализировав сдвиги в отраслевых структурах занятости, основных производственных фондов и национального дохода, так как изменения каждой из этих структур отражают процессы, происходящие на соответствующих экономических рынках.

Таким образом, сдвиги в структуре занятости показывают, какие процессы происходили на рынке рабочей силы; изменения в структуре основных производственных фондов характеризуют функционирование рынка капитала, а сдвиги в отраслевой структуре национального дохода отражают динамику процессов на товарном рынке.

Особый интерес представляет исследование совместного влияния изменений структур занятости, основных фондов и национального дохода на динамику производительности общественного труда, что в свою очередь позволяет установить характер воздействия основных экономических рынков на эффективность общественного производства и экономический рост.

Следует отметить, что для стран с рыночным укладом экономики характерно наличие специфического механизма в виде таких государственных институтов, как биржа труда, товарная и фондовая биржи, содействующих регулированию функционирования соответствующих экономических рынков.

Для получения количественных оценок эффективности функционирования указанных экономических рынков и их влияния на динамику производительности общественного труда в НИЭИ при Госплане СССР были разработаны соответствующие методы (см. [4]). Идея их состоит в выявлении влияния изменений отраслевых долей в структурах занятости, фондов и национального дохода на темпы прироста производительности общественного труда. Полученные таким образом оценки имеют достаточно содержательную интерпретацию.

 

Отраслевые сдвиги и их влияние на тенденции производительности общественного труда

 

Оценки влияния отраслевых структурных сдвигов на темпы прироста производительности общественного труда приведены в табл. 2. Период 1966–1970 гг. характеризовался весьма высоким ростом производительности общественного труда, 5,5% которого было обеспечено структурными сдвигами (здесь и далее под вкладом структурных сдвигов в прирост производительности труда подразумевается процентное отношение значений структурного эффекта к темпу прироста производительности труда) [1]. Основная часть структурного эффекта (более 60%) приходилась на сдвиги в структуре занятости. В восьмой пятилетке имела место ситуация, когда уровень производительности труда в промышленности был в 1,5 раза выше народнохозяйственного, в то время как аналогичный показатель для сельского хозяйства составлял лишь около 65% уровня производительности труда в народном хозяйстве. Весьма интенсивное на протяжении 5 лет перераспределение трудовых ресурсов из сельско–хозяйственного сектора экономики в отрасли промышленности и строительства привело к увеличению доли занятых в промышленности более чем на 2% и уменьшению доли занятых в сельском хозяйстве на 4%. Такое перераспределение трудовых ресурсов подкреплялось соответствующим переливом инвестиций: удельный вес основных производственных фондов промышленности увеличился на 0,6%, а доля фондов сельского хозяйства упала на 1,1%. Указанные тенденции усиливались опережающим развитием базовых отраслей промышленности, характеризующихся меньшей трудоемкостью, что в значительной мере предопределило ускоренный рост производительности труда в промышленности.

 

 

Рис. 1. Динамика среднегодовых темпов прироста производительности общественного труда (%)

 

 

В девятой пятилетке темпы прироста производительности общественного труда заметно снизились, причем 3% прироста были нейтрализованы трудо-расходующими структурными сдвигами. Решающей причиной наметившегося замедления темпов явилось падение абсолютного уровня производительности труда в сельском хозяйстве – наиболее значительной после промышленности структурообразующей отрасли, на долю которой в 1971 г. приходилось до 28% всех занятых в материальном производстве. В этот период сдвиги в структуре занятости замедлились, и хотя в целом они носили трудосберегающий характер (в основном за счет продолжающегося снижения доли занятых сельскохозяйственных работников и их перелива в сферу торговли и МТС), заметного влияния на динамику производительности общественного труда не оказали. Однако это незначительное позитивное влияние сдвигов в структуре занятости было сведено на нет трудорасходующими сдвигами в отраслевой структуре основных фондов. Главной тенденцией их было довольно резкое увеличение доли малоэффективных фондов сельского хозяйства (на 1%), фондоотдача которых в период 1971–1975 гг. падала рекордно высокими темпами (среднегодовая величина составляла 9%).

