Неэргодическая экономика

Авторский аналитический Интернет-журнал

Изучение широкого спектра проблем экономики

Циклические закономерности структурного развития экономики

В статье предлагается аналитический инструментарий для анализа структурного развития российской экономики, который позволяет исследовать периодически возникающие структурные коллизии. Показано, что это данное явление подвержено определенной цикличности, причем можно видеть наложение краткосрочных и долгосрочных циклов в формировании отраслевых структур занятости, выпуска и основных фондов.

Структурные коллизии в общественном производстве и возможности их анализа

 

Изучение циклических закономерностей экономического развития — одна из составных частей макроанализа. Имеющее объективную основу существование экономических циклов в странах с рыночной экономикой убедительно доказано. Следуя установке, согласно которой цикличность развития в плановом хозяйстве заведомо исключается, советские экономисты уделяли ей внимание только в связи с изучением капитализма. Сейчас, когда провозглашается курс на формирование на всем пространстве бывшего СССР рыночных отношений, положение меняется, и проблемы циклической динамики вызывают все больший интерес в связи с развитием отечественной экономики. Цель данной статьи — продолжить усилия в этом направлении, рассматривая, в отличие от традиционно изучающихся, структурные циклы.

По механизму и причинам возникновения указанные два типа циклов не различаются. Своеобразие структурных циклов как объектов анализа состоит лишь в его методологии: необходимо рассматривать динамику структурных векторов экономических показателей, причем в качестве элементов такого рассмотрения выступают различные долевые коэффициенты. Подход же к «традиционным» циклам предполагает исследование динамики какого-либо одного макропоказателя (например, величины валового национального продукта, уровня занятости, объема капитальных вложений и т.д).

В научной литературе отмечалось, в частности, существование трехгодовых циклических всплесков в динамике темпов прироста производительности общественного труда, подробно анализировалось влияние отраслевых структурных сдвигов на тенденции народнохозяйственной производительности [1]. Здесь же предпринята попытка углубить имеющиеся представления о динамических особенностях структурного развития экономики и закономерностях функционирования основных макрорынков.

Известно, что структурные сдвиги могут оказывать как положительное, так и отрицательное воздействие на динамику производительности общественного труда. В первом случае эти сдвиги называют трудосберегающими, во втором — трудорасходующими. Количественным показателем такого воздействия служит величина так называемого структурного эффекта, представляющего собой обеспечивающуюся структурными изменениями часть прироста народнохозяйственной производительности [2]. Однако этот показатель обладает рядом недостатков, из-за которых затрудняется анализ его динамики с точки зрения выявления циклических особенностей. Дело здесь в том, что, во-первых, динамический ряд данного показателя включает элементы с различными знаками, чем, вообще говоря, осложняется использование стандартных методов, а, во-вторых, его траектория может оказаться слишком «гладкой» и недостаточно выпукло отражающей колебания, возникающие в эффективности структурных сдвигов.

Для устранения указанных недостатков целесообразно несколько модифицировать показатель структурного эффекта, введя коэффициент структурной дезориентации m=—w(-)/w(+) , где: w(-) — трудорасходующая часть структурного эффекта, иначе говоря, та, что вносила отрицательный вклад в темпы прироста производительности общественного труда; w(+) — трудосберегающая часть структурного эффекта, та, что обеспечивала положительный прирост народнохозяйственной производительности труда; сумма w(-) и w(+) образует величину структурного эффекта. Таким образом, коэффициент m соотносит отрицательный и положительный эффекты структурных сдвигов, и чем больше в определенный момент его значение, тем сильнее негативное воздействие структурных изменений на динамику производительности и экономический рост. Очевидно, что в точках локального максимума траектории m имеет место ярко выраженная нерациональная направленность структурных изменений в экономике, свидетельствующая о ее своеобразной структурной дезориентации.

Поскольку в такие моменты происходящие структурные сдвиги явно начинают тормозить экономический рост, правомерно говорить о возникновении в общественном производстве кратковременных структурных коллизий.

Заметим, что самого рассмотрения траектории оценочного коэффициента m, вообще говоря, недостаточно для анализа циклических закономерностей структурного развития экономики. Во-первых, полученная траектория не позволяет определить значимость имеющихся колебательных тенденций: они могут быть вызваны и случайными причинами. Во-вторых, даже в случае однозначной идентификации циклов возникает и должна как-то решаться проблема корректного определения их продолжительности.

В связи с этим на следующей стадии исследования необходимо воспользоваться стандартными методами спектрального анализа траектории m, которые позволяют получить обоснованные ответы на вопросы о значимости и продолжительности циклов.

Проверка эффективности изложенного подхода к анализу экономического развития целесообразна на данных об основных экономических структурах, а именно — об отраслевых структурах занятости, национального дохода и основных производственных фондов. Это нацеливает на углубленный анализ сдвигов в структуре таких макрофакторов, как рабочая сила и основной капитал, а также в структуре производства, формирующейся в зависимости от количества, эффективности и конкретного сочетания данных макроресурсов. Получаемые количественные оценки трех указанных отраслевых структур косвенным образом отражают процессы, происходящие на трех важнейших экономических рынках: труда, товаров, капиталов. Таким образом, возникает возможность проанализировать циклические закономерности функционирования экономических макрорынков.

 

Идентификация и оценка длительности структурных циклов; есть ли они в плановой экономике?

 

Динамика рассмотренного выше коэффициента структурной дезориентации, выраженного в процентах и рассчитанного для отраслевых структур занятости, национального дохода и основных производственных фондов, позволяет сделать достаточно интересные выводы (соответствующие оценочные траектории за 1966–1988 гг. по данным СССР приведены на рис.1.).

 

 

 

 

Прежде всего представленные на рис.1 диаграммы позволяют сделать вывод о периодически повторяющихся структурных коллизиях в общественном производстве; в такие моменты происходило резкое падение эффективности структурных сдвигов (горизонтальная линия, равная 100%, соответствует нейтральным сдвигам; отрезки траектории, лежащие ниже этой линии, соответствуют трудосберегающим сдвигам, расположенные выше — трудорасходующим). Примечательно, что такая картина характерна для всех трех анализируемых структур. В частности, рис.1 показывает, что для структуры фондов были характерны преимущественно трудосберегающие сдвиги, сопровождающиеся довольно частыми и весьма мощными спонтанными выбросами в сторону трудорасходования. Это может быть объяснено тем, что в оперативном перемещении основного капитала между отраслями народного хозяйства всегда существуют сложности. Структура фондов не успевает вовремя отреагировать на изменения тенденций сложившейся конъюнктуры и эффективности функционирования различных подразделений экономики. Отсюда — и трудорасходующие пики. Таким образом, для сдвигов в структуре основных производственных фондов была характерна большая неравномерность воздействия, оказываемого ими на экономический рост. Чрезвычайно активные трудорасходующие флуктуации свидетельствуют прежде всего о недостаточно четком контроле со стороны государства над ситуацией на рынке капитала и об отсутствии соответствующих гибких методов управления, что и предопределило невысокую эффективность функционирования данного рынка.

Для сдвигов в структуре национального дохода, как это видно на том же рис.1, были характерны достаточно частые и стабильные пики структурной дезориентации при невысокой степени трудосберегания в остальное время. Это связано с недостаточной оперативностью изменения масштабов производства в различных отраслях, вследствие чего в периоды конъюнктурных изменений на товарном рынке резко снижается эффективность структурных сдвигов. Рассматриваемый процесс усугублялся сложившейся системой цен, которые подвергались редким и зачастую весьма нерациональным изменениям по отраслевой структуре. В целом товарный рынок, как и рынок капитала, характеризовался невысокой эффективностью функционирования.

Что касается сдвигов в структуре занятости, то они носили устойчиво трудосберегающий характер с небольшой амплитудой разброса значений структурного эффекта (рис.1). Явные трудорасходующие отклонения на протяжении всего исследуемого периода были зафиксированы только дважды и находились на значительном временном отдалении друг от друга. Это объясняется прежде всего самой природой трудовых ресурсов: в силу своей высокой активности, они, реагируя на тенденции в экономике, целенаправленно перемещаются из ее сельскохозяйственного сектора в индустриальный, характеризующийся более высоким уровнем производительности труда и лучшими условиями жизни. Поэтому сдвиги в структуре занятости постоянно сохраняют трудосберегающий характер. Таким образом, с точки зрения осуществлявшихся межотраслевых перетоков рынок рабочей силы, предоставленный сам себе и практически никак дополнительно не регулируемый, характеризовался высокоэффективным функционированием в основном за счет имманентного трудовым ресурсам качества активности.

Дополнительное исследование указанных на рис.1 траекторий методами спектрального анализа позволило выявить весьма интересные циклические особенности структурного развития экономики. При расчете спектральной плотности коэффициента дезориентации m для структур занятости и основных фондов использовались «окна Парзена», для структуры национального дохода — «окна Тьюки–Хеннинга»; доверительная полоса для всех спектров была построена исходя из вероятности 90%. Укажем на основные количественные результаты.

Для структуры занятости характерны циклы в 3,5 года и 14 лет. Понятно, что в одном большом четырнадцатилетнем цикле содержится четыре малых цикла по 3,5 года; иначе говоря, каждый четвертый малый цикл имеет повышенную амплитуду трудорасходующих выбросов, что подтверждается (рис.1) траекторией соответствующего коэффициента структурной дезориентации.

Структура национального дохода также имеет пики на двух частотах, соответствующих циклам в 2,33 и 4,66 года. Это означает, что каждый второй цикл в 2,33 года более резко выражен, чем первый.

По отношению к структуре основных производственных фондов обнаруживается чрезвычайно ярко выраженный малый цикл в 2,8 года и большой цикл в семь лет. Ясно, что на каждые пять малых циклов приходится два больших, следствием чего должны быть особо мощные трудорасходующие флуктуации, повторяющиеся каждые 14 лет.

Стоит отметить, что с особым доверием следует относиться к циклическим коллизиям в структуре основных производственных фондов; совершенно невозможно начертить гладкую кривую между доверительными пределами на диаграммах соответствующих спектральных плотностей так, чтобы она не имела пиков на второй и пятой частотах. Впрочем, реальность циклов для структур занятости и национального дохода также не вызывает сомнений: во-первых, амплитуда пиков в соответствующих спектрах достаточно велика, а, во-вторых, в спектрах прослеживаются «парные гармоники» (например, для структуры национального дохода цикл в 2,33 года является первой гармоникой цикла в 4,66 года; аналогичная ситуация характерна и для структуры занятости).

Следовательно, наиболее быстрым изменениям подвержен товарный рынок; чуть менее активно изменяется положение на рынке капиталов; еще более редки коллизии на рынке труда. Такое положение представляется вполне естественным, поскольку товарный рынок непосредственным образом реагирует на периодические конъюнктурные изменения, вызывая соответствующие модификации отраслевой структуры национального дохода. Для рынков же труда и капиталов характерны определенные временные запаздывания, причем усугубляемые тем, что эти рынки обнаруживают чувствительность отнюдь не ко всем конъюнктурным изменениям, воздействующим на товарный рынок. Что касается более частой, чем на рынке рабочей силы, сменяемости спросовой структуры на рынке капитала, то это, по-видимому, объясняется подчиненным положением трудовых ресурсов по отношению к основным фондам: межотраслевая миграция кадров идет вслед за соответствующим переливом капитала.

В связи с тем, что на четыре цикла структуры занятости (3,5х4=14) приходится пять циклов структуры основных фондов (2,8х5=14) и шесть циклов структуры национального дохода (2,33х6=14), при интерференции таких трех волновых процессов фазы краткосрочных циклов всех трех структур совпадают каждые 14 лет, образуя тем самым главный цикл (указанное наложение циклов наблюдалось в 1982 г.; см. рис.1). Несмотря на недостаточную длину исследуемых динамических рядов, позволяющих идентифицировать как максимум одиннадцатилетние циклы, синхронизация фаз всех трех волн позволяет предположить ее дальнейшее повторение каждые 14 лет без дополнительного анализа когерентности анализируемых волновых процессов. Очевидно, что в такие периоды резонансных структурных эффектов следует ожидать заметного снижения темпов прироста производительности общественного труда и некоторого замедления экономического роста.

Нами уже отмечалось (см. сноску 1), что характер действия отраслевых структурных сдвигов в советской экономике на протяжении 1965—1988 гг. усиливал трехгодовые циклические тенденции в динамике производительности общественного труда. Из проведенного анализа ясно, что такое влияние сдвигов было, в свою очередь, обусловлено циклически повторяющимися структурными коллизиями, средний период (вероятность) возникновения которых для трех структур равнялся примерно трем годам, поскольку (2,3 + 2,8 + 3,5): 3 = 3.

Полученные результаты, свидетельствующие об объективном существовании структурных циклов, особенно интересны в связи с тем, что последние были выявлены для периода 1965–1988 гг., по отношению к которому нет сомнений в господстве планового ведения хозяйства. Оно априорно предполагает подавление каких-либо периодических флуктуаций, соответственно устранение возможного появления циклов, ведущее к автоматическому исчезновению и объективных предпосылок возникновения экономических кризисов. Проведенные расчеты, однако, показывают, что даже в условиях жесткого централизованного регулирования экономики, нацеленного на достижение гладкого, сбалансированного развития, явно обнаруживаются циклические закономерности. Более того, ошибки и просчеты в централизованном руководстве способны были даже усиливать проявление структурных циклов, приводя к более резким спадам в эффективности структурных сдвигов на границах циклов.

 

Механизм возникновения периодически повторяющихся структурных коллизий

 

Совершенно очевидно, что идентифицированные периодически повторяющиеся структурные коллизии не могут быть объяснены случайными причинами, экономическими просчетами в государственном регулировании макрорынков. Структурные циклы закономерно воспроизводятся на объективной основе неравномерности экономического и научно-технического развития.

Несмотря на то что механизм возникновения периодических спадов эффективности структурных сдвигов весьма сложен и неоднозначен, попытаемся хотя бы кратко, чрезвычайно упрощенно, схематично представить его, выделив основополагающие моменты.

Прежде всего о сущности процесса структурных коллизий на примере структуры занятости.

Экономическая система, естественно, состоит из определенного количества отраслей, каждая из которых характеризуется какими-то уровнями производительности труда и занятости. Чтобы структурные сдвиги вносили положительный вклад в прирост производительности общественного труда, они должны идти в направлении расширения тех отраслей, в которых ее уровень выше, чем в среднем по материальному производству, и, напротив, сокращения удельного веса отраслей, имеющих производительность труда ниже народнохозяйственной. Теоретически, с точки зрения оптимального функционирования экономики, такой процесс должен носить постоянный характер. Однако в силу имеющихся ограничений в трансформации реальных экономических структур изменения отраслевых долей фактически могут происходить в любом направлении. Более того, в определенные моменты, а именно в периоды структурных коллизий, ситуация становится прямо противоположной описанной благоприятной: активно «раздуваются» сектора экономики с относительно низкой производительностью труда, а объемы высокоэффективных структурных подразделений не увеличиваются. Такие сдвиги в структуре занятости оказывают понижательное воздействие на рост производительности общественного труда, что, в свою очередь, отрицательно сказывается на увеличении объема производства национального дохода (валового национального продукта). Аналогична картина и по отношению к сдвигам в отраслевых структурах основных производственных фондов и национального дохода.

Попытаемся теперь объяснить возможную причину возникновения циклических повторений структурных коллизий. Ответ на этот дискуссионный вопрос, на мой взгляд, лежит в научно-технологической сфере, а именно в области изобретений и инноваций. Иными словами, в основе рассматриваемых структурных циклов лежат те же явления, что и в основе традиционных циклов.

Известно, что возникающие в обществе базовые изобретения и инновации тяготеют к кластированию, т.е. к уплотнению во времени. Причем внедрение изобретений и распространение инновационных кластеров имеет тенденцию к периодичности [3]. Кроме того, базовые научные изобретения порождают целую цепочку субизобретений, влиянием внедрения которых и объясняются, с моей точки зрения, идентифицированные краткосрочные структурные циклы.

Аккумулирующиеся в обществе субизобретения приобретают форму нововведений в периоды ощутимых изменений в структуре спроса на товарном рынке. Конъюнктурные сдвиги инициируют инновации, основанные на субизобретениях, которые, не внося радикальных изменений в ход экономического развития, тем не менее позволяют повысить эффективность соответствующих отраслей и начать их своеобразную производственную экспансию в целях насыщения рынка товарами. Этим процессом вызывается увеличение численности занятых в таких отраслях. Если данный процесс происходит в отрасли с относительно низкой производительностью труда, увеличение ее доли автоматически вызывает уменьшение доли других отраслей, в том числе и тех, в которых производительность труда выше средней по народному хозяйству. Такой ход событий естественным образом генерирует трудорасходующие структурные сдвиги. Понятно, что заметное изменение эффективности в отрасли может быть зафиксировано только по истечении определенного срока функционирования нововведенных мощностей. В течение же переходного периода адаптации, равного примерно одному-двум годам, неизбежно падение эффективности отраслевых сдвигов, а, следовательно, и появление структурных коллизий. Понятно, что временная структура внедрения субизобретений по-разному сказывается на отраслевых структурах занятости, национального дохода и основных производственных фондов и продуцирует на рынках труда, капитала и товаров кратковременные структурные циклы неодинаковой продолжительности.

Что касается главного, протяженностью в 14 лет, структурного цикла, то, по-видимому, он порождался непосредственно базовыми инновациями, основанными на базовых изобретениях. Именно в период пиков четырнадцатилетнего цикла начинается процесс принципиальной трансформации структуры экономики. Механизм падения эффективности структурных сдвигов и возникновения структурных коллизий по отношению к главному структурному циклу идентичен механизму возникновения краткосрочных структурных циклов.

 

 

 

 

Схематично процесс возникновения структурных циклов для структуры занятости виден на рис.2, где сплошной линией показано нарастание скорости конъюнктурных изменений в структуре экономики, отражающее движение спроса на товарном рынке; точечной линией обозначена скорость изменения реальной экономической структуры, которая отражает динамику производства (предложения). В определенные периоды в силу объективно большей инерционности реальной структуры экономики по сравнению с существующей структурой общественных потребностей возникают существенные рассогласования в их динамике (т.е. структурные коллизии, обозначенные в виде пиков), которые преодолеваются с определенным временным лагом, равным одному-двум годам. Если соединить пики краткосрочных циклов пунктирной линией, то получим аналог просеянного потока, в котором оставляются только точки структурных коллизий. Именно такой просеянный поток и выявили проведенные расчеты (это хорошо видно на рис. 1).

По-видимому, не стоит преувеличивать значение краткосрочных структурных циклов, так как приведение в соответствие спроса и предложения в различных экономических структурах происходит в такие периоды в противофазе и, следовательно, не оказывает заметного влияния на функционирование всей экономики. Что же касается четырнадцатилетнего цикла, то для него характерно слияние назревших противоречий во всех структурах, это порождает целенаправленное движение по их преодолению. В данный период происходят взаимосогласованные процессы обновления в кадровых структурах и структурах основных фондов, стабилизируются тенденции конъюнктурных изменений на товарных рынках. Понятно, что полученные циклические закономерности для отраслевых структур органически связаны с обновлением профессионального состава занятых в народном хозяйстве. Периодичность такого обновления также должна быть равна приблизительно 14 годам. Именно по истечении такого срока можно ожидать смены состава доминирующих (массовых) профессий.

В связи с рассматриваемой проблемой представляется целесообразным отметить следующий интересный факт. Хорошо известная «кондратьевская волна», представляющая собой экономический цикл средней продолжительностью около 55 лет, состоит из четырех качественно различных фаз: процветания, рецессии, депрессии и возрождения. Каждая из этих фаз в среднем охватывает примерно 14 лет (55:4). Именно такую продолжительность имеет выявленный здесь главный структурный цикл. Это наводит на мысль, что каждая фаза «кондратьевского» цикла представляет собой специфический цикл, в рамках которого реализуются структурные сдвиги в определенном направлении. Кроме того, по-видимому, указанные длинные волны и структурные циклы тесно связаны с существованием хорошо известных поколений трудовых ресурсов, каждое из которых равняется приблизительно 25 годам (в соответствии с моими представлениями — 27-28 годам). В этом свете на каждое поколение приходится примерно половина пятидесятипятилетнего «кондратьевского» цикла и два четырнадцатилетних структурных цикла. В данной связи можно говорить и о существовании некоторых психологических закономерностей, действующих в общественной жизни, когда одно поколение, как правило, активно создает национальное богатство, генерируя тем самым экономический рост, а, следовательно, фазы возрождения и процветания, а последующее поколение «проедает» накопленный потенциал, инициируя экономические спады с соответствующими фазами рецессии и депрессии. Безусловно, такие представления об основных циклических явлениях в экономической динамике, несмотря на свою стройность и простоту, требуют дальнейшего, более строгого эмпирического подтверждения.

Стоит также сказать о деструктивном вкладе плановой системы управления в проявление структурных циклов. Он связан прежде всего с дискретным характером принимаемых центральными органами управленческих решений, что препятствует оперативному межотраслевому переливу трудовых ресурсов и инвестиций. Результатом оказывается необоснованное искусственное замораживание отраслевой структуры производства, сдерживающее прогрессивные структурные сдвиги в экономике. Это, в свою очередь, предопределяет ярко выраженные структурные коллизии. В отличие от плановой, рыночная экономика ориентирована на непрерывные изменения экономических структур, происходящие путем «нащупывания» рациональных направлений структурных сдвигов.

 

Значение структурных циклов для экономического прогнозирования

 

Выявленные циклические закономерности структурного развития экономики имеют определенное значение прежде всего для достижения большей обоснованности и корректности экономических прогнозов.

В краткосрочном аспекте при прогнозировании необходимо учитывать имеющиеся трехгодовые циклические всплески в динамике темпов прироста производительности общественного труда и особенности оказываемого на нее воздействия со стороны структурных сдвигов, проявляющегося в усилении указанных циклических тенденций. Такой учет позволяет при прогнозировании производительности общественного труда и динамики экономического роста не только определить направление возможных долгосрочных изменений и их общий тренд, но и уточнить форму прогнозируемой кривой, приняв во внимание возникающие трехгодовые локальные максимумы, деформирующие исходную кривую перспективного развития.

В среднесрочном и долгосрочном аспекте при прогнозировании необходимо учитывать имеющийся четырнадцатилетний главный структурный цикл. Это позволяет скорректировать прогнозную траекторию темпов прироста народнохозяйственной производительности труда в соответствии с возникающими примерно раз в 14 лет заметными спадами в эффективности отраслевых структурных сдвигов.

Таким образом, проведенный анализ циклических особенностей структурного развития экономики позволяет существенно дополнить исходные методические принципы прогнозирования, более полно отразив закономерности функционирования экономических рынков.

Укажу еще на несколько моментов, которые необходимо учитывать при прогнозировании как в краткосрочном, так и в долгосрочном плане.

Идентифицированные краткосрочные структурные коллизии носят объективно циклический характер и, в отличие от периодически повторяющихся структурных кризисов, сопровождающихся катастрофическим падением производства, в любом случае сами по себе не оказывают разрушительного воздействия на уровень народнохозяйственной производительности труда и деловой активности. Это следует иметь в виду прежде всего во избежание чрезмерных количественных перегибов при корректировке прогнозных траекторий.

Кроме того, несмотря на объективный характер генерирования структурных коллизий в общественном производстве, активность «вспышек» негативного влияния структурных сдвигов на экономический рост и производительность труда убывает по мере повышения эффективности функционирования макрорынков. Данное обстоятельство особенно актуально в переходные периоды, когда создаются и укореняются новые рыночные структуры, ориентированные на повышение гибкости и мобильности всей экономики.

Дополнительным фактором, осложняющим экономическое прогнозирование с учетом цикличности, является возможность нарушения строгой повторяемости структурных циклов и отклонений их продолжительности от среднего значения. Для кратковременных структурных циклов данный факт не имеет большого значения, так как их влияние на экономическую динамику невелико. Однако в результате наложения возникающих отклонений в краткосрочных циклах может исказиться величина главного, четырнадцатилетнего структурного цикла, — так, что его границы в общем случае оказываются размытыми в пределах 13—15 лет. Возможное превращение циклического движения в турбулентное с нарушением традиционной регулярности циклических фаз объективно сказывается на точности проводимых прогнозов.

В заключение приведу некоторые конкретные прогнозные оценки и следствия, вытекающие из проведенных расчетов. Так, по оценкам Г.Менша, полученным на основе идентификации и межстранового анализа длинных экономических волн («кондратьевских» циклов), ожидаемое возрастание активности экономического развития в мировом сообществе приходится на 1994 г. По моим оценкам, учитывающим возникший в 1982 г. пик структурных коллизий главного структурного цикла (рис.1), крупномасштабные структурные сдвиги, которые переведут отечественную экономику в новую фазу (фазу возрождения), начнутся в 1996 г. Однако ощутимых позитивных результатов от таких глобальных структурных изменений не следует ожидать ранее 1998-1999 гг. Ускорителем указанных процессов может явиться государственное воздействие на структурные сдвиги. В случае его успеха точка активных структурных преобразований экономики приблизится на один-два года, и экономического подъема можно будет ожидать уже в 1994 г. Что же касается периода экономического процветания, то он в такой ситуации должен наступить в 2010 г. Но и об этом периоде можно говорить лишь как об относительном процветании, т.е. в сравнении с уровнем жизни населения в предыдущие годы. Если же говорить о сопоставлении с развитыми странами мира, то и к этому времени сохранится существенное от них отставание.

 


[1] См.: Балацкий Е.В., Богомолов Ю.П. Производительность труда и структурные сдвиги в экономике//Известия АН СССР. Сер. экон. — 1991. — №3.

[2] Более подробно об этом см.: Балацкий Е.В. Методы оценки влияния макроэкономических структурных сдвигов на динамику производительности общественного труда/ Концепция занятости в условиях социальноориентированной экономики. М.: НИЭИ, 1990. С. 94-112.

[3] Об этом см.: Лобанова Е.Н. Прогнозирование НТП с учетом факторов цикличности// «Известия АН СССР. Сер. экон.», 1991, №3.

 

 

Официальная ссылка на статью:

 

Балацкий Е.В. Циклические закономерности структурного развития экономики// «Российский экономический журнал», №7, 1993. С. 60–69.

503
4
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Отправить комментарий
Публикации
Для оценки степени чувствительности национальной экономики на воздействия со стороны государства часто используется мультипликатор инвестиций в открытой экономике. Замер его величины в соответствующие годы позволяет диагностировать состояние экономического климата. В статье предпринята попытка осуществить подобный замер для российской экономики переходного периода.
В статье предлагаются простые теоретические построения, которые позволяют исследовать свойства кривых спроса и предложения в зависимости от свойств изучаемых товаров. Полученные закономерности позволяют понять многие явления, происходившие в российской экономике на стадии перехода от плановой системы к рыночной.
В статье рассматривается фундаментальный вопрос о связи безработицы с монетарными параметрами, в том числе с инфляцией. В этих целях осуществляются простые неравновесные построения, которые позволяют выйти на понимание важнейших макроэкономических связей. Предлагается теоретическая модификация кривой Филиппса и анализируются вытекающие из нее свойства.
Яндекс.Метрика



Loading...