Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Монетаристские программы и безработица

В статье рассматривается фундаментальный вопрос о связи безработицы с монетарными параметрами, в том числе с инфляцией. В этих целях осуществляются простые неравновесные построения, которые позволяют выйти на понимание важнейших макроэкономических связей. Предлагается теоретическая модификация кривой Филиппса и анализируются вытекающие из нее свойства.

Несмотря на свою исключительную важность, проблема эффективности (ненейтральности) денежной политики до сих пор остается по существу нерешенной. В данной статье нас прежде всего будет интересовать вопрос о том, всегда ли однократное уменьшение количества денег в обращении приводит к снижению равновесного уровня цен, не изменяя при этом масштабы производства и безработицы.

Не подлежит сомнению, что в определенных случаях уменьшение массы денег в обращении действительно является эффективным средством борьбы с инфляцией. Однако далеко не всегда зависимость между уровнем цен и денежными рестрикциями бывает столь однозначна, следствием чего становится неэффективность (или очень низкая эффективность) задействованных монетарных рычагов. В этой связи принципиальное значение приобретает вопрос об условиях эффективности монетарной по­литики.

Как правило, вопросы, связанные с эффективностью денежной политики, исследуются с помощью концепции так называемой кривой Филиппса. В настоящее время разработки, в той или иной мере касающиеся кривой Филиппса (в дальнейшем будем говорить об эффекте или зависимости Филиппса), достаточно многочисленны. Значительное место в работах такого рода уделяется форме кривой Филлипса. Например, в модели X. Роуза кривая Филиппса является двуасимптотической, ограничивающей строгими пределами и рост, и снижение занятости. В другой известной модели - мо­дели Ж.П. Бенасси — кривая Филиппса имеет только одну асимптоту, отражающую уровень полной занятости. Кривые, основанные на указанных допущениях, обычно достаточно успешно встраиваются в более общие модельные схемы экономического цикла, В частности; из моделей X. Роуза и Ж.П. Бенасси вытекает вывод о стабилизирующем влиянии кривой Филиппса на циклические процессы. Характерно, что кривая Филиппса в данных моделях отражает динамический процесс "нащупывания" равновесного уровня заработной платы в зависимости от соотношения спроса и предложения рабочей силы. Циклическая же динамика в подобных моделях возникает в случае недостаточной гибкости данного процесса [1].

Имеются фундаментальные работы, уточняющие состав и тип переменных кривой Филиппса. Так, например, в модели Фридмена – Фелпса в отличие от работ Ф. Филиппса и Р. Липси используется показатель не номинальной, а реальной заработной платы. Кроме того, в рассмотрение вводится понятие "естественного" (нормального) уровня безработицы и в дальнейших модельных построениях вместо традиционного показателя фактической безработицы рассматривается разница между ее фактическим и "естественным" уровнями. Другим важным элементом подхода М. Фридмена является введение в зависимость Филлипса характеристики инфляционных ожиданий [2].

Следует отмстить попытки проанализировать зависимость Филлипса для режима перехода рынка труда от состояния полной занятости к состоянию безработицы. Отличительной особенностью кривой Филлипса для такого переходного периода является наличие глобального максимума, соответствующего "естественному" уровню безработицы [3].

Подчеркнем, что для различных целей исследования используются определенные виды конкретной зависимости Филлипса. В частности, рассматривают зависимость между абсолютными (относительными) изменениями заработной платы и абсолютным (относительным) уровнем безработицы; между показателем номинальной заработной платы и относительным (абсолютным) уровнем занятости; в некоторых случаях вместо переменной заработной платы используют показатель общего уровня цен и т.д. Понятно, что возможны различные комбинации перечисленных вариантов.

Основным вопросом здесь, на наш взгляд, является вопрос о том, в каких условиях зависимость Филлипса проявляется, а в каких – нарушается. Данный вопрос представляется достаточно обоснованным, так как совершенно очевидно, что эффект Филлипса наблюдается отнюдь не всегда. Другая проблема заключается в выяснении тех причин и факторов, которые определяют "силу" указанной зависимости.

Ответ на поставленные вопросы имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Дело в том, что, получив теоретические условия существования зависимости Филлипса, можно численно (эконометрически) определить выполнение (или не выполнение) данного условия для конкретной ситуации в заданное время. Иными словами, возникает возможность идентифицировать режим, в котором функционирует экономическая система. В зависимости от результатов расчета должны разрабатываться макроэкономические меры воздействия на систему уже с учетом специфики сложившегося экономического климата.

Из сказанного ясно, что решение поставленной проблемы равнозначно выяснению дифференциальных свойств кривой Филлипса. Ответ на данный вопрос, который дает макроэкономическая теория экспектаций М. Фридмена, на наш взгляд, недостаточно конструктивен, ибо в этом случае отсутствует возможность достоверного численного анализа реально складывающейся экономической ситуации. Нам представляется, что характер кривой Филлипса зависит не только и не столько от инфляционных ожиданий, сколько от неких "внутренних" свойств и характеристик экономической системы.

Таким образом, нашей целью является выяснение макроэкономических границ действия кривой Филлипса и рассмотрение поведенческих свойств системы в зависимости от складывающейся экономической ситуации. Ключевое место в ней занимает анализ воздействия монетарных рычагов на уровень цен, масштабы безработицы и деловую активность. Основной методологический прием исследования заключается в оценке чувствительности заработной платы к изменениям уровня безработицы и в выяснении реакции производственной системы на изменение денежной массы.

 

Состояние рынка труда: макроописание

 

Для получения макрозависимостей типа кривой Филлипса рассмотрим естественную ситуацию, когда нарушается равновесие на рынке рабочей силы. Именно такого рода моделирование неравновесных процессов позволяет улавливать весьма тонкие эффекты, возникающие на рынке труда, в том числе и эффект Филлипса.

Представим процесс создания макропродукта X в натуральном выражении однородной производственной функцией, в которой среди макрофакторов присутствует численность занятых в народном хозяйстве Е и ѱ - показатель степени однородности данной функции (эффект от увеличения масштаба производства). В этом случае показатель φ = (∂Х/∂E)/ѱ представляет собой ни что иное, как равновесную оценку заработной платы. Помимо данной характеристики описание рынка труда предполагает наличие еще трех переменных: спроса на рабочую силу D, ее предложения — S и реальной цены труда – W/P (номинальная заработная плата, деленная на средний уро­вень цен). Указанные характеристики взаимосвязаны следующим условием неравнове­сия, которое представляет собой простейшую неравновесную нелинейную модель:

 

                                                                                      (1)

 

 

 

В тождестве (1) переменные W, P. S и φ являются экзогенными, а переменная D – балансирующей (эндогенной). Содержательный смысл формулы 1 очевиден: степень разбалансирования спроса и предложения рабочей силы соответствует степени несогласованности между предельной полезностью (производительностью) труда и его ценой. Таким образом, данное простое соотношение отражает взаимосвязь между двумя сторонами рынка труда – между его объемными и стоимостными характеристиками. Здесь уместно заметить, что условие равновесия φ = W/P, описывающее оптимальное поведение предприятий и определяющее предложение рабочих мест, фигурирует как в классической, так и в кейнсианской теории.

Отметим довольно интересный факт. Если учесть, что практически во всех странах имеется избыток рабочей силы в виде безработицы, то реальная оплата труда всегда выше своего рановесного аналога. Это означает, что предельная производительность других макрофакторов выше их фактической цены. Это относится прежде всего к капиталу. Однако капитал есть не что иное, как овеществленный (материализованный) прошлый труд. Отсюда следует вывод: современные рыночные хозяйства функционируют таким образом, что всегда имеется своеобразная "недоплата" прошлого труда и "переплата" трудовых усилий в настоящий момент. Приведенные рассуждения с использованием идеи редукции труда показывают характер временного дисконтирования ценности трудовой деятельности.

Несколько модифицируем тождество (1). Для этого введем дополнительно характеристику избыточного спроса на рабочую силу U=S–D. Понятно, что если S>D, то величина U представляет собой ничто иное, как численность безработных. В этом случае формула (1) станет:

 

                                                                                   (2)

 

 

 

Таким образом, мы получили соотношение, включающее показатели безработицы и заработной платы, необходимые для выяснения свойств кривой Филлипса. При этом записанные тождества (1) и (2) носят предельно общий характер. Возможные сомнения в точном равенстве их правых и левых частей нетрудно снять, введя дополнительный балансирующий "коэффициент невязки". Однако, на наш взгляд, это излишне, так как введение такого параметра не может изменить характер дальнейших аналитических результатов.

Несмотря на инструментальную простоту и наглядность, записанное соотношение (1) является принципиально статичным и недостаточно содержательным. Представляется, что все современные теоретические построения должны базироваться на принципах маржинализма. В этой связи макроэкономические зависимости следует конструировать таким образом, чтобы они включали различные параметры эластичностей. Именно с целыо частичной динамизации теории мы будем использовать в дальнейшей работе соотношение (2).

 

Основные соотношения. Дифференциальный мультипликатор

 

Модель (1) включает производную первого порядка и довольно приблизительно описывает процесс неравновесия, возникающего на рынке труда. В связи с этим перейдем к более «тонкой» модели, определяющей функционирование рынка труда с точностью до второго Порядка. Это позволит полнее выяснить характер зависимости "заработная плата – безработица".

Введем следующую категорию, которая в дальнейшем будет играть важную роль:

 

                                                          (3)

 

 

 

где α - (Е/Р)(∂Р/∂Е) – эластичность цен по труду; β = (E/W)(∂W/∂E) — эластичность номинальной заработной платы по труду; λ — дифференциальный мультипликатор. Так как предельная производительность труда измеряется в натуральных величинах, то А. можно классифицировать как натуральный мультипликатор. Другая модификация λ связана с исчислением макропродукта в денежных единицах; в этом случае он выступает в качестве стоимостного мультипликатора.

С учетом обозначения (3) формула (2) будет:

 

                                                                       (4)

 

 

 

Таким образом, зависимость "заработная плата – безработица" в наиболее полном и общем виде выражена уравнением (4) [4]. Однако такая форма связи не очень наглядна и удобна для дальнейшего анализа, В связи с этим несколько конкретизируем дальнейшие теоретические построения.

Предположим, что U>0, так как лишь в этом случае анализ представляет действительный интерес и имеет естественную экономическую интерпретацию. Тогда истинно балансовое соотношение S = Е + U, а величина ω = U/S представляет собой традиционный показатель уровня безработицы. Если ввести в рассмотрение темпы прироста занятости μ = Е/Е и предложения рабочей силы γ = SS, то получим макроэкономическое соотношение для реальной заработной платы и уровня безработицы в предельно простой и компактной форме:

 

                                                                                  (5)

 

 

 

Таким образом, выведенная формула, с одной стороны, подтверждает наличие в экономической системе зависимости Филлипса, а, с другой стороны, абсолютно строго очерчивает группу факторов, которые определяют "силу" указанной зависимости. Особенностью зависимости (5) является то, что уровень реальной заработной платы в каждый данный момент времени определяется динамическими характеристиками рынка труда. Проанализируем более подробно свойства связи "заработная плата - безработица", вытекающие из формулы (5).

Из очевидного требования положительности выражения в скобках в правой части формулы вытекает достаточно интересная логика перемены знака дифференцированного мультипликатора в зависимости от знака γ/μ. Рассмотрим соответствующие режимы функционирования экономики.

1. Если γ/μ > 1, то λ < 0. В этом случае темпы прироста занятости ниже темпов прироста предложения труда, в связи с чем производственная система не справляется с потоком рабочей силы и отторгает определенную ее часть. Таким образом, дифференциальный мультипликатор выступает в качестве коэффициента отталкивания трудовых ресурсов. Данный режим - наиболее типичный и естественный.

2. Если γ/μ < 1, то λ > 0. В этом случае темпы прироста занятости выше темпов роста спроса на рабочие места. Такая ситуация возможна при включении в рассмотрение внешнеэкономического фактора, предполагающего межстрановую миграцию населения, когда предложение собственной рабочей силы страны не покрывает потребности производства. Дифференциальный мультипликатор при этом может трактоваться как коэффициент притяжения (поглощения) трудовых ресурсов. В дальнейшем данный случай можно не рассматривать, так как нас интересует именно ситуация γ/μ > 1.

В связи с отмеченной дихотомией в значениях дифференциального мультипликатора зависимость Филлипса определяется его абсолютной величиной. Кроме того, структура λ позволяет определить состав факторов, которые формируют связь "заработная плата - безработица". Проанализируем их.

1. Эластичность заработной платы по труду. Как правило, (β < 0 и чем выше такая чувствительность производственной системы к возможностям притока рабочей силы, тем сильнее проявляется зависимость Филлипса. Если же по каким-либо причинам расширение производства сопровождается ростом заработной платы, то такой процесс ослабляет эффект Филлипса. Понятно, что возможности системы отвечать на приток или отток рабочей силы изменением уровня оплаты труда зависят как от общей экономической ситуации (например, наличия инфляции, стагнации, структурного кризиса и т.д.), так и от текущей конъюнктуры и технологических особенностей производства. Таким образом, рассматриваемый фактор зависимости Филлипса является "внутренним", то есть определяется сложившейся в данный момент ситуацией в отличие от инфляционных ожиданий М. Фридмена.

2. Эластичность цен по труду. Учитывая, что в большинстве случаев α > 0 ее воздействие на форму кривой Филлипса аналогично предыдущему фактору.

3. Предельная производительность труда. Последняя представляет собой чисто технологическую характеристику. В случае α – β < 0 более высокие значения предельной производительности труда, которая априорно всегда больше нуля, усиливают эффект Филлипса; в противном случае – ослабляют. С этой точки зрения, влияние данного фактора на свойства кривой Филлипса оказывается неоднозначным в связи с возникновением побочного эффекта мультиплицирования соответствующих макропараметров.

4. Показатель убывания предельной производительности труда, взвешенный по численности занятых. В соответствии с законом Госсена (в данном случае выступающем в качестве закона убывающей предельной производительности труда), указанный показатель всегда является отрицательной величиной; чем меньше его абсолютное значение, тем сильнее зависимость Филлипса. С учетом технологического характера рассматриваемого фактора он также относится к разряду внутрисистемных. При этом направление его воздействия таково: чем меньше насыщенность производства рабочей силой, а, следовательно, и общая численность занятых, тем ярче проявляется эффект Филлипса.

5. Эффект от масштаба производства. В этом случае, чем больше отдача от каждой дополнительной единицы рабочей силы, тем выше "полезность" труда и, следовательно, тем слабее проявляется эффект Филлипса.

Таким образом, дифференциальный мультипликатор характеризует конъюнктурную и технологическую среду экономической системы и, следовательно, выступает в качестве интегрального коэффициента гибкости производственной системы.

 

Асимптотика процесса

 

Соотношения (1) и (5) позволяют рассмотреть предельные состояния системы. При этом вопрос о возможности достижения полной занятости в их рамках решается менее категорично, чем во многих предшествующих модельных построениях.

Интересно, что простейшая зависимость Филлипса содержится уже в формуле (1) и может быть записана в виде: W/P = φ/π, где π = E/S - уровень занятости [5]. Отсюда видно, что кривая Филлипса имеет одну асимптоту π = 0. В этом случае реальная цена труда бесконечно велика. Между тем достижение равновесия на рынке труда S = D оказывается теоретически возможным. При этом реальная заработная плата должна совпадать с предельной производительностью труда. Несмотря на очевидность данного вывода, остается неясным вопрос о том, насколько реалистично подобное совпадение. Если же рассмотреть зависимость (5), то асимптота остается той же, а при ω = 0 должно выполняться соотношение:

 

λP/W + γ/μ = 1                                                                                                                                                                        (6)

 

Отсюда видно, что хотя теоретически полная занятость возможна, но в реальной жизни маловероятна, что может служить доказательством практической недостижимости идеала ω = 0. Действительно, комбинация и "слияние" всех переменных формулы (6) с учетом сложной структуры дифференциального мультипликатора таким образом, чтобы итоговая величина была строго равна единице, практически исключены.

Особо интересен случай, когда темпы прироста занятости и предложения рабочей силы синхронизированы, то есть γ= μ. Тогда реальная заработная плата, как и в случае π = 0, начинает неограниченно повышаться. Указанный режим функционирования рынка труда возможен в частном случае, когда масса рабочей силы совпадает с численностью занятых и движение данных показателей происходит таким образом, что достигнутое равновесие не нарушается. В этом случае кривая Филлипса сильно деформируется вплоть до возникновения асимптоты ω = 0. Очевидно, что при этом возможно появление стационарной точки для величины заработной платы (глобальный минимум). Таким образом, зависимость Филлипса оказывается весьма неоднозначной. Схематично вид кривой Филлипса и ее деформация при γ —> μ. изображены на рис. 1.

 

 

 

Макроэксцессы при монетарном регулировании

 

Рассмотрим ситуацию, когда в системе имеет место развитие инфляционных процессов. Это означает, что при рассмотрении "мгновенного среза" экономики можно наблюдать завышенность реальной заработной платы относительно некоего равновесного уровня. В соответствии с формулой (1) такая ситуация автоматически должна сопровождаться безработицей. Восстановление равновесия проводится путем "встряски" системы с помощью рычагов денежно-кредитной политики. Денежно-кредитный "зажим" ведет к удорожанию кредитных средств и, как следствие этого, к банкротству и санации нерентабельных и малоприбыльных предприятий. Результатом такого "отсечения" определенной части фирм являются активные "выбросы" рабочей силы в ряды безработных, что должно нейтрализовать неправомерные выплаты заработной платы, и, следовательно, уменьшить инфляционное давление на товарный рынок. Указанные монетаристские акции направлены на задействование эффекта кривой Филлипса, то есть на создание определенной массы безработных, чтобы погасить (хотя бы частично) инфляционные тенденции.

Однако, как показывает практика, монетарная политика далеко не всегда приводит к положительным результатам. Зачастую ужесточение денежно-кредитной политики создает значительную безработицу при продолжающейся сильной инфляции. Иными словами, денежная политика оказывается неэффективной и с ее помощью вместо одной проблемы –проблемы инфляции – создается дополнительный экономический эксцесс – безработица. Отсюда возникает проблема целесообразности использования монетарных рычагов в той или иной ситуации.

Чтобы конкретизировать анализ процесса воздействия монетаристской политики на развитие инфляционных тенденций рассмотрим макрозависимость "цена – денежная масса". Для этого воспользуемся соотношением WE = θРХ, где θ – удельный вес заработной платы в произведенном макропродукте, и уравнением Фишера (уравнением обмена) РХ = VM, где М - величина денежной массы, а V – скорость обращения денег (показатель θ косвенно характеризует норму потребления макропродукта, а (1 – θ) - норму накопления). Тогда, подставляя данные соотношения в фор­мулу (5), получим уравнение, связывающее переменные Р и М:

 

                                                                              (7)

 

 

 

Именно такая зависимость Филлипса является наиболее популярной, так как позволяет количественно рассмотреть проблему "инфляция - безработица" (аналогичный результат может быть получен непосредственно из формулы (1). Становится очевидным, что автономное увеличение денежной массы даже теоретически может иметь одно из пяти последствий: пропорциональный рост цен; пропорциональное снижение уровня занятости; рост цен при одновременном увеличении масштаба безработицы; снижение цен при сверхинтенсивном росте безработицы; повышение уровня занятости при высоких темпах роста цен. В данном случае для нас неважно, как государство (Центральный банк) регулирует объем денежной массы в обращении: с помощью количественной и качественной политики по переучету векселей, путем повышения ломбардных ставок, купли-продажи ценных бумаг на открытом рынке, повышения минимальных резервов коммерческих банков, депозитной политики [6].

Понятно, что предыдущие рассуждения предполагали в соотношении (7) фиксацию всех переменных, кроме денежной массы. В реальных же экономических условиях остальные переменные также являются "плавающими". В этом случае процесс описывается более сложной динамизированной зависимостью, а результат от управления денежной массой в обращении с точки зрения динамики цен будет еще менее однозначным, так как Сдвиги в других макропараметрах могут полностью компенсировать позитивное влияние монетаристских действий. Таким образом, возможна нулевая (если не отрицательная) эффективность монетарной политики. Деньги будут ненейтральными лишь в случае малой подвижности остальных макрофакторов, либо при их благоприятном совместном действии.

Если в выражение W/P = φ/π подставить соотношения W = θРХ/Е и Р = VM/X, то получим квадратичную зависимость между физическим объемом производства и величиной денежной массы в обращении

 

πθРХ2 φEVM = 0.                                                                                                                                                                   (8)

 

Отсюда следует, что  , где R = (φEV/πθP)1/2 – коэффициент про­порциональности. Данный факт принципиально важен и означает, что увеличение денежной массы в общем случае ведет к росту производства, способствуя его "разогреву" отнюдь не линейно. Следовательно, эмиссионный процесс является достаточно слабым стимулятором экономического роста. И, наоборот, даже незначительное расширение производства вызывает резкий рост эмиссионной активности.

Из уравнения (8) путем простейших упрощений можно получить содержательную формулу для макропродукта:

 

X = φE/πθ                                                                                                                                                                                   (9)

 

Несложно видеть, что чем выше предельная производительность труда и численность занятых, тем больше объем производства и, наоборот, чем выше уровень занятости и удельный вес заработной платы в макропродукте, тем меньше его величина. Иными словами, показатели φ и Е образуют группу интенсивных и экстенсивных факторов, соответственно, а величины π и θ, мультиплицируясь, формируют группу "репрессивных" рычагов, которые "подогревают" деловую активность и стимулируют экономический рост. Данный факт достаточно очевиден, ибо чем выше θ, тем ниже норма прибыли (процента) на капитал и тем меньше стимулов у предпринимателей к инвестиционной и деловой активности. Аналогично, чем выше π, тем ниже уровень безработицы и "безопасней" положение рабочей силы на рынке труда, что и предопределяет ее значительную производственную вялость. Таким образом, факторы φ и E отражают производственно-технологические свойства экономической системы, а показатели π и θ – распределительные отношения в обществе.

Теперь коснемся вопроса, связанного с самовозрастанием производственной системы. Уравнение (4), описывающее сравнительную статику процесса роста безработицы, является по сути дела редуцированной записью "жизни" рынка труда. При незначительных преобразованиях оно может быть сведено к уравнению:

 

                                                                                       (10)

 

 

 

где σ – народнохозяйственная трудоемкость производства. Если ∂S/∂E > 0, то имеет место закон Сэя в слабой (предельной) форме применительно к рынку труда, то есть расширение занятости путем создания рабочих мест вызывает дополнительный сирое на рабочие места. Из уравнения (10) следует жесткое условие выполнения закона Сэя: λσ < πθ. В противном случае этот закон нарушается и дополнительное расширение производства на базе сложившегося технологического уровня лишь "отпугивает" потенциальных работников. Таким образом, конфигурация структурных параметров σ, π, θ и λ задает своего рода технологический предел роста производства (нижний или верхний – в зависимости и знака λ). Уравнение (10) позволяет понять, как спрос на рабочие места может расширяться или сокращаться. Примечательно, что спрос на работу, в основе формирования которого лежат психологические факторы и социальные условия жизни работников, оказывается зависимым от технологического уровня и эффективности общественного производства. Если учесть, что λ, как правило, меньше нуля, то закон Сэя выполняется почти всегда, а снижение производительности

 

 

 

 

труда оказывает повышательное действие на предельную склонность к работе. Аналогичная ситуация характерна для случая, когда удельный вес заработной платы в валовом доходе и уровень занятости уменьшаются. Это означает, что чем лучше условия жизни, тем меньшее давление испытывает рынок труда со стороны потенциальных трудящихся. Что же касается дифференциального мультипликатора, то он характеризует резервы роста эффективности производства. При этом, чем ниже технологическая насыщенность производственной системы, тем меньше стремление у рабочей силы "внедриться" в нее. Графически зависимость между спросом и предложением рабочих мест изображена на рис, 2. Стрелками показано направление деформации прямой S(E) для случая λσ = πθ при нарушении данного соотношения; штриховкой обозначена "запретная зона", которую эта прямая "проскакивает" при последовательной деформации. Данная область лежит в окрестности пунктирной линии, соответствующей состоянию "коллапса" производства: π=Θ=0. Экономика при этом оказывается в состоянии сингулярности, означающем полное отсутствие производства и занятости.

 

Монетаризм и кейнсианство с точки зрения зависимости Филиппса

 

Теперь коснемся различий между кейнсианством и монетаризмом. Как справедливо указывает Л.Харрис, "водораздел" между двумя экономическими концепциями лежит в представлении о поведении относительных цен. Так, если монетаристы считают цены и заработную, плату достаточно гибкими, то в основе кейнсианской теории – допущение об их относительной заторможенности. Рассмотрим подобные подходы с точки зрения полученных зависимостей (5) и (7).

Предыдущий анализ показал, что для естественного случая γ > μ дифферен­циальный мультипликатор приобретает отрицательные значения. Если принять монетаристскую посылку, то эластичности цен и заработной платы по масштабу производства принципиально не равны нулю, то есть любые экономические возмущения приводят к их изменению. При этом в высокоэффективных экономических системах, как правило, α > 0, β < 0. Это означает, что второй компонент в квадратных скобках в формуле (3) больше нуля. В свою очередь, в силу действия закона убывания предельной производительности труда ∂2Х/∂Е2<0 отрицательный эффект от слагаемого Е(∂Х/∂Е2) частично компенсируется положительными значениями второго компонента. Это означает, что абсолютное значение дифференциального мультипликатора уменьшается и зависимость Филлипса (формула 5) проявляется более ярко. Кроме того, как следует из формулы (7), чувствительность цен и безработицы к изменениям денежной массы будет достаточно высокой. При этом монетаризм не отрицает таких ситуаций, когда значение второго компонента правой части формулы (3) будет достаточно велико, чтобы перекрыть эффект первого компонента. В этих случаях дифференциальный мультипликатор больше нуля и, следовательно, зависимость в формуле (5) описывает более сложные случаи экономического поведения, когда происходит переключение режима γ>μ на режим γ<μ.

Если же принять кейнсианскую доктрину, то α=β=0 (если говорить более строго, то данные равенства выполняются как приблизительные). В этом случае второй компонент в формуле (3) "исчезает", а первый заведомо меньше нуля. Таким образом, кейнсианский режим функционирования экономической системы продуцирует заведомо отрицательные значения дифференциального мультипликатора. В этом случае зависимость Филлипса проявляется в меньшей степени, а чувствительность цен и безработицы к монетарным действиям будет невысокой. Следовательно, кейнсианство является частным случаем монетаризма лишь с той оговоркой, что кейнсианский режим функционирования экономической системы весьма важен и специфичен.

 

Прикладное значение модели

 

Чрезвычайно важно, что из идеологически нейтральной модели (1) вытекает экономическая доктрина, имеющая ярко выраженную идеологическую окраску. Эта доктрина нацеливает макроэкономическое регулирование на рестриктивные действия как в отношении эмиссионного процесса, так и в отношении масштабов занятости. Кажущаяся парадоксальность получающихся результатов при более детальном рассмотрении процесса имеет вполне естественное обоснование. Разумеется, следует учитывать, что модель (1) является моделью "чистого" рынка труда, на котором реализуется конкурентное неравновесие; эффекты от регулирующих воздействий со стороны государства непосредственно не отражаются.

Полученные зависимости позволяют рассмотреть важный вопрос о свойствах экономики с точки зрения возможностей взаимного замещения макрофакторов. Так, например, если макропродукт может быть представлен однородной двухфакторной производственной функцией X = Х(Е,К), где К - основной капитал, то для него истинно разложение Эйлера ѱX = (∂Х/∂Е)Е + (∂Х/∂К)К, которое вместе с формулой (9) позволяет получить следующее соотношение для эластичности труда но капиталу ζ = (К/Е)(∂Е/∂К):

 

(1 – ζ) π θ = 1                                                                                                                                                                           (11)

 

Таким образом, эластичность труда по капиталу зависит от уровня безработицы и относительного уровня оплаты труда. В частности, в случае полной занятости, когда весь доход идет на оплату труда (своего рода случай экономики без накоплений), эластичность ζ, равна нулю, то есть взаимное замещение макрофакторов невозможно. В остальных случаях ζ отрицательна и увеличивается в абсолютном выражении по мере уменьшения π и θ, то есть с ростом данных макрохарактеристик технологическая гибкость системы уменьшается. Данный факт достаточно понятен – действительно, чем больше безработица и норма прибыли, тем активнее и легче инвестиции вытесняют рабочую силу.

На основе соотношения (11) можно дать классификацию направленности научно-технического развития экономики. Первый случай – ζ < –1 (темпы прироста капитала отстанут от темпов сокращения труда из-за сильноэластичной занятости). Данный режим соответствует трудосберегающей (капиталоемкой) направленности развития. Второй случай — ζ>–1 (прирост капитала обгоняет сокращение труда из-за слабоэластичной занятости). В этом случае имеет место капиталосберегающий (трудоемкий) научно-технический прогресс. Третий случай — ζ=–1. Данное состояние соответствует некоему технологическому равновесию, когда факторы производства сбалансированы по стоимостным и объемным характеристикам. Именно такое состояние является оптимумом, на который необходимо ориентироваться при настройке макроэкономической политики. Данное положение позволяет сформулировать следующее "золотое правило" кадровой стратегии: 2πθ = 1.

Проиллюстрируем на простом примере действие данного "золотого сечения". Пусть уровень безработицы составляет 10%. Тогда в соответствии с полученной формулой удельный вес фонда оплаты труда в национальном доходе должен составлять 55%. Именно при таких макропараметрах можно достичь наибольшей технологической адаптируемости экономики. Набор макроэкономических средств, позволяющих реализовать указанную стратегию, может быть сколь угодно разнообразен.

Для разработки обоснованной монетарной политики необходимо также максимально точно идентифицировать по какому пути (кейнсианскому или монетаристскому) идет развитие экономических процессов. Это можно осуществить путем эконометрической оценки дифференциального мультипликатора λ. Для этого достаточно построить производственную функцию X = Х(Е,К) и статистические зависимости W = W(E), Р = Р(Е) на основе ретроспективных динамических рядов. Индикатором экономического режима служат показатели α и β. Расчеты мультипликатора λ за предшествующие годы позволяют установить динамическую устойчивость его величины. Чтобы оценить текущую ситуацию и ситуацию ближайшего будущего (несколько лет или месяцев в зависимости от поставленной цели) можно в полученные эконометрические зависимости подставлять предполагаемые (прогнозные) значения макропеременных. Таким образом, верификация теоретических результатов и их использование в прогнозно-аналитических целях не сопряжены с какими-либо специфическими вычислительными трудностями и базируются на аппарате традиционной эконометрии.

* * *

Анализ простейшей нелинейной модели рынка труда показал, что абсолютной асимптотой кривой Филлипса является величина уровня занятости π = 0. Однако в условиях устойчивого равновесия на рынке труда при достижении полной занятости рост реальной заработной платы стремится к бесконечности, что свидетельствует о неизбежности и своеобразной макроэкономической "необходимости" безработицы.

Рассмотрение влияния денежно-кредитной политики, а именно, изменений объема денежной массы, на характер движения цен показывает, что такое влияние весьма неоднозначно. При проведении монетаристской политики необходимо учитывать динамику целого ряда дополнительных макрофакторов, что практически неосуществимо. В противном случае сдвиги в их величине могут полностью "погасить" позитивное воздействие денежно-кредитных рестрикций. По-видимому, этим и объясняется наблюдаемая во многих случаях неэффективность макроэкономической политики (нейтральность денег). Это позволяет сделать вывод о том, что по настоящему действенным средством подавления инфляции является не столько прямое регулирование денежной массы, сколько совершенствование и оптимизация хозяйственного механизма вообще и денежно-кредитного, в частности. Иными словами, решение указанной проблемы лежит в организационной сфере деятельности и выходит за рамки чисто количественной теории.

 


[1] См. "Экономика и математические методы". 1989, том XXV, Вып. 5.

[2] Л. Xаррис. Денежная теория. М., 1990.

[3] См. "Проблемы теории и практики управления”. № 3, 199.3.

[4] Уравнение (4) в предельно общем виде описывает реакцию экономической системы па изменение масштабов производства. Такой баланс сдвигов в уровне спроса на труд и его предложения с учетом Е = min{S.D} позволяет получить формулы для взаимных эластичностей спроса и предложения в тех случаях, когда D<S(ηD,S) и D>S(ηD,S) При этом справедливо следующее равенство: ηD,SS,D=1. Отсюда следует, что изменения спроса и предложения принципиально несимметричны.

[5] Примечательно, что М.Л. Вейцмаи на основе иных макроэкономических построений установил зависимость, чрезвычайно похожую как по форме, так и по содержанию на данное соотношение. ("Экономика и математические методы". 1989. том XXV. вып. 6).

[6] См. Э. Роде. Банки, биржи, валюты современного капитализма. М., 1986.

 

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкий Е.В. Монетаристские программы и безработица// «Мировая экономика и международные отношения», №1, 1995. С.87–97

705
3
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
В автореферате диссертации рассматривается комплекс вопросов, связанных с формированием занятости в России. Приводится инструментарий для оценки влияния сдвигов в структуре занятости, основного капитала и производства на производительность труда. Рассматриваются циклические особенности в формировании трех структур. Особо анализируются искажения цен на рынке труда как расхождение между заработной платой и предельной производительностью труда.
В статье рассматриваются основные особенности внешней трудовой миграции в России за последние годы. Предпринятый автором анализ позволил выявить новые тенденции и проблемы в этой сфере. Показано, что на начальной стадии построения в России рыночной экономики иностранная рабочая силы служила скорее акселератором всех процессов, нежели серьезной угрозой стабильности. Однако накопление мигрантов способствует формированию потенциала миграционной волны, которая по-настоящему проявит себя лишь через десятки лет.
В статье анализируется нынешнее состояние системы подготовки кадров в России. На основе проведенных расчетов авторы с тревогой констатируют тенденцию к увеличению неквалифицированной рабочей силы, ежегодно пополняющей рынок труда, “индустриальный синдром" в структуре выпускников всех звеньев образования, а также постепенное “затухание" активности подготовки специалистов по приоритетным направлениям экономики.
Яндекс.Метрика



Loading...