В десятой пятилетке основные тенденции, характерные для структурных сдвигов 1971–1975 гг., сохранились. Продолжался отток рабочей силы из сельского хозяйства (его доля в структуре занятости уменьшилась на 1,8%) в отрасли промышленности и торговли, уровень производительности труда которых был выше народнохозяйственного, что обеспечило трудосберегающий характер сдвигов в структуре занятости. Структура основных фондов в период 1976–1980 гг. была почти стабильной, незначительные сдвиги в ней носили нейтральный характер. Продолжающееся замедление темпов роста производительности общественного труда было вызвано локальными спадами абсолютного уровня производительности труда, имеющими место на транспорте и в сельском хозяйстве, а также ускорившимся падением эффективности использования основных фондов в промышленности и строительстве. В общей сложности в десятой пятилетке структурные сдвиги «погасили» 2,1% прироста производительности общественного труда.

Период 1981–1985 гг. характеризовался относительным ускорением темпов роста производительности труда в сельском хозяйстве и значительным их замедлением в промышленности, что повлияло на дальнейшее снижение темпов роста общей производительности общественного труда и привело к уменьшению доли чистой продукции промышленности в созданном национальном доходе на 5,3% и увеличению доли сельского хозяйства на 4,4%. Сдвиги в структурах занятости и основных фондов происходили в виде незначительных флуктуаций отраслевых долей, в целом имеющих трудосберегающий характер. Общий положительный вклад структурных сдвигов в прирост производительности общественного труда в одиннадцатой пятилетке составил 8,5%.

В 1986–1988 гг. сдвиги в отраслевой структуре занятости имели следующие тенденции: продолжалось уменьшение доли занятых в сельском хозяйстве (на 1,5%), а также произошел значительный отток кадров из отраслей транспорта и связи (их доля уменьшилась на 1,3%); высвободившиеся трудовые ресурсы перераспределялись в отрасли строительства и торговли, доли которых увеличились соответственно на 1,5 и 0,7%. В 1987 и 1988 гг. впервые после 1965 г. произошло абсолютное сокращение численности занятых в материальном производстве. Происходящие изменения в структуре занятости обеспечили более 3% прироста производительности общественного труда.

Высвобождение работников из сельского хозяйства шло параллельно с сокращением поступлений в него инвестиций, в результате удельный вес основных производственных фондов сельского хозяйства снизился на 0,6%. Примечательно, что в 1988 г. вследствие нарастающих за последние годы темпов производительности труда в сельском хозяйстве произошел сдвиг в последовательности ранжирования отраслевых уровней производительности труда: впервые сельское хозяйство опередило строительство. Указанные процессы привели к существенным сдвигам в отраслевой структуре национального дохода, что выразилось в уменьшении удельного веса промышленности на 3%, в то время как доли сельского хозяйства и строительства увеличились соответственно на 3,3 и 2,1%. Суммарное влияние структурных сдвигов за 3 года двенадцатой пятилетки составило более 8,6% прироста производительности общественного труда.

Таким образом, главный акцент в 1986–1988 гг. был сделан на повышение эффективности сельского хозяйства и достижение на этой основе несколько более высоких темпов роста производительности общественного труда. Это и составляет основную особенность данного этапа развития экономики. Что касается структурной перестройки общественного производства, то ее вклад в темпы прироста производительности общественного труда в 1986–1988 гг. находился на том же уровне, что и в одиннадцатой пятилетке.

Таким образом, анализ показывает, что наиболее прогрессивной структурой являлась структура занятости, сдвиги в которой носили на протяжении всего периода исследования устойчивый трудосберегающий характер. Однако наиболее сильное и противоречивое влияние оказывали сдвиги в отраслевой структуре национального дохода, количественный эффект которых дополнительно возрастал в результате изменений межотраслевых пропорций цен на конечный продукт. Наиболее косной оказалась структура основных производственных фондов, влияние сдвигов которой было весьма незначительным и носило практически нейтральный характер.

Необходимо подчеркнуть, что структурные сдвиги не могут оказать решающего влияния на динамику производительности общественного труда, так как в народном хозяйстве всегда существуют объективные ограничения на перераспределение трудовых ресурсов и капиталовложений, связанные с наличием межотраслевых связей и потребностями товарного рынка. Практика аналитических расчетов показывает, что вклад структурных сдвигов в темпы прироста производительности труда, как правило, не превышает 15%. По-видимому, эта оценка является пороговым значением влияния макроструктурных отраслевых сдвигов. Однако происходящие прогрессивные изменения в отраслевой структуре прежде всего создают предпосылки для дальнейшего ускоренного роста производительности труда во всех структурных подразделениях экономики. В этом смысле можно говорить о макроструктурных эффектах, распределенных во времени, которые аккумулируются в группе внутриотраслевых факторов.

 

Скорость структурных сдвигов и функционирование экономических рынков

 

Из табл. 2 видно, что при отсутствии организованного рынка труда стихийная межотраслевая миграция трудовых ресурсов с точки зрения эффективности их использования оказалась довольно рациональной. Однако стохастичность функционирования фондового и особенно товарного рынка не позволила подкрепить прогрессивное перераспределение рабочей силы соответствующей инвестиционной политикой и предопределила в целом незначительное влияние структурных сдвигов на рост производительности общественного труда.

 

Таблица 2. Среднегодовые темпы прироста производительности общественного труда под влиянием структурных сдвигов, %

Годы

Темпы прироста

всего

в том числе за счет структурных сдвигов (структурный эффект)

из них за счет сдвигов в структуре

занятости

национального дохода

основных фондов

1966–1970

6,8

+ 0,37

+ 0,23

+ 0,06

+ 0,08

1971–1975

4,5

– 0,13

+ 0,02

– 0,13

– 0,02

1976–1980

3,3

– 0,07

+ 0,05

– 0,12

0,00

1981–1985

2,7

+ 0,23

+ 0,01

+ 0,19

+ 0,03

1986–1988

2,8

+ 0,24

+ 0,09

+ 0,13

+ 0,02

 

 

Отсутствие хорошо организованных товарного и фондового рынков сказалось на всех структурных изменениях, ибо именно инвестиционные переливы индуцируют сдвиги в структурах основных фондов, занятости и национального дохода. В этом смысле сдвиги в структуре основных производственных фондов, которые равносильны изменениям в структуре рабочих мест, являются определяющими, воздействуя на направление и скорость движения рабочей силы и тем самым регулируя масштабы производства.

Недостаточная мобильность структуры основных фондов была вызвана также длительностью строительного и инвестиционного лагов, недостаточно интенсивным выводом устаревшего оборудования, гигантскими сроками службы основных фондов, что приводило к накоплению в народном хозяйстве балласта средств производства, огромный объем которых делал структуру основных производственных фондов нечувствительной к процессам обновления.

Следует отметить, что колебания, характерные для динамики среднегодовых темпов прироста производительности общественного труда, согласно расчетам, в значительной степени были вызваны именно структурными сдвигами. Так, например, траектория темпов прироста производительности общественного труда, «очищенная» от структурных эффектов, имеет меньшую амплитуду колебаний, чем траектория, аккумулирующая в себе влияние сдвигов. Данный факт свидетельствует о неоднозначном воздействии структурных сдвигов и о хаотичности оказываемых ими эффектов. Неупорядоченность структурных эффектов была вызвана прежде всего отсутствием координированного взаимодействия рынков рабочей силы, товаров и фондов. Заметим, что воздействие структурных сдвигов в целом было таково, что усиливало циклические тенденции производительности общественного труда.

 

 

Согласно расчетам, степень дифференциации отраслевых уровней производительности труда в течение 1965–1988 гг. имела различные тенденции (рис.2). С 1965 по 1969 г. включительно различия в уровнях производительности труда отраслей возрастали; в 1970 г. они резко уменьшились, затем по 1981 г. включительно слабо возрастали; начиная с 1982 г. наметилась явная тенденция к выравниванию отраслевых уровней производительности труда, которая продолжалась вплоть до 1988 г. В 1988 г. степень их дифференциации уменьшилась по сравнению с 1965 г. в 1,8 раза. Такие изменения можно считать позитивными, ибо они свидетельствуют о нивелировании различий в технологических уровнях отраслей и создают объективные предпосылки для выравнивания отраслевых уровней заработной платы, что в свою очередь облегчает эффективное перемещение трудовых ресурсов между отраслями.

Расчеты показали также, что интенсивность сдвигов за период 1965–1988 гг. в отраслевой структуре национального дохода была в 1,8 раза выше, чем в структуре занятости, и в 2,7 раза выше интенсивности сдвигов в отраслевой структуре основных производственных фондов; в свою очередь активность сдвигов в структуре занятости была в 1,5 раза выше, чем в структуре фондов. Траектории скорости отраслевых структурных сдвигов показаны на рис.3.

 

 

Проведенные эконометрические расчеты показали, что интенсивность макроструктурных изменений в целом незначительно зависела от степени дифференциации уровней производительности труда в отраслях материального производства – коэффициент корреляции составил лишь 0,38. Причем степень зависимости отраслевой структуры национального дохода была наиболее высокой – коэффициент корреляции для нее равен 0,47; менее гибкой оказалась структура основных производственных фондов – коэффициент корреляции 0,21; еще меньшей степенью зависимости характеризовалась структура занятости – коэффициент корреляции лишь 0,14.

Расчеты позволили также выявить, что скорость реакции отраслевых структур национального дохода и основных производственных фондов на изменения в уровнях разброса производительности труда отраслей равнялась 2 годам, в то время как для структуры занятости величина лага составила 3 года. Примечательно, что интенсивность сдвигов в структуре занятости была выше, чем в структуре основных производственных фондов. Тем не менее скорость реагирования структуры занятости на межотраслевые изменения производительности труда была меньше, чем структуры основных фондов, и зависимость структуры занятости от степени дифференциации уровней производительности труда отраслей материального производства была в 1,5 раза меньше, чем зависимость структуры фондов. Это означает, что интенсивное перераспределение трудовых ресурсов из сельского хозяйства в индустриальную сферу, имевшее место на протяжении 23 лет, было вызвано причинами не столько экономическими, сколько социальными (например, более плохие условия жизни на селе, чем в городе).

 

Экономический кризис 19751985 гг. и его особенности

 

Для экономического кризиса, как правило, характерны следующие признаки: во-первых, резкое снижение темпов роста производительности общественного труда; во-вторых, отрицательные темпы прироста народнохозяйственной фондоотдачи.

Данные признаки наблюдались в экономике СССР, причем наиболее ярко они проявились в 1975–1985 гг. (см. табл. 1), что позволяет говорить о наличии кризисной ситуации в этот период. Кроме того, в 1971–1980 гг. отраслевые структурные сдвиги имели трудорасходующий характер, т. е. оказывали занижающее влияние на рост производительности общественного труда (см. табл. 2); данный факт свидетельствует о наличии явно выраженной структурной дезориентации экономики в период 1975–1980 гг., что является одной из специфических особенностей анализируемого кризиса.

Экономический кризис 1975–1985 гг. был вызван прежде всего перенакоплением малоэффективного основного капитала в материальном производстве и структурными перекосами в развитии отдельных его элементов.

Отличительной особенностью кризиса 1975–1985 гг. является его продолжительность. Официальное отрицание возможности существования кризисов в нашей стране, отсутствие средств его предотвращения и эффективного экономического механизма, позволяющего в короткий срок выйти из кризисной ситуации, привели к тому, что фаза кризиса оказалась растянутой на 10-летний период.

 

Таблица 3. Динамика изменения структуры предприятий промышленности, %

Размер предприятия, человек

Годы

1960

1968

1972

1975

1979

1987

до 100

43,6

36,8

35,2

28,7

27,1

27,2

101 – 1000

49,3

53,3

53,9

56,8

55,4

56,4

1001 и более

7,1

9,8

10,9

14,5

17,5

16,4

 

 

Таблица 4. Динамика изменения структуры численности ППП промышленности, %

Размер предприятия, человек

Годы

1960

1968

1972

1975

1979

1987

до 100

5,6

3,8

3,5

2,2

1,6

1,7

101 – 1000

41,1

37,1

35,0

27,8

23,5

24,9

1001 и более

53,3

59,1

61,5

70,0

74,9

73,4

 

 

Другая отличительная особенность кризиса 1975–1985 гг. – плавный переход экономики в его фазу и такой же выход из нее, т. е. размытость границ кризисного периода. Иными словами, данный кризис не носил катастрофического, коллапсирующего характера, а довольно долго подготавливался предыдущим развитием экономики, несущим в себе уже некоторые черты кризиса.

Анализ и сопоставление рис. 1–3 позволяют прийти также к следующим выводам.

Во-первых, за период исследования 1965–1988 гг. прослеживается тенденция к снижению структурной активности экономики.

Во-вторых, в течение 1975–1985 гг. происходило резкое снижение интенсивности структурных сдвигов; особенно заметно снижение скорости отраслевых изменений в структурах занятости и основных фондов. Это свидетельствует, что одной из причин кризиса было снижение активности функционирования рынка капитала и рынка труда; одновременно с этим наблюдалась повышенная активность товарного рынка, что, оказывая возмущающее воздействие на экономический рост, внесло основной вклад в процесс структурной дезориентации экономики. В целом одной из существеннейших черт и причин экономического кризиса 1975–1985 гг. является снижение структурной активности экономики в этот период в отличие от кризисов западных стран, для которых характерна ускоренная перестройка экономики.

В-третьих, снижение интенсивности структурных сдвигов привело к значительному усилению неравномерности роста производительности труда в отраслях материального производства в период кризиса, что негативно сказалось на социально-экономическом развитии народного хозяйства.

В-четвертых, периоды повышенной структурной активности за пределами кризисного периода, как правило, сопровождались (с определенным запаздыванием) более высокими темпами роста производительности общественного труда и экономического развития.

 

Тенденции укрупнения производственных объектов и рост производительности труда в промышленности

 

Наряду с макроэкономическими сдвигами происходили и внутриотраслевые структурные изменения. Так, например, в период 1960–1987 гг., по данным цензовых обследований Госкомстата СССР, имели место крупные сдвиги в структуре количества предприятий различных групп промышленности (табл. 3), удельный вес которой во всех макроструктурах был наибольшим. В целом для структуры предприятий промышленности было характерно уменьшение доли малых предприятий (с численностью занятых до 100 человек) и увеличением доли числа средних (101 – 1000 человек) и крупных (1001 и более человек) промышленных объектов.

 

Таблица 5. Отношение производительности труда различных групп предприятий к среднеотраслевой по промышленности, %

Размер предприятия, человек

Годы

1960

1968

1972

1975

1979

1987

до 100

125

129

120

123

119

106

101 – 1000

98

101

101

101

102

98

1001 и более

99

98

98

99

99

101

 

 

Таблица 6. Среднегодовые темпы прироста производительности труда промышленности под влиянием сдвигов в структуре занятости, %

Темп прироста

Годы

1961–1968

1969–1972

1973–1975

1976–1979

1980–1987

Всего

22,9

20,6

11,3

10,7

13,4

в том числе за счет сдвигов в структуре занятости

–0,43

–1,16

–0,50

–1,17

+0,06

 

Параллельно с изменением структуры количества предприятий различных групп изменялась и структура занятых в промышленности (табл. 4). Такие сдвиги оказали решающее влияние на темпы роста производительности труда промышленности в целом, ибо производительность труда рассматриваемых групп предприятий была неодинакова (табл. 5). Оценки непосредственного влияния сдвигов в структуре занятости по группам предприятий приведены в табл. 6.

Из табл. 6 видно, что в 1961–1968 гг. сдвиги в структуре занятых в промышленности носили трудорасходущий характер и компенсировали около 2% всего прироста производительности труда в отрасли. Это связано с переходом к укрупнению промышленных объектов, в то время как уровень производительности труда на крупных предприятиях составлял лишь 79% аналогичного показателя мелких предприятий. В определенной мере такое положение было вызвано переносом народнохозяйственной нагрузки на индустриальный сектор экономики и значительным притоком в 60-е годы трудовых ресурсов в отрасли промышленности, что стимулировало сдвиги в воспроизводственной структуре фондов, инициирующих процесс расширения функционирующих производственных объектов. Дополнительный импульс увеличению доли предприятий-гигантов придали сдвиги в структуре подотраслей промышленности в сторону повышения удельного веса базовых отраслей, которые характеризуются более высоким уровнем численности занятых.

В 1969–1972 гг. указанные структурные тенденции сохранились, внеся еще больший негативный вклад в темпы производительности труда в промышленности и погасив ее прирост на 5,6%. Это было вызвано увеличившимся разрывом в уровнях производительности труда на мелких и крупных предприятиях: в 1968 г. этот показатель на предприятиях–гигантах составлял лишь 76% уровня производительности труда на мелких предприятиях.

Период 1973–1975 гг. характеризовался резким уменьшением темпов роста производительности труда в промышленности по сравнению с предыдущими 3 годами, так как именно в этот период начал сказываться эффект негативных сдвигов, происходивших в 1961–1972 гг. Отрицательный вклад структурных сдвигов в 1973–1975 гг. составил 4,4%.

Сохранение тенденций гигантомании в 1976–1979 гг. привело к тому, что сдвигами в структуре занятости было погашено 10,9% прироста производительности труда промышленности. Происходящие сдвиги были вызваны принципиально неверной структурной и инвестиционной политикой министерств и ведомств, что приводило к завышению экономически эффективной мощности предприятий, снижению уровня специализации, потере гибкости промышленного производства в удовлетворении потребительского спроса, неэффективной концентрации трудовых ресурсов на крупных промышленных объектах.

Политика укрупнения промышленных предприятий во многом связана с ошибочным мнением, что эффективность производства тем выше, чем больше размеры производственных единиц. Здесь имеет место отождествление понятий технологической и экономической эффективности. Между тем стоит лишь включить в рассмотрение расходы на транспортировку сырья и материалов и на переналадку оборудования в связи с переходом к выпуску продукции нового образца, как различие между этими категориями становится существенным. Характерно, что с 1975 г. наметилась тенденция к стабильному снижению уровня относительной производительности труда мелких предприятий (см. табл. 5), которое в значительной степени было вызвано оказываемым на них административным нажимом со стороны министерств, ведомств и банков.

Период 1970–1987 гг. ознаменовался коренным изменением структурной политики: доли мелких и средних предприятий, которые характеризовались уровнем производительности труда выше среднеотраслевого, росли, а удельный вес крупных предприятий уменьшился. Однако скорость происходящих сдвигов была чрезвычайно мала, и их положительный вклад в прирост производительности труда отрасли составил лишь 0,5%. Тем не менее изменение структурной политики уже не могло приостановить катастрофического падения темпов роста производительности труда промышленности. Основной причиной такого падения явилось перенакопление средств производства, финансовых и трудовых ресурсов на маломаневренных и неэффективных крупных промышленных объектах, которое происходило на протяжении 20 лет, с 1960 по 1979 г; влияние структурных перекосов в отрасли выразилось прежде всего в замедлении темпов научно-технического прогресса.

Таким образом, анализ показал, что сдвиги в структуре занятости на разных иерархических уровнях народного хозяйства имели различный характер: на макроуровне – трудосберегающий, на внутриотраслевом – в основном трудорасходующий. Другими словами, проведенные расчеты позволяют сделать вывод о том, что структурная перестройка в перспективе имеет большие резервы для роста производительности общественного труда не на макроуровне, а на уровне отраслей производства.

 

Биржевой механизм и организационные формы как средство повышения производительности труда и структурной активности экономики

 

Для достижения сбалансированности структур общественного производства и обеспечения трудосберегающего характера структурных сдвигов представляется целесообразным не столько наличие мощной системы централизованного планирования и регулирования, сколько создание и использование таких экономических механизмов и организационных структур, которые позволили бы повысить оперативность реагирования всех звеньев экономики на конъюнктурные изменения и тенденции НТП путем интенсификации структурных сдвигов. В противном случае будет продолжаться процесс накопления балласта средств производства и трудовых ресурсов, приводя к нерациональной структуре экономики, что в свою очередь отрицательно скажется на ускорении НТП, темпах производительности общественного труда и уровне благосостояния населения.

Одним из важнейших факторов, определивших постоянное падение темпов роста производительности общественного труда в СССР, является наметившаяся уже по крайней мере в девятой пятилетке структурная несбалансированность экономики, которая в 1975–1985 гг. приобрела характер структурного кризиса. Именно в этот период возникла острая необходимость в структурной перестройке экономики: темпы производительности общественного труда резко снизились и начали отставать от аналогичного показателя в США. Однако своевременные меры по устранению структурных коллизий в общественном производстве приняты не были. И хотя в этот период в экономике происходили некоторые позитивные структурные сдвиги, отсутствие свободного инвестиционного обмена и инерционность отраслевых структур основных производственных фондов и занятости не позволили коренным образом изменить структуру общественного производства. Одной из причин недостаточно активного централизованного воздействия на процесс реструктуризации экономики и предотвращение углубления структурного кризиса явилось отсутствие соответствующих индикативных средств.

Одним из таких индикаторов может служить фондовая биржа, важной функцией которой является ее способность реагировать на обострившиеся потребности в период структурной перестройки (проявляющейся, в частности, в тенденции к снижению темпов роста производительности общественного труда) путем резкого снижения курсовой стоимости фиктивного капитала, что способствует определению наиболее перспективных направлений капиталовложений и более или менее оперативному урегулированию структурных противоречий. Кроме того, фондовая биржа – одно из важнейших средств постоянного межотраслевого перелива капитала.

Для упорядочения процесса перемещения трудовых ресурсов в нашей стране большое значение имеет создание биржи труда. Во-первых, она позволяет более или менее рационально укомплектовать рабочие места соответствующими кадрами, уменьшая при этом фрикционную безработицу, которая постоянно существовала в стране в скрытом, модифицированном виде. Во-вторых, в связи с тем, что биржа аккумулирует информацию о потоках спроса и предложения рабочей силы, она выполняет и функцию прогноза спроса на трудовые ресурсы в профессиональном разрезе, позволяя упреждать перспективные сдвиги в профессионально-квалифицированной структуре занятых путем заблаговременной подготовки и переподготовки кадров, что особенно важно в нынешних условиях отставания качества рабочей силы от потребностей общественного производства.

Для реализации межотраслевой инвестиционной активности структурных единиц народного хозяйства целесообразно развивать многоотраслевые диверсифицированные объединения типа концернов. Опыт США показывает, что производительность труда на предприятиях, принадлежащих многоотраслевым компаниям, в среднем на 20% выше, чем в одноотраслевых объединениях. Более того, эконометрические исследования выявили также систематическую зависимость нормы прибыли и производительности труда промышленных объединений США (особенно в отраслях, выпускающих средства производства) от степени диверсификации их операций: в соответствии с этими оценками переход ко все более обширным межотраслевым структурам способствует повышению нормы прибыли и росту производительности труда.

Создание аналогов многоотраслевых концернов типа межотраслевых научно–технических комплексов в условиях переходного периода к рыночной системе экономических отношений является важным фактором повышения производительности общественного труда и ускорения экономического роста, ибо только крупные диверсифицированные объединения могут нерыночными методами воздействовать на межотраслевые инвестиционные процессы, являясь каналами, внутри которых может свободно происходить перемещение капиталов; диверсифицированность объединений облегчает более рентабельным предприятиям инвестирование и модернизацию производственного аппарата менее рентабельных предприятий в рамках отрасли. Помимо этого, диверсификация отраслей имеет большое значение для межотраслевого перераспределения трудовых ресурсов без физического их перемещения и разрушения сложившихся организационных структур, что облегчает и ускоряет прогрессивные сдвиги в отраслевой структуре занятости.

На нынешнем этапе обострилась необходимость четкого определения перспективных направлений развития производства, диктуемая ускоренным развитием НТП. В этих целях в США большое значение имеет активизация функционирования венчурных фондов, которые, идя в авангарде перелива материальных, финансовых и трудовых ресурсов, выявляют методом проб и ошибок наиболее перспективные области инвестирования, характеризующиеся более высокой рентабельностью и производительностью труда. Решения о массированных капиталовложениях в США принимаются только на основе результатов, полученных венчурным капиталом, что устраняет неоправданные инвестиции в малопроизводительные производства и ведет к экономии общественного труда. В своих исследованиях Национальный научный совет США отмечает, что роль мелких предприятий страны в деле использования нововведений, которые являются основным фактором роста производительности труда, весьма высока и имеет тенденцию к дальнейшему росту. В современных условиях уровень использования небольших инновационных фирм стал одним из показателей восприимчивости национальных экономик к НТП.

В западных странах особое распространение приобрели венчурные фирмы в отраслях промышленности, характеризующихся повышенным экономическим риском (робототехнике, электронике, производстве новых конструкционных материалов и биотехнологий), а в отраслях, выпускающих товары народного потребления, удельный вес малых предприятий достигает 98%.

Мировые тенденции разукрупнения предприятий связаны также с появлением в начале 70-х годов ряда факторов, действующих в сторону уменьшения размеров эффективного предприятия: переход к электронной автоматизации; появление технологий, характеризующихся сравнительно низкой фондоемкостью; углубление дифференциации спроса и разделения труда; резкое увеличение риска, связанного с осуществлением больших проектов; сокращение жизненного цикла товаров; социально–психологические факторы. Так, например, исследования западных эконометриков выявили тесную корреляцию между размерами предприятий, с одной стороны, и интенсивностью нарушений трудового ритма, уровнем текучести кадров и другими негативными явлениями – с другой.

Из сказанного ясно, насколько губительно влияние тенденций тотального укрупнения размеров промышленных предприятий на ускорение НТП и рост производительности труда в нашей стране. В целях активизации усилий по созданию венчурных предприятий представляется целесообразным резко увеличить централизованные кредитные потоки в инновационные фирмы и создание на крупных промышленных предприятиях специальных фондов рискового капитала для финансирования деятельности создаваемых венчурных объектов.

 

Список литературы

 

1. Головин И., Певзнер А. О малых предприятиях (организация и деятельность в новых условиях хозяйствования//План. хоз–во. 1988. № 10.

2. Норма прибыли и перелив капитала. На примере США. М.: Наука, 1987.

3. Народное хозяйство СССР. Стат. ежегодники за 1960–1988 годы. М.: Финансы и статистика.

4. Балацкий Е. В. Методы оценки влияния макроэкономических структурных сдвигов на динамику производительности общественного труда // Концепция занятости в условиях социально ориентированной экономики. М.: НИЭИ, 1990.

 


[1] Все оценки данной работы получены на базе информации, опубликованной в [3], с помощью методов, изложенных в [4]. 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкий Е.В., Богомолов Ю.П. Производительность труда и структурные сдвиги в экономике// «Известия АН СССР. Серия экономическая». №3, 1991. С.28–39.

314
3
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В свое время достаточно известным стал афоризм Виктора Гюго «Нравственность – это цветение истин». Не устарел ли этот тезис? И как нравственность связана с истиной? В статье обосновывается, что Виктор Гюго по-прежнему прав, отдавая нравственности прерогативу в формировании истин. Время не меняет классическую формулу, которой уже не менее 150 лет.
Знамением нового времени стало такое традиционное для западных стран явление, как социальные инвестиции компаний. В статье приводятся данные по объему социальных инвестиций, основанные на обширном опросе крупнейших российских фирм. Предлагается и рассчитывается индекс информационной открытости компаний, дается макроэкономическая оценка вклада отечественных корпораций в социальные программы.
В монографии представлен специальный индикатор, направленный на оперативный мониторинг эффективности деятельности Центрального банка РФ, получивший название индекса монетарной эффективности и апробированный на статистических данных за период 10.2014–06.2017 включительно. В работе также представлена эконометрическая модель экономического роста, обладающая упреждающим действием. Установлена зависимость между валовым внутренним продуктом и индексом монетарной эффективности с лагом в 8 месяцев.
Яндекс.Метрика



Loading